Библиографическое описание:

Аллабергенов Б. К. К вопросу о сравнительной характеристике фонемы [а] русского, узбекского литературных языков и хорезмского диалекта // Молодой ученый. — 2016. — №13. — С. 663-664.



Чтобы полностью представить сходства и различия между русской, узбекской литературной системами и хорезмской диалектной подсистемой гласных нужно обратиться к данным акустико-артикуляционных особенностей фонем этих языковых систем.

Фонема [а] русского языка артикулируется следующим образом: кончик языка упирается в нижние зубы, а тело языка по горизонтали слегка продвинуто вперед, но корень языка отодвигается к стенке зева, по вертикали подъем языка самый низкий: язык лежит плоско, он как бы придавлен, и при энергичном произношении на передней части его спинки может образоваться небольшая вдавленность [4, с. 72].

Таким образом, русскую фонему [а] можно охарактеризовать как гласный среднего ряда, низкого подъема.

Данная фонема в современном русском языке употребляется в двух вариантах:

  1. после твердых согласных — относительно задний вариант (среднего ряда);
  2. после мягких — передний вариант (переднего ряда).

На вариант русской фонемы, который встречается рядом с твердыми согласными похожа фонема [о] узбекского литературного языка. Артикуляция этого звука имеет существенные отличия от артикуляции русского [о]. При артикуляции гласной фонемы [о] узбекского литературного языка рот открыт примерно так же, как и при русской [а], то есть приближается к ударному русскому звуку [а], но более открыт, чем русский [о]. Этот гласный является звуком самого широкого и самого заднего образования в сравнении с другими гласными узбекского литературного языка.

По горизонтали, в отличие от русского [а], кончик языка, а вместе с ним и вся его масса оттягивается назад от нижних зубов, то есть значительно заднего образования, чем фонемы [а] и [о] русского языка. Средняя часть спинки языка приобретает плоскую форму, «зона наибольшего подъема спинки языка находится в задней ее части, против мягкого неба» [3, с. 8], то есть значительно заднее, чем [а] и [о] русского литературного языка, так как чем больше открыт челюстной раствор, тем выше поднимается спинка языка и зона подъема отходит назад вглубь ротовой полости. Этот звук узбекского литературного языка и по своему звучанию (акустике) отличается от [а] и [о] русского языка: «… он воспринимается как звук, звучащий средне между русскими гласными [а] и [о]» [3, с. 41].

Когда речь идет об участии или неучастии губ при образовании фонемы [о] узбекского литературного языка, мнения ученых расходятся. Одни исследователи констатируют участие губ при артикуляции этого гласного, другие — отрицают. О лабиализованности этой фонемы, то есть об участии губ при ее произношении говорили крупнейшие тюркологи — Е. Д. Поливанов, А. К. Боровков, А. Махмудов. По данному поводу следует отметить, что все эти ученые говорили об участии губ при произнесении фонемы [о] ташкентского городского диалекта. И. А. Киссен и академик В. В. Решетов, говоря о незначительном округлении губ в начале артикуляции, отрицают лабиализованность данной фонемы в независимой позиции и утверждают, что лабиализованность этой фонемы — условная, т. е. встречается лишь в ее вариантах (оттенках), в зависимости от соседних согласных, и, естественно, это не является основным признаком в характеристике данной фонемы.

Итак, фонема [о] узбекского литературного языка имеет некоторые черты лабиализованности, а лабиализованность русской фонемы [о] не вызывает никаких сомнений.

Фонема [а] хорезмского диалекта имеет существенные различия от фонемы [а] русского и узбекского языков. Эти различия проявляются в положении органов артикуляции при произношении фонемы [а] хорезмского диалекта, которое заметно отличается от положения органов артикуляции при произношении [а] русского и [о] узбекского литературного языков. Данная фонема хорезмского диалекта артикулируется более широким раствором рта, чем фонема [а] русского языка, но менее широким, чем фонема [о] узбекского литературного языка. По горизонтали кончик языка, а вместе с ним и вся его масса, оттягивается назад от нижних зубов больше, чем при русском [а], но заметно меньше, чем при узбекском литературном [о], то есть более заднего образования, чем гласный [а] русского языка, но сравнительно переднего образования, чем узбекский литературный [о]. По вертикали средняя часть спинки языка приобретает плоскую форму, как и при сопоставляемых фонемах русского и узбекского литературных языков.

Таким образом, фонема [а] хорезмского диалекта дает слуховой эффект звука среднего между русским [а] и узбекским [о].

Фонема [а] узбекского литературного языка по своим артикуляционным и акустическим свойствам резко отличается от русского [а]. В узбекском литературном языке в зависимости от качества рядом стоящих согласных, эта фонема употребляется в двух вариантах:

  1. фонема [а] более задней артикуляции, чем обычное русское [а] в изолированном произношении;
  2. фонема [а] более передней артикуляции, этот вариант является основшм, обязательным, т. е. данный звук является «не оттенком, а вполне самостоятельной фонемой с широким диапазоном употребления» [6, с. 39], так как первый вариант является условным и произносится только в близком соседстве с глубокозаднеязычными согласными.

По своим акустическим свойствам данная фонема звучит близко к ударной русской [а] после мягких согласных, например, в таких словах как бязь, взять, зять, и другие.

Звук [е] — оттенок фонемы [э] хорезмского диалекта, который произносится только в первом слоге слова. При артикулировании данного звука хорезмского диалекта раствор рта носит несколько закрытый характер, то есть менее открытый по сравнению с фонемой [а] русского и узбекского литературного языков, заметно уже, даже чем [а] (основной вариант) хорезмского диалекта; по горизонтали все тело языка продвигается вперед гораздо больше, чем при сравниваемых звуках русского и узбекского литературных языков и основного варианта хорезмского диалекта; кончик языка упирается к нижним зубам, тогда как при произношении переднего варианта русского [а] и [а] узбекского литературного языков лишь слегка прикасается к нижним зубам. По своей акустике этот звук хорезмского диалекта напоминает краткую разновидность туркменского долгого [е:], например, в слове б’э:ш’ — пять».

Литература:

  1. Абдуллаев Ф. А. Фонетика хорезмских говоров. Опыт монографического описания огузского и кипчакского наречий узбекского языка. — Ташкент: Фан, 1967.
  2. Дмитриев Н. Н. Грамматика кумыкского языка. — М., 1970.
  3. Киссен И. А. Курс сопоставительной грамматики узбекского и русского языков. — Ташкент, 1979.
  4. Матусевич М. И. Современный русский язык. Фонетика. Учебное пособие. — М.: Просвещение, 1976.
  5. Поливанов Е. Д. Краткая грамматика узбекского языка. — Ташкент, 1968.
  6. Решетов В. В. Узбекский язык. Часть I. Введение. Фонетика. — Ташкент, 1959.
  7. Юдахин К. К. Некоторые особенности карабулакского говора. — Ташкент, 1957.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle