Библиографическое описание:

Лонская А. Ю. «Культурная революция» в Китае в языке советских СМИ // Молодой ученый. — 2016. — №13.2. — С. 54-56.



В данной статье рассматриваются особенности языка советских СМИ, описывающих «Культурную революцию» в Китае. Выявлены и проанализированы основные группы слов и словосочетаний.

Ключевые слова: «Культурная революция», Китай, советские СМИ, слова, словосочетания, неологизмы, заимствования, термины, профессиональная лексика, эмоционально окрашенная лексика.

Во второй половине XX в. отношения между Советским Союзом и Китайской Народной Республикой были сложными. Известно, что события, происходившие в то время в КНР, всегда находили отражение в советских СМИ. Не стала исключением и «культурная революция» в этой стране. Советским СМИ ставилась задача отражать официальную позицию СССР в отношении внутренней и внешней политики Китая. Так, Е. В. Каменская отмечает: «Начало «культурной революции» в 1966 г. кардинально изменило образ Китая в печати. В 1966–1967 гг. наблюдалось явное уменьшение количества статей, посвященных КНР. При этом материалы прессы стали носить отрицательный характер» [5, с. 163].

Советско-китайские отношения тех лет являются популярной темой среди современных исследователей [1; 5; 6; 10 и др.]. Лексика советских средств массовой информации, освещающих политические события в Китае в 1960–1970-е годы, представляет собой определенный языковой феномен.

Актуальность избранной темы заключается в том, что она до настоящего времени все еще не стала предметом комплексного анализа. Цель статьи – рассмотреть особенности языка советских СМИ, освещавших «культурную революцию» в Китае. В соответствии с заданной целью автором предпринята попытка сделать обзор языка газетной публицистики, выделив его характерные черты. Предметом исследования стал анализ лексики и словосочетаний, использовавшихся в текстах статей. Материалом исследования стали тексты газет «Правда», «Труд», «Литературная газета», «Красная Звезда», которые отражали различные стороны жизни советского общества тех лет.

Исследование проводилось с привлечением словаря-справочника лингвистических терминов Д. Э. Розенталя.

Использование сопоставительного, частотного методов, а также метода комплексного анализа, лингвокультурологического подхода позволило автору выделить следующие группы слов и словосочетаний: неологизмы, термины, профессиональную лексику, эмоционально-окрашенную лексику.

Проведенный анализ текстов показал, что на страницах советской прессы политика, проводимая в те годы Китаем, имела исключительно негативную оценку. В статьях присутствуют заимствованные из китайского языка слова, которые становятся терминологической лексикой. Профессиональная лексика и словосочетания, используемые советскими СМИ, были тесно связаны с историей СССР 1930-х годов. Китайская «культурная революция» сравнивалась, таким образом, с событиями, происходившими в Советском Союзе, благодаря чему вызывала у читателей соответствующие эмоции и ассоциации. Неологизмы, термины, профессиональная лексика представляют собой слова или словосочетания, среди которых встречаются существительные («хунвейбин»), отглагольные существительные («чистка»), глагольные («чистка кадров»), именные словосочетания («Великий кормчий»). Эмоционально окрашенная лексика и словосочетания наполнены определениями, выраженными в сложных, негативно окрашенных прилагательных («ошибочный, пагубный курс»), именах существительных («раскол социалистического содружества»), причастиях (курс, навязанный руководством КПК) [3; 2; 4].

Анализ выделенных групп слов и словосочетаний рассматриваемого периода представлен ниже.

Неологизмы и заимствования в газетных публикациях того времени встречаются относительно часто. Их характерной особенностью является переход в специальную лексику, после чего неологизмы становятся терминами. Хунвейбины – члены созданных в 1966-1967 гг. отрядов студенческой и школьной молодежи в Китае. Цзаофани – участники рабочих организаций. Дацзыбао – рукописная стенгазета в Китае, используемая для пропаганды. Маоисты – термин, образовавшийся от имени Мао Цзэдуна, обозначавший сторонников его политической теории. «Много внимания в печати было уделено организациям цзаофаней и хунвейбинов, призванным внедрять идеи «культурной революции» в массы. Упоминавшиеся почти в каждой статье, они стали символом китайской «культурной революции» в целом. Следует остановиться на термине «хунвейбины», который стал олицетворять оголтелый фанатизм, беспощадный террор, слепое поклонение лидеру. Благодаря газетам это слово вошло в лексикон советских граждан, использовавших его не только при описании китайских событий, но и в качестве образного выражения» [5, с. 161]. В процентном соотношении неологизмы и заимствования занимают небольшое количество от общего числа исследованных слов и словосочетаний (6%).

Следующая группа лексики – профессиональная лексика. Она уходила своими корнями в советскую историю 1930-х годов. Чистка кадров – впервые выражение появляется 27 июля 1921 года в газете "Правда" в статье "Ко всем партийным организациям. Об очистке партии" [3]. Словосочетание «чистка кадров» ассоциируется с увольнением со службы, лагерными ссылками, расстрелами. Подобная практика была перенесена и на реалии китайской «культурной революции». Клика, группировка Мао Цзэдуна – выражения, описывающие «преступную группу сообщников, объединившихся для достижения своих целей» [7, с. 312]. Великий кормчий – словосочетание, имеющее сатирическую, негативную окраску. «Сначала советская официальная пропаганда называла так лидера СССР И. В. Сталина (одно из ранних упоминаний — газета «Правда» от 24 сентября 1934 г.), затем этот эпитет стал применяться к руководителю Китая и его компартии Мао Цзэдуну» [9, с.151].

В процентном соотношении профессиональная лексика равна специальной лексике, образовавшейся от неологизмов. Она также занимает небольшое количество от общего числа исследованных слов и словосочетаний (6%).

Последней группой лексики, выделенной автором, является эмоционально окрашенная лексика и словосочетания, имеющие негативный характер. Ее использованием, подчеркивалась агрессивность и ошибочность политики китайского руководства. Так, в газете «Правда» от 2 июля 1971 года в статье «Печать социалистических стран о 50-летии КПК» были использованы следующие словосочетания и выражения: «вносят раскол в социалистическое содружество», «политика, идущая вразрез с международными интересами социализма и жизненными интересами собственного народа», «она открыто развернула наступление», «мелкобуржуазно-националистическая часть руководства КПК в своих великодержавно-шовинистических целях» [3]. В процентном соотношении эмоционально окрашенная лексика занимает наибольшее количество от общего числа исследованных слов и словосочетаний (86%)

Несмотря на то, что лексика, использовавшаяся в газетных публикациях для описания политики КНР, была окрашена негативно, тем не менее, она не должна была создавать в лице КНР у советского читателя образ врага. В средствах массовой информации всегда подчеркивалось положительное отношение советского руководства и советского народа к китайскому народу, говорилось о его «героическом прошлом», о том, что именно китайский народ стремится к созданию настоящего социалистического государства и «добивается значительных успехов в развитии экономики и культуры» [Там же]. В то же время руководство КПК было представлено, как «подвергающее страну опасности и причиняющее партии и народу неоценимый ущерб» [Там же]. Известно, что КНР и его руководство характеризовались, как «ошибающиеся» или «идущую опасным путем» [4], однако, они никогда не рассматривались в качестве враждебных или несущих реальную опасность мировому социализму сил.

Таким образом, слова и словосочетания, используемые советскими СМИ для описания китайской «культурной революции», пополнили русский язык новыми терминами. Профессиональная лексика была направлена на то, чтобы вызвать у читателя ассоциацию с советской историей 1930-х годов. Эмоционально окрашенные слова и словосочетания осуждали проводимые в те годы руководством КНР. Язык газетных статей, создал лексический фон, имеющий национально-культурную специфику.

Литература:

  1. Галенович Ю. М. Россия в «китайском зеркале». Трактовка в КНР в начале XXI века истории России и русско-китайских отношений. Москва: Восточная книга, 2011.
  2. Газета «Красная Звезда» 18 апреля 1977.
  3. Газета «Правда» 27 июля 1921, 2 июля 1971 года.
  4. Газета «Труд» 1 ноября 1977.
  5. Каменская Е. В. «Культурная революция» в Китае во второй половине 1960-ых годов на страницах Советской прессы и в восприятии населения//Вестник Пермского университета, выпуск 4, 2014.
  6. Мельников В. Н. Пограничная политика СССР на советско-китайской границе: 1949–1969 гг.: дис. канд. ист. наук. Хабаровск, 2009.
  7. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. — 4-е изд., дополненное. — М.: Азбуковник, 1999.
  8. Розенталь Д. Э., Теленкова М. А. Словарь-справочник лингвистических терминов. — Изд. 2-е. — М.: Просвещение, 1976.
  9. Серов В. А. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс», 2003.
  10. Фролов А. В. Развитие советско-китайских приграничных отношений на Дальнем Востоке СССР (1949–1969 гг.): дис. канд. ист. наук. Хабаровск, 2007.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle