Библиографическое описание:

Блытова И. В. Керамика Какиэмон // Молодой ученый. — 2016. — №13. — С. 904-906.



Фарфор занимает важное место в традиционной культуре Японии. В Японии данный вид искусства развился намного позже, чем в Китае или Корее, где первые фарфоровые изделия появляются уже в X веке. Однако, стремительно преодолев этап становления и вобрав опыт предшественников, оно сумело стать заметным явлением в мировой художественной практике.

Место появление керамики Какиэмон — японский городок Арита (蟻田), расположенный в долине. Это место хорошо подходило для производства фарфора, так как с одной стороны, соседствовало с богатым месторождением камня Ариты, а с другой — с сосновыми лесами, древесиной которых топили печи. Севернее города Арита находился небольшой портовый и торговый город Имари (伊万里), куда фарфор, изготовленный в Арита, свозили для продажи, а оттуда водным путем переправляли в более крупный порт Нагасаки (長崎), в южной части острова Кюсю (九州). Отсюда его экспортировали либо в Европу, либо в Азию, или распределяли по другим частям Японии [7, с. 230].

Сам термин «Какиэмон» используют для определения превосходного белого фарфора. Его декоративная роспись, выполненная полихромными эмалями, изумрудно-зеленой, желтой, голубой и красной или только подглазурной синей, размещена очень элегантно и с особым чувством свободного пространства. Стиль берет свое начало в Китае и японской живописной школе Кано (狩野), находившейся под китайским влиянием, а также в национальной школе Тоса (土佐). В основе художественной росписи Какиэмон — классическая китайская живопись жанра «цветы и птицы», творчески переработанная японскими художниками в духе национальной эстетики.

Надглазурные полихромные росписи эмалевыми красками, известные в Японии как ака-э (赤絵) или иро-э (色絵), в Китае назывались у-цай. Первоначально, с периода правления Муромати (1333–1573), такие расписные китайские изделия импортировались в Японию. Они снискали расположение японских аристократов, богатых торговцев. В ранний период они были исключительно редкими в Японии, и только в XVII столетии получили большее распространение. Произведения у-цай стали образцами для японского расписного фарфора, что во многом определило его облик.

Существует японское предание, которое повествует о том, как данная керамика получила свое название. История гласит, что искусный гончар по имени Сакаида Какиэмон (酒井田 柿右衛門), живший и работавший в Нангавара (南川原), близ Ариты, как раз и был основателем знаменитой династии фарфористов. Считается, что это он незадолго до 1650 г. открыл технику росписи фарфора прозрачными цветными эмалями. Технология нанесения красок на покрытую глазурью поверхность тогда представлялась очень сложной, так как эмали не всегда должным образом приставали к поверхности. Но несмотря на это, около 1662 г. Какиэмон получил привилегию, ему позволили одновременно работать гончаром и живописцем и иметь собственную печь для обжига изделий. Однако какие-либо документы XVII в., в которых упоминалось бы имя Какиэмон Сакаиды, или другие официальные бумаги, подтверждающие это предание, пока не обнаружены. Остается открытым вопрос и об одиннадцати поколениях гончаров Какиэмон, генеалогия которых основывается на записях, находящихся в собственности этой семьи. Она охватывает период, начиная с первого, Какиэмон Сакаиды, жившего, по преданию, в 1596–1666 гг., и до одиннадцатого Какиэмон (1845–1917). Сегодня исследователи резонно заключают, что семейная «история» отражает только часть правды, поэтому принимают и используют ее осторожно. Если документы семьи будут признаны достоверными, то расцвет стиля, вероятно, будет ассоциироваться с пятым и шестым поколениями потомков Сакаиды (четыре первых Какиэмон были братьями). В этих записях значится, что Какиэмон V жил и работал между 1660 и 1691, а Какиэмон VI — между 1690 и 1735.

Печь знаменитых керамистов, как и другие в Арите, производила фарфор и для экспорта, и для внутреннего японского рынка. Но не смотря на это, не все экспортные изделия предназначались для торговли с европейцами, фарфор Какиэмон мог быть рассчитан и на Китай, будучи более изысканным продуктом, более близким к китайскому вкусу. Это предположение в какой-то степени подкрепляется старыми европейскими коллекциями. Произведения Какиэмон довольно редки в старых голландских собраниях, зато их много в старых английских, немецких и французских коллекциях. Эти европейские государства были ограничены в прямых контактах с Японией, но могли покупать японский фарфор у китайцев в различных портах Южно-Китайского моря.

Хоть успех данного вида фарфора был безусловен, произошло и угасание производства фарфора Какиэмон в Нангавара, это подтверждают различные факты. В Японии сохранилось письмо одного из членов этой семьи, определенно датируемое 1723 г., где пишущий обращается к своему отцу, и в одном месте можно прочесть: «...мы развивали торговлю для поколений, но нет специальных заказов в течение последних лет, и торговля сокращается год от года. Поэтому нашим рабочим — гончарам и живописцам — нечего делать, нечего и мне сказать, и наша бедность увеличивается день ото дня». Если этот документ подлинный, тогда он указывает на очевидное уменьшение заказов для Какиэмон (не для Арита в целом) именно в то время, когда ожидаемые заказы из Китая подходили к концу.

То, что спрос на «Японию» не угасал в Европе еще на протяжении как минимум нескольких десятилетий и с некоторыми перерывами продолжался вплоть до конца XVIII в., подтверждают появившиеся в этот период многочисленные изделия европейских фарфоровых мануфактур, зачастую настолько точно скопированные с оригиналов, что современные японские исследователи порой принимают их за «настоящие». Действительно, «японский стиль», и в частности Какиэмон, был очень популярен. Вероятно, мода на него даже сыграла важную роль в возрождении местного производства в Японии, хотя Европа, наладив выпуск своего фарфора, уже не так нуждалась в привозных вещах. Некоторые изделия в стиле Какиэмон, расписанные в несколько измененном, «позднем стиле», указывают на возобновление работы печи в Нангавара и других местах. Такие изделия и в XVIII в., и в XIX в., продолжали изготовлять в Японии.

Что касается типичных форм и росписи фарфора Какиэмон, то следует отметить, что самым лучшим типом оригинальных японских изделий считается фарфор теплого, молочно-белого цвета. По преданию, технологию его изготовления разработал сам Какиэмон Сакаида. Особенностью фарфора была непрозрачная белая глазурь, по которой наносили цветную эмалевую роспись. Поэтому на изделиях не применяли синюю кобальтовую краску, использовавшуюся, как известно, вместе с прозрачной глазурью, под которой цвет приобретал особенную глубину (вместе с тем, печь Какиэмон производила и такой, сине-белый, фарфор в большом количестве). Роспись эмалями была, как правило, блестящей, слегка рельефной и прозрачной, как в акварели. Только красная краска имела более матовую фактуру. Иногда роспись подчеркивали легкой контурной линией.Чаши, тарелки и блюда, выполненные в технике Какиэмон, были в основном открытого типа и малых размеров (до 25 см), встречаются и крупные литые формы с плоскими гранями, как, например, вазы с куполообразными крышками.

Интересен и сам процесс нанесения рисунка на фарфор. Сначала нужно удалить любые, даже мельчайшие посторонние, загрязняющие частицы из порошка, в который превращается отобранное для работы каменное сырье. Затем три вида порошкообразной массы осторожно заливают водой, микроскопические частицы всплывают и уносятся потоком в отдельные резервуары. Необходимо довести все три раствора до нужной консистенции, обмакнуть специально заготовленные фарфоровые пластинки в жидкость и высушивать их, чтобы оценить плотность раствора в каждом резервуаре.

После этого все три раствора смешивают и сливают в каменную ступу, дно которой устлано песком и слоем соломы. Это необходимо для того, чтобы удалить излишнюю влагу из раствора. Осадок на дне ступы и является основным компонентом будущей «кремовой глазури». Мастер продолжает помешивать осадок до тех пор, пока он не приобретет вязкость и клейкость. При этом, чтобы повысить известкующие качества глазури, к ней добавляется пепел коры и листьев дерева юсу, произрастающего исключительно в Японии [3; с. 212].

После этого полученный состав переносят на гончарный круг.

Один из труднейших процессов — нанесение этой массы на обожженную основу. Покрытое глазурью изделие вновь направляется в печь на обжиг. И только тогда оно приобретает тот восхитительный молочный оттенок, которым столь гордятся мастера из клана Какиэмона. Но это лишь половина работы.

Следующим шагов является нанесение красочного узора. Чтобы получить, например, красный краситель, японские мастера берут окись железа, прокаливают ее в печи до получения однородного остатка, а затем в течение года держат в горячей воде, чтобы вымыть все инородные и загрязняющие частицы. В зависимости от оттенка краситель разделяют на три группы — «цветочный красный», «глубокий красный» и «красный для прорисовки линий». Одним прорисовывают контуры веток и соцветий, другим — лепестки, третьим — нежную внутреннюю часть цветка [10; 106].

Таким образом, керамика Какиэмон, появившаяся в первой половине периода Эдо и пленившая своей красотой и необычностью европейских аристократов, является достоянием декоративно-прикладного искусства Японии. Совокупность изящества и простоты линий, внешняя безыскусность узора, за которой скрывается тяжелый труд, подчеркивают уникальность фарфоровой посуды Какиэмон. Стоит отметить и то, насколько трудоемким является сам процесс производства фарфоровых изделий Какиэмон. Все вышесказанное дает нам право утверждать, что изделия Какиэмон являются уникальным достоянием японской культуры.

Литература:

1. Иофан Н. А. Культура Японии. — М.: Наука, 1974. – 264 с.

2. Каптерева Т. П. Искусство средневекового Востока // Краткая история искусств. — М.: Нация, 1989. – 239 с.

3. Климов Р. Б. Искусство Японии. — М.: Альфа-М, 2002. – 352 с.

4. Конрад Н. И. Очерк истории культуры средневековой Японии VII — XVII века. — М.: Искусство, 1980. – 144 с.

5. Кузнецов Ю. Д. Феодальная Япония. VII — XIX века // История Японии. — М.: Высшая школа, 1990. – 432 с.

6. Мещеряков А. Н. История древней Японии. — СПб.: Гиперион, 2002. — 512 с.

7. Перфильев В. О. Япония от А до Я: энциклопедия. — М.: Издательство Япония сегодня фонд Интеллект, 2000. – 640 с.

8. Федоренко Н. Т. Черты японского искусства // Краски времени. — М.: Советский писатель, 1982. – 463 с.

9. Ford B. B. Japanese Art from the Gerry Collection in the Metropolitan Museum of Art. — N. Y.: Metropolitan Museum of Art, 1989. — 141 p.

10. Swann P. C. A concise history of Japanese art / P. C. Swann. — Tokyo.: Kodansha international, 1979. — 332 p.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle