Библиографическое описание:

Истомина И. В., Власова Е. И. Роман Александра II с будущей королевой Викторией // Молодой ученый. — 2016. — №14. — С. 488-490.



Личная жизнь императора Александра II привлекает историков уже многие годы. И неудивительно, потому что биография освободителя наполнена многочисленными фактами и событиями, и конечно, женщинами. Отдельное внимание хочется уделить роману императора с английской королевой — Викторией (королева Соединённого королевства Великобритании и Ирландии с 20 июня 1837 года и до смерти). Княгиня Ливен рисует следующий портрет королевы Виктории в молодости: «Красивая, элегантная, очаровательная девушка, с глубокими синими глазами, полуоткрытым ртом, белыми правильными зубами...» Виктория слыла весьма деятельной, образованной девушкой, которая умела поддержать разговор и о литературе, и об искусстве, и о мировой политике.Виктория могла стать русской императрицей — но не захотела отказаться от британской короны, и великий князь Александр Николаевич (будущий Царь-Освободитель Александр II) женился на другой.

Ключевые слова: император, Александр II, королева Виктория, Россия, Англия, история, биография, роман

В мае 1838 года из Санкт-Петербурга выехала целая кавалькада блестящих экипажей — наследник престола великий князь Александр Николаевич в сопровождении большой свиты отправился в путешествие по Европе. Этому предшествовала долгая поездка по самой России, теперь же наследнику, получившему блестящее образование, предстояло ознакомиться и с европейскими странами и их правителями. Была у этой поездки и еще одна цель — найти великому князю невесту, императорская чета очень желала бы немецкую принцессу.

Именно поэтому для посещения планировались прежде всего большие и малые государства, где имелись невесты-протестантки, потому как католичкам не рекомендовалось менять вероисповедание, чего требовали при бракосочетании с наследником законы Российской империи.

В 1839 году королеве Великобритании Виктории исполнилось двадцать лет, и она, повинуясь долгу монарха, была озабочена выбором мужа, принца-консорта. Напомним, что Россия не была для Виктории только далекой экзотической страной, как для большинства ее подданных. Ее крестным отцом являлся император Александр I, именно в честь него, победителя Наполеона, новорожденная получила имя Александры, о котором позже никто не вспоминал под впечатлением ухудшения англо-российских отношений. Иногда политические причины не давали монархам возможности сохранить даже данное при крещении имя [5, с. 53].

Итоги первого же бала, устроенного английским двором в честь высокого русского гостя, оказались не совсем обычными. Первый адъютант Александра Николаевича полковник С. А. Юрьевич записал в дневнике: «На следующий день после бала наследник говорил лишь о королеве... и я уверен, что и она находила удовольствие в его обществе». Тон адъютантской записи, как видим, легкомысленный, даже несколько игривый, мол, знай наших! Юрьевич пока не видит опасности в легком царственном флирте. Однако через два-три дня тон записей в дневнике полковника меняется почти на панический. «Цесаревич, — пишет Юрьевич, — признался мне, что влюблен в королеву, и убежден, что и она вполне разделяет его чувства...» [2, с. 81].

Перспектива превращений наследника российского престола в британского принца-консорта совершенно не входила в планы Зимнего дворца. Наследники — товар, если можно так выразиться, слишком штучный, чтобы ими можно было легко разбрасываться. Конечно, нам с вами было бы любопытно пофантазировать о том, как изменилась бы карта Европы и мира в результате подобного союза. Однако оставим описание того, что было бы, если бы историческим маньеристам, у нас еще появится возможность поговорить о вариативности исторического процесса.

Пока же английское правительство, запаниковавшее не меньше Зимнего дворца, удалило Викторию в Виндзорский замок, затруднив тем самым встречи молодых людей. Решение оказалось своевременным, так как Александр Николаевич не ошибался по поводу чувств, которые королева питала к нему. Во всяком случае, в своем дневнике Виктория, еще не выработавшая своего стиля, который так и назовут викторианским, в те дни писала: «Я совсем влюблена в Великого князя, он милый, прекрасный молодой человек...» Сейчас трудно сказать, насколько чувства Виктории и Александра были сильны и долговременны. Во всяком случае, вскоре, как и следовало ожидать, государственные интересы двух стран возобладали над их то ли любовью, то ли увлечением друг другом [6, с. 121].

Флирт двух царственных молодых людей начинает серьезно беспокоить дворы великих империй — брак между ними невозможен.

Наследник становился бы принцем-консортом при королеве, чего никак не мог допустить император. Английские придворные также не были готовы к такому радикальному сближению с Россией.

Наконец удалось убедить Александра и Викторию, что их отношения не могут привести к естественному для влюбленных завершению.

Королева не может оставить страну, в которой благодаря ей наступил покой и порядок, а Александр не может отказаться от прав на престол, чтобы стать принцем-консортом в Англии.

Молодую королеву отсылают в Виндзорский замок на все время пребывания Александра на острове.

Увещевания возымели действие, отъезд был назначен на 30 мая. Перед этим влюбленные последний раз встретились наедине. Они попытались проститься официально, но этого у них не получилось.

Об этой встрече в дневнике королевы сохранилась запись: «Он был бледен и голос его дрожал, когда он сказал мне по-французски: «Мне не хватает слов, чтобы выразить все, что я чувствую», — и добавил, как глубоко он признателен за столь любезный прием. … Затем он прижался к моей щеке и поцеловал меня так тепло и с таким сердечным чувством, и потом мы опять очень тепло пожали друг другу руки»[5, с. 76].

После отъезда Александра Николаевича из Лондона королеве Виктории остались на память о нем альбом гравюр с портретами наследника русского престола и овчарка Казбек, считавшаяся вплоть до своей смерти любимицей королевы. Однако постепенно политические реалии начали брать свое. Во время восточного кризиса второй половины 1870-х гг. Александр II отзывался о своем предмете давней любви совершенно непочтительно: «Ах, эта упрямая старая карга!» или «Ах, опять эта старая английская дура!» [1, с. 205].

Они еще встретились позже и даже породнились — сын Виктории Альфред женился на дочери Александра Марии, но брак их детей не стал счастливым. Через много лет ее внучка Алекс вышла замуж за будущего последнего императора России Николая, бабушка помогла ей преодолеть все династические препятствия, потому что там была большая любовь. Только вот и эта любовь счастья не принесла, зато наградила последнего цесаревича страшным заболеванием — гемофилией, что во многом определило судьбу России.

Виктория и Александр II, вернее, Англия и Россия еще много воевали, ненавидели друг друга как монархи враждующих стран, снова мирились.

Встретиться наедине со своей бывшей возлюбленной Александру, уже давно ставшему российским императором, удалось ровно через 35 лет в мае 1874 года, когда он приехал в Лондон, чтобы проводить на родину сына королевы Виктории герцога Альфреда Эдинбургского, женившегося на его дочери Марии [3, с. 37].

Постаревшая и погрузневшая королева совсем не напоминала юную Викторию, которую он когда-то любил. Вспоминать о прошлом они не стали, хватало и современных забот, отношения между странами были далеко не безоблачными, а довести дело до войны, как уже произошло в 1853 году, обоим не хотелось.

Каждый из них пошел своим путем. Чтобы облегчить царевичу боль после расставания со столь высокородной возлюбленной, императорская чета разрешила ему жениться на той самой Марии Дармштадтской, которой он был очарован вначале. Сделал ли этот брак счастливым будущего императора, неизвестно, Марию — не очень [2, с. 99].

А королева Виктория уже через полгода вышла замуж за своего дорогого Альберта, с которым прожила немало лет, родила ему девятерых детей и считала свою жизнь после смерти мужа оконченной.

Мудрый лорд Мельбурн понял, чего не хватает королеве, причем не хватает давно — общества молодых людей, веселых танцевальных вечеров, балов да и просто развлечений. Если этого не будет, то каждый красивый молодой человек, оказавшийся рядом и умеющий ухаживать за дамами, может оказаться потенциальным супругом. Не у всех может хватить такта и разума не переступить опасную черту, не все, как этот русский царевич, способны поставить интересы государства выше собственных чувств. Да и сама Виктория может в следующий раз не проявить такого благоразумия…

Королевский двор перестал жить скучной жизнью с долгими тихими беседами, теперь здесь танцевали, встречали рассвет на крыше дворца, ездили кататься и веселились напропалую. Так лучше, чем страдать из-за сердечных дел. А править страной? Ну, во-первых, для этого есть парламент и сам премьер-министр лорд Мельбурн, во-вторых, еще успеет, Виктория так молода и столько лет провела чуть ли не взаперти, что не грех немного и поразвлечься. Главное — не упустить момент, чтобы не вышла замуж за кого попало. Правда, лорд Мельбурн считал, что замуж ей рановато…

Так не считал король Бельгии Леопольд. Он был просто оскорблен визитом великого князя и тем приемом, который ему оказали. Придворные не сплетничали, но сведения-то все равно просочились. Дядюшка Леопольд почувствовал угрозу и снова стал настаивать на приезде в Англию своих племянников — Эрнста и Альфреда, которые уже бывали в Лондоне, но не произвели на Викторию такого впечатления, которое произвел русский царевич.

Литература:

  1. Александр II. Воспоминания. Дневники. Серия «Государственные деятели России глазами современников». — СПб.: Питер, 1995–394 с.
  2. Балязин В. Н. Самодержцы. Любовные истории царского дома. М.: Феникс, 2007–452 с.
  3. Ляшенко Л. М. Александр II, или История трех одиночеств. М.: Молодая гвардия, 2002. — 86 с.
  4. Николаев В. С. Александр Второй — человек на престоле. М.: Дрофа, 2006–267 с.
  5. Павлищева Н. П. Королева Виктория. Женщина — эпоха. М.: Эксмо, 2011. — 250 с.
  6. Пазин М. С. Запретные страсти Романовых. Любовные безумства и скандалы в царской династии. М.: Эксмо, 2013–288 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle