Библиографическое описание:

Порва О. Н. Коммуникация как ключевое понятие медиа: современная проблематика, гносеологический аспект // Молодой ученый. — 2016. — №14. — С. 661-663.



В статье уделяется основное внимание дефинициям «медиакоммуникация» и «коммуникация» как основным понятиям медийной сферы. Автор объясняет современную проблематику исследовательской деятельности в этой области и дает свое определение понятия «медиакоммуникация». И с точки зрения теории познания (гносеологии) обозначает проблемы инженерии знаний в медиакоммуникационной сфере.

Ключевые слова: медиакоммуникация, сфера медиа, теории коммуникаций

Российские и зарубежные ученые продолжают исследовать коммуникационные процессы современности, интерес к этой сфере человеческой деятельности не теряет своей силы и актуальности. Разработки продолжаются в связи с тем, что коммуникация испытывает качественные изменения: расширяется информационное поле, появляются новые средства доступа к информации, происходит конвергенция с другими научными областями. Филологов, социологов, психологов, экономистов в последние годы объединило новое поле деятельности — медиакоммуникация.

Специалист по социальным коммуникациям Е. С. Цымбаленко описывает уже свершившиеся преобразования (трансформации) в коммуникациях и называет причины: глобализация, информатизация, технологизация, информационно-коммуникационная революция [1. с. 1]. Связи, которые раньше объединяли исключительно журналистское сообщество, расширились и теперь вбирают в себя самые разные экономические, социальные, политические, культурные и другие структуры. Если еще 20 лет назад журналистика была явлением обособленным (закрытый производственный процесс, специфичный и качественный подбор журналистов, ограниченное количество СМИ), то сейчас вузы переполнены будущими журналистами, в маленьких населенных пунктах есть своя печать, а в каждом крупном городе сразу несколько телевизионных студий конкурируют между собой.

Формируются признаки медиареальности. Вопрос о статусе медиареальности лежит в плоскости философского анализа. Особенно актуален и очевиден он стал в середине ХХ века, когда массовая коммуникации стала осуществлять регулятивные функции в обществе (а именно: мировоззренческую, организационную, прогностическую, познавательную), и когда появился еще один канал связи между отправителем и многотысячной аудиторией. Телевидение, совместившее звуковой сигнал и зрительные образы, пространство и время, породило медиареальность.

В речевой оборот активно вошли слова с приставкой «медиа». Научное сообщество все чаще рассматривает социокультурные процессы именно с точки зрения медийности, массовости, транслируемости. На сегодняшний день существуют исследования по медиалингвистике, медиакультуре, медиаэкономике, медиатизации и так далее. Внедрение в язык этих неологизмов, говорит о том, что практически любое социальное явление, культурный процесс и сама человеческая деятельность рассматривается, в том числе, с позиции медийности. Современная структура медиа начинает иметь признаки государственности. У масс-медиа есть свои ресурсы, свое медиапространство, свой зритель, разработана своя медиаэкономика, свой язык, своя внутриполитическая и внешнеполитическая деятельность.

Важность исследования не так давно появившегося феномена информационно-технологической цивилизации вызвана глобальными изменениями во всех сферах жизни общества и каждого отдельно взятого человека, а также созданием индустрии производства и обработки информации. Но что, в сущности, мы знаем о медиакоммуникации, как новом пространстве жизнедеятельности человека?

Существует 4 основных вида гносеологических проблем инженерии знаний. Это:

− обрывочность, фрагментарность знаний (из-за нарушений принципа системности или ошибок в выборе фокуса внимания);

− противоречивость знаний (из-за естественной противоречивости природы и общества, неполноты извлеченных знаний);

− ошибочная классификация (из-за неправильного определения числа классов или неточного описания класса);

− ошибочный уровень обобщения (из-за чрезмерной детализации или обобщенности классов объектов) [2. с. 1135]. С каждым из этих барьеров сталкиваются накопленные знания о медиакоммуникации. Термин «медиакоммуникация» до сих пор не имеет общепринятых рамок. Каждый исследователь интерпретирует дефиницию по своему, идет поиск наиболее удачной смысловой конструкции, с которой согласилось бы большинство ученых. Многие накопленные знания противоречивы. Существует полярность взглядов на деятельность средств массовой информации. Когнитивная деятельность теоретиков наталкивается на прагматичную позицию практиков. Одни исследователи полагаются на эксперименты и опросы, другие на личные эмпирические результаты. В связи с этим, остается нерешенной проблема определения понятия «медиакоммуникация».

В широком смысле коммуникация — это информационная связь в обществе. Если передачу массовой информации осуществляет СМИ, то тогда речь заходит уже о более конкретном направлении — медиакоммуникации. У медиакоммуникации есть своя этимология. Латинский язык расшифровывает понятие медиакоммуникации, как «communication» — сообщение, передача и «medium», что означает промежуточное, посредническое. Слабо определена и сама дефиниция «коммуникация». Такие исследователи как А. Б. Зверинцев, С. В. Бориснёв [3, 4] и многие другие профессионалы-лингвисты сходятся на том, что коммуникация подразумевает обмен информацией, данными или эмоциональным состоянием. Современный толковый словарь русского языка Т. Ф. Ефремовой указывает на то, что коммуникация — это сообщение, связь; во втором значении — общение и контакт [5]. Ему же вторит Большой Энциклопедический словарь, уточняя, что это специфическая форма взаимодействия между людьми, осуществляющаяся главным образом при помощи языка [6]. Автор учебного пособия «Введение в теорию коммуникации» В. Б. Кашкин отмечает, что «определений у коммуникации столько же, сколько и авторов работ над ней» [7. с. 14]. Из вышесказанного можно понять, что есть потребность ввести в рамки дефиницию «коммуникация» и это является теоретико-познавательной и общефилософской задачами. В общих чертах коммуникацию можно обрисовать, как смысловую взаимосвязь между людьми.

Чтобы перейти к понятию «медиакоммуникация» и попробовать рассмотреть сущность и фактические данные этого термина, прежде, необходимо учесть типологию коммуникации по количеству задействованных в ней людей. Выделяются три категории — межличностная коммуникация, групповая и массовая. Групповая коммуникация может включать три человека, а может идти речь и о большой аудитории, тогда вовлеченных в коммуникативный процесс может быть сотни человек. На данный момент нет четко обоснованных показателей, которые бы разделяли групповой уровень коммуникации от массового. Условные границы определяют специалисты СМИ, полагаясь на российское законодательство. А в нем указано, что издание считается массовым, если его тираж составляет свыше 1000 экземпляров. Если обозначенная цифра не достигнута, то издание не может вести коммуникативный процесс с массовой аудиторией. Безусловно, технологии являются обязательным нюансом в реализации массовой коммуникации. Телевидение, радио, газеты — очевидные примеры. Например, если оратор будет выступать перед тысячной аудиторией без средств распространения звука, коммуникация будет нарушена. Гул будет съедать четкость звуковых волн, соответственно, смысловой посыл будет испытывать преграду и в итоге нарушится. Основываясь на этих трех необходимых факторах (смысловая передача, массовая аудитория и техника), можно вывести следующее определение. Медиакоммуникация — это информационная взаимосвязь между тысячами людей, которая осуществляется с помощью технических средств.

Похожую интерпретацию дает и профессор Василик М. А., объяснив массовую коммуникацию, как социальную информацию, передаваемую широким аудиториям, рассредоточенным во времени и пространстве с помощью искусственных каналов [8. с. 449].

На сегодняшний день медиакоммуникация еще не оформилась в отдельную структуру со своими понятиями и концепциями. Поэтому исследования коммуникационных процессов в медийной отрасли всё еще опираются на теории коммуникаций. Их существует огромное множество. Одна из трудных гносеологических задач в изучении существующих теорий коммуникации — это отсутствие их четкой классификации. Например, специалист в области коммуникаций Г. Г. Почепцов приводит 25 моделей коммуникации 25 авторов [9]. Эти 25 моделей в свою очередь кем-то из исследователей дополнялись или углублялись. Таким образом, в реальности теоретических рассуждений на тему коммуникаций еще больше.

Чтобы описать общее состояние исследовательской деятельности в области медиакоммуникаций стоит обратиться к французским авторам, философу Жилю Делёзу и психоаналитику Феликсу Гваттари. Они разработали категорию «ризома», позаимствовав термин из ботаники. В этой естественной науке он обозначал корневую систему без основного, центрального корня, но с множеством хаотически переплетающихся корешков. В самом широком смысле «ризома» может служить образом мира, в котором отсутствует централизация, упорядоченность и симметрия. А. В. Назарчук, анализируя в своей научной статье работы Ж. Делёза и Ф. Гваттари, отмечает: «основной принцип, лежащий в основе устройства ризомы, это «связь и гетерогенность». Согласно ему, каждая точка корневища может быть соединена с любой другой — ризома не имеет исходного пункта развития, она децентрирована и антииерархична [10].

Термин «ризома» можно применить и к системе исследований коммуникаций и медиакоммуникаций. Безусловно, все теории коммуникаций связаны между собой, но никакая так и не стала предпочтительнее для научного сообщества. Также не имеет общего признания термины «коммуникация», «медиакоммуникация», и всё же все они пересекаются и учитываются.

Область медиакоммуникации настолько разносторонняя и многообразная, настолько этот феномен неоднозначен, что порождает множество исследований. Разработкой теоретических подходов к изучению этого явления занимаются разные науки — и философия, и социология, и филология. Массовая коммуникация оказывается в фокусе самых разнообразных подходов и вбирает в себя десятки интересных концепций. Однако исследовательская система остается «без корня». Если вновь обратиться к ботанике, то из земли проще извлечь растение со стержневой корневой системой. А вот корень, который состоит из множества придаточных, захвативших землю по горизонтали, сложнее лишить насиженного места. Будет ли применим этот закон для гуманитарной науки — это вопрос времени и философских исследований. Но то, что социальная реальность на сегодняшний день все чаще рассматривается с позиции медиа, уже очевидно.

Литература:

  1. Цымбаленко Е. С. Трансформационные явления в медиакоммуникациях [Электронный ресурс], http://elibrary.ru/item.asp?id=22676004.html — статья в интернете.
  2. Горкальцева Е. Н. Когнитивность в современном образовании // Известия Самарского научного центра Российской академии наук, т. 14, № 2(5), 2012. С. 1134–1137.
  3. Зверинцев А. Б. Коммуникационный менеджмент. Рабочая книга менеджера PR. — Санкт-Петербург: Изд-во Буковского, 1995. — 267 с.
  4. Бориснёв С. В. Социология коммуникации: Учебное пособие для вузов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. — 270 с.
  5. Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-образовательный. – М.: Рус. яз. 2000. – в 2 т. – 1209 с.
  6. Большой энциклопедический словарь. Языкознание / гл. ред. В. Н. Ярцева. М.: Науч. изд-во «Большая Рос. Энциклопедия», 2000. 688 с.: ил.
  7. Кашкин В. Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. — Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. — 175 с.
  8. Основы теории коммуникации: учебник / Под ред. проф. М. А. Василика. М.: Гардарики, 2003. — 615 с.
  9. Почепцов Г. Г. Медиа: теория массовых коммуникаций. Киев: Альтерпрес, 2008. — 416 с.
  10. Назарчук А. В. Идея коммуникации и новые философские понятия ХХ века [Электронный ресурс], http://vphil.ru/index.php?id=324&option=com_content&task=view — статья в интернете.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle