Библиографическое описание:

Рухтин А. А., Пушкарская Л. С. Социокультурные основания региональной модернизации современной России // Молодой ученый. — 2016. — №14. — С. 609-612.



Одной из главных задач XXI века является необходимость социально-экономической модернизации. С этим столкнулись власть, бизнес и население многих стран. Решение модернизационных задач всегда обуславливается конкретной ситуацией и является уникальным для каждой страны. В России особую актуальность имеет проблема разрывов между качеством жизни населения разных регионов, а также значительного отставания условий жизни россиян по сравнению с жителями развитых стран. Необходимое условие успешной модернизационной политики — выработка национальной специфической стратегии модернизации, которая будет учитывать особенности социокультурного развития не только России в целом, но и каждого конкретного региона.

Ключевые слова: модернизация регионов, социально-экономическое развитие, социальная модернизация, социокультурные факторы, социальная политика, социокультурный подход

Модернизация представляет собой последовательную эволюцию человеческой цивилизации от аграрных (или традиционных) обществ к индустриальным, а затем — к информационным. Один из главных отечественных теоретиков модернизации Н. И. Лапин утверждает, что в XXI столетии под модернизацией понимается «комплексный способ решения политических и экономических, социальных и культурных задач, которые в полный рост стоят перед государством и обществом в контексте внутренних, мегарегиональных угроз и рисков; это совокупность процессов технического, экономического и социокультурного развития общества (стран и ее регионов), повышающих его конкурентоспособность». Целевыми функциями современной модернизации являются: безопасность государства и общества, устойчивое функционирование всех структур и повышение качества жизни населения. Ученый выводит модель интегрированной модернизации, которая является комплексным процессом, осуществляющимся на 3 основных уровнях: технико-технологическом, социоэкономическом и социокультурном. Эти уровни тесно взаимосвязаны и в совокупности образуют интегрированную целостность. [1]

Культурные аспекты являются важным моментом при объяснении происходящего и анализе конкретных политических ситуаций. Коллективно разделяемые представления оказывают влияние на поведение, на основе которого интерпретируются события, действия и интересы. Социокультурные факторы влияют на принятие решений, выбор целей и средств деятельности.

По мнению многих отечественных авторов, важнейшими условиями успеха социальных преобразований в нашей стране являются опора на культурные традиции и ценности России, ее народов; глубокое понимание и уважение характера жизни народа, его норм и традиций, ценностей и морали, которыми руководствуется в своей жизни большинство; ответственность государства за судьбы Отечества; гармоничная интеграция частных и общественных интересов.

Многие особенности российского сознания и социальной культуры объективно усложняют задачи модернизации. Например, относительно слабая организованность, невысокая ценность производительного труда, малая выраженность прагматического начала и др. Надо отметить также традиционное отсутствие у российского политического класса необходимых качеств рациональности и социальной ответственности, что приводит к излишней бюрократизации и росту коррупции [2, с. 21].

На сегодняшний день Россия стоит на новой исторической развилке путей: стагнация или модернизация возникших структур и процессов. По мнению ряда исследователей, в России и большинстве ее регионов, с одной стороны, фиксируется медленный, но рост статистических индексов модернизации, с другой стороны, наблюдается низкая социокультурная эффективность процессов модернизации. Так, назрела острая необходимость перехода от «имитационных» процессов во всех сферах жизнедеятельности общества, усиливающих стагнацию, к реальной и эффективной модернизации России, которая станет способом ее саморазвития в XXI в [3].

По нашему мнению, чтобы преодолеть возникшие проблемы отечественной модернизации, необходимо решить 2 основные задачи: 1) перейти от инструментально-технократической к сбалансированно-интегрированной модернизации; 2) стратегию ее реализации строить с опорой на социокультурный потенциал, а именно на механизм социокультурной интеграции, присущий культуре трансформирующегося общества [4]. Потребность сосредоточения усилий на социокультурном уровне диктуется его качественной спецификой, корреляцией с социокультурным капиталом нации, человеческим измерением модернизации, так как в рамках культуры «были выработаны принципы, которые на протяжении тысячелетий помогали выживать различным человеческим сообществам» [5, с. 168].

Инструментальная модернизация, оторванная от социокультурных оснований и подлинных интересов общества, в реальности преследующая закрепление положения правящей политической и бизнес-элиты, и создание благоприятных условий для сохранения присущей определенным властным позициям статусной ренты, способна привести страну либо через стагнацию к деградации и, далее, распаду федерального единства, либо к «украино-майданскому» сценарию, но на российский лад. Оба варианта не только нежелательны, но и неприемлемы с точки зрения перспектив сохранения российской нации как цивилизационного феномена.

Формирование и реализация потребности в социальных инновациях обусловлена не столько зрелостью самих субъектов, сколько характером и состоянием социальной среды, в которой они действуют. Пробуждение гражданской инициативы и стимулирование инновационной деятельности возможно лишь по мере усложнения проблем социокультурного производства, а также при наличии «завоеванного снизу» пространства свободного гражданского действия. Именно там запускаются механизмы конкуренции, сотрудничества, институциональной организации. Это невозможно без удовлетворения материальных и социальных потребностей, например, подъема благосостояния наиболее образованных, культурно и технологически грамотных слоев населения регионов страны. Учитывая низкий потенциал доверия и солидарности в российском обществе, для обеспечения широкой гражданской поддержки политических проектов и программ необходимо конкретизировать их цели относительно пространства действия органов местного самоуправления и приспосабливать их к практикам повседневности. Поэтому так важно поддерживать в местных и региональных сообществах высокий уровень гражданского участия.

Для осуществления программы социокультурной модернизации нужно понять, какую культурную среду необходимо создать и какие ресурсы могут способствовать решению этой задачи в ближайшие десятилетия. Ответ на первый вопрос лежит в сфере общей национально-государственной идеологии, которая доминирует в стране, претендующей на модернизацию. Политическая власть и элита должны определиться: на какие ограничения исторической культурной традиции они готовы пойти ради ускорения социального и экономического развития; сколь решительно они готовы преодолевать консервативно-патерналистские ожидания, свойственные зависимым от государственного патронажа социальным аутсайдерам (пока еще составляющим электоральное большинство); какую степень свободы политического, социального и культурного самовыражения людей власть готова допустить и т. п. С этой позиции проблема согласования направлений социально-экономического развития и социокультурной динамики должна трактоваться, прежде всего, как проблема согласования темпоральности вектора на модернизацию и инновационное общественное развитие с российской ментальностью и ритмами культуры.

Ответ на второй вопрос лежит в сфере культурной политики. Астафьева О. Н выделяет несколько блоков задач, направленных на: формирование ценностно-смысловой картины мира и регуляцию социокультурного поведения людей; обеспечение кумулятивных и трансляционных функций культуры с учетом ее модернизационных контекстов; производство и реализацию продуктов актуального символического творчества, обеспечивающего нормативное осуществление социокультурных порядков сознания и поведения людей в разных формах. Результатом последовательного и согласованного решения этих задач и стимулирования развития культурной деятельности в намеченных направлениях станет формирование новой культурной среды с запрограммированными ценностными доминантами и иерархиями. Поэтому первостепенной задачей стратегической разработки направленности культурной политики должно стать ясное формулирование желаемых культурно-ценностных композиций в социальных ориентировках населения [6, с. 4–7].

Следует также отметить, что «модернизационные изменения актуализируют вопросы формирования национальной идентичности, повышения конкурентоспособности нации через обращение к культурным ценностям и использовании символических ресурсов в «имидже» страны. Центральной остаются стратегии на поддержку разнообразия и самобытности культур, включающихся в диалог, как основу коммуникативной парадигмы культурной политики разных государств» [6, с. 9–10].

Традиции российской политической культуры действительно способны генерировать негативные эффекты в политической жизни страны. Однако, при правильном использовании традиционных компонентов или их изменении это может стать фактором, способствующим модернизации страны, сохранению целостности и относительной стабильности общества. В практиках повседневности должны сформироваться опыт политического участия и традиции решения актуальных для граждан проблем. Современный россиянин сформировался, главным образом, как субъект, готовый и способный активно взаимодействовать лишь с ближайшим социальным окружением. Это также сталкивает с необходимостью перемещения центра институционального реформирования на региональный и муниципальный уровни. Именно здесь может быть эффективно реализован тот человеческий потенциал, который сформирован в контексте российской политической культуры [7].

Таким образом, для успешности модернизации в России в ближайшее десятилетие необходимо повысить скорость распространения инноваций и, что самое главное, — увеличить инвестиции в человеческий капитал. Нельзя оставлять без внимания тот многообразный социокультурный потенциал, которым обладают именно региональные сообщества. Необходимо научиться управлять интегративно-конструктивными возможностями социокультурного капитала регионов, подкреплять им инновации. В противном случае, данный потенциал без должного к нему внимания может стать конфликтогенным и даже деструктивным фактором, отторгающим инновации и поляризирующим общество.

Литература:

  1. Рухтин А. А. Модернизация и культура: от региональной к общероссийской стратегии // Региональная дифференциация и консолидация социального пространства / России. Саранск, 2015. С. 645–650.
  2. Скворцов И. П. О социокультурных аспектах модернизации современной России // Теория и практика общественного развития / 2011, № 4. С. 20–24.
  3. Рухтин А. А. Стратегии региональной модернизации и политическая культура: риски, возможности, перспективы // исторические и культурологические исследования в регионе / материалы секции VIII всероссийской школы-семинара молодых учёных, аспирантов и студентов / под ред. В. С. Гуревича. Биробиджан, 2015. С. 301–304.
  4. Рухтин А. А. От стагнации к инновациям: специфика развития России и ее регионов // Россия как традиционное общество: история, реалии, перспективы: Материалы всероссийской научно-практической конференции / ГБНУ ИГИ РБ. — Уфа: Мир печати, 2015. С. 289–296.
  5. Смирнов К. С. Парадокс современной культуры: права человека или «право» капитала? // Политика и право в социально-экономической системе общества. Материалы XIII Международной научно-практической конференции / Под ред. А. Ф. Долматова. Москва, 2014. С. 164–169.
  6. Астафьева О. Н., Флиер А. Я. Социокультурная модернизация: формирование новой культурной среды // Культурологический журнал Journalofculturalresearch, Web. 11 марта 2013 http://cr-journal.ru/rus/journals/182.html&j_id=13
  7. Рухтин А. А. Модернизация России и ее регионов: поиск оптимальной модели развития // «Молодой ученый». № 21 (101). Казань, 2015 г. С. 109–112.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle