Библиографическое описание:

Туракулова Г. У. Презумпции в уголовном процессе // Молодой ученый. — 2016. — №14. — С. 476-478.



По решению задач построения правового государства и проведения судебной реформы в России одним из важнейших направлений государственной деятельности является укрепление правопорядка. Процессы преобразования общественно-политической жизни в России происходят на фоне преступности. Характерная особенность этих негативных явлений заключается в расширении сферы деятельности организованных преступных группировок, появлении новых способов преступных посягательств (заказные убийства, хищения в кредитно-денежной системе, вымогательство, сопряжённое с насилием, компьютерные преступления и т. д.).

Соответственно изменяется правовой статус, задачи и функции государственных органов и должностных лиц, ведущих борьбу с преступностью и осуществляющих уголовное судопроизводство, состояние которого не в полной мере отвечает потребностям общества и государства в настоящее время. В этих целях требует проработки содержание ряда категорий, непосредственно связанных с процессом реализации правовых норм.

Одной из категорий являются презумпции, значение которых в процессе реализации права трудно переоценить. Они воспринимаются правовыми нормами, служат их логической основой, могут оказывать прямое влияние на распределение обязанностей доказывания.

Правовые презумпции являются одним из институтов отечественного уголовного процесса, определяющих всё его построение, пронизывающих все стадии уголовного судопроизводства от возбуждения уголовного дела до исключительных стадий: надзорного производства и производства по вновь открывшимся обстоятельствам.

Одним из главных направлений деятельности правоохранительных органов выступает совершенствование всей системы правовых презумпций, применяемых ими в процессе производства по уголовному делу.

Изучение проблемы презумпций особенно значимо в условиях начатой уголовно-правовой и судебной реформы. Некоторые из них до настоящего времени либо не нашли своего закрепления в уголовно-процессуальном законе, либо широко оспариваются.

В качестве наиболее важных факторов, актуализирующих проблемы применения правовых презумпций, были названы: резкое увеличение количества совершаемых преступлений и возрастание сложности доказывания отдельных их видов возрастающее значение в современных условиях соблюдения прав человека и гражданина; строительство правового государства; значительные масштабы нарушений уголовно-процессуального законодательства со стороны лиц, осуществляющих уголовное преследование.

В юридической науке презумпции обычно рассматриваются как логическое умозаключение или как прием законодательной техники. Такое понимание презумпций представляется слишком широким, что ведет к их смешению с другими правовыми конструкциями. Всякая презумпция — это правовая норма, в силу которой при наличии одного юридического факта признается существующим другой юридический факт — до тех пор, пока не доказано обратное.

Презумпции отличаются рядом существенных признаков:

  1. Презумпции имеют своим предметом именно юридические факты, т. е. обстоятельства, влекущие возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Любое обстоятельство, порождающее юридическое последствие, может рассматриваться как юридический факт. В структуре презумпций всегда присутствуют два юридических факта: первый, который предусмотрен гипотезой нормы, и второй, который предусмотрен диспозицией.
  2. Всякая презумпция есть содержание правовой нормы, предусматривающей данный способ установления юридического факта, порождающего конкретное правоотношение.

Распространенным является деление презумпций на юридические и фактические. При этом обычно полагают, что юридические презумпции — это те, которые закреплены в нормах права, а фактические — те, которые в нормах права не закреплены (например, умозаключения из косвенных доказательств). Фактические презумпции, так же, как и юридические, всегда содержатся в нормах права либо, в крайнем случае, выводятся из них с помощью юридического толкования. Главное отличие фактических презумпций от юридических заключается в том, что фактические презумпции основаны на естественных закономерностях, на том, что чаще встречается.

  1. Презумпции не тождественны основаниям юридических норм.

Любая правовая норма имеет свое основание, причину возникновения, мотив, который побудил законодателя ее создать. Если это основание является предположением, то возникает вопрос об использовании термина «презумпция». Так, некоторыми авторами делается вывод о существовании так называемой презумпции неразумения. Ее содержание усматривается в том, что в силу недостижения лицом возраста, с которого наступает юридическая ответственность, презюмируется неспособность лица осознавать характер своих действий и руководить ими.

Смешение оснований правовых норм и презумпций лежит и в основе мнения о существовании так называемых неопровержимых презумпций, к числу которых причисляют, в частности, и упомянутую «презумпцию неразумения». Если презумпции освобождают от необходимости доказывания посредством доказательств фактов, которые, тем не менее, входят в предмет доказывания и устанавливаются на юридическом уровне посредством презюмирования, то названные предписания просто исключают основания норм из предмета доказывания.

  1. Презумпции необходимо отличать от выводов из косвенных доказательств.

Косвенные доказательства также, как и презумпции, устанавливают доказательственный факт, который имеет связь с доказываемым главным фактом. Основное отличие от презумпций состоит в том, что для доказывания с помощью косвенных доказательств нужна совокупность доказательственных фактов. Так, обнаружение отпечатков пальцев (косвенное доказательство) подозреваемого в квартире потерпевшего указывает на присутствие в ней подозреваемого (доказательственный факт). Чтобы сделать вывод о том, что подозреваемый находился в квартире потерпевшего именно в момент кражи, а не до или после ее совершения, нужны другие доказательственные факты. Но если бы вывод о существовании доказываемого факта (участие подозреваемого в краже) можно было сделать на основе одного-единственного доказательственного факта (наличие в квартире отпечатков его пальцев), тогда, без сомнения, имела бы место презумпция.

  1. Назначение презумпций состоит в даче той или другой стороне в доказывании возможность опровергать наличие юридического факта.

Законодательное закрепление презумпции иногда оказывается более предпочтительным, чем простое описание юридического факта. Так, в УПК РФ предусмотрена норма об ответственности поручителя в виде денежного взыскания в связи с ненадлежащим поведением обвиняемого, взятого на поруки (ч. 4 ст. 103). Если юридическим фактом считать одно ненадлежащее поведение обвиняемого, то у поручителя нет возможности избежать мер ответственности, если обвиняемый скрылся от следователя. Вместе с тем применение такой ответственности будет явно несправедливым, когда поручитель предпринял все от него зависящее для соблюдения всех условий меры пресечения. Поэтому, кроме факта нарушения обвиняемым меры пресечения, требуется доказать еще ряд элементов, составляющих юридический факт: вину и бездействие поручителя, недобросовестность исполнения им своих обязанностей.

  1. Презумпции выполняют роль правил распределения бремени доказывания.

Категория бремени доказывания определяет, против какого участника процесса толкуется состояние недоказанности и, следовательно, какой участник должен обосновать наличие искомого юридического факта.

В уголовном процессе распределение бремени доказывания путем презюмирования может обеспечивать различные интересы. На первом месте среди этих интересов стоит публичное состязательное равенство сторон.

Бремя доказывания в интересах сохранения процессуального равенства возлагается на сторону при следующих условиях:

– по своим материальным и организационным возможностям данная сторона фактически намного сильнее в доказывании, чем ее оппонент;

– обстоятельства, которые предстоит доказать данной стороне, для нее объективно достижимы.

Так, презумпция невиновности защищает подозреваемого и обвиняемого, возлагая бремя доказывания виновности на обвинителя, поскольку по своим возможностям сторона защиты, как правило, фактически слабее стороны публичного уголовного преследования, за которой стоит вся организационная и материальная мощь государства.

В уголовном процессе применяется множество других презумпций, которые распределяют доказательственные обязанности для обеспечения других принципов процесса — независимости суда, процессуальной экономии и т. д. Поэтому бремя их опровержения не всегда возлагается на сильнейшую сторону, а подчас может быть уделом стороны защиты.

К числу таких презумпций относятся, в частности, презумпция необоснованности заявленного ходатайства (бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство, — ч. 4 ст. 235 УПК РФ); презумпция вины нарушителя уголовно-процессуальных норм. Например, не явившийся по вызову участник процесса обязан сообщить о наличии уважительной причины неявки (ч. 3 ст. 113 УПК РФ), в противном случае его вина считается установленной, и он может быть подвергнут приводу или денежному взысканию (ст. 117 УПК РФ).

Изучение проблемы презумпций особенно важно в условиях начатой уголовно-правовой и судебной реформы. Некоторые из них либо не нашли своего закрепления в уголовно-процессуальном законе, либо широко оспариваются до сегодняшнего дня.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle