Библиографическое описание:

Крутина Л. Б. Роль лицейского периода в формировании личности В. Кюхельбекера // Молодой ученый. — 2016. — №13.2. — С. 49-50.



Юрий Николаевич Тынянов написал свой роман «Кюхля» в 1925 году. Об истории его создания рассказал К. И. Чуковский в своих воспоминаниях: издательство «Кубуч» должно было издавать детские книги для младшего и старшего возраста. Чуковский, очарованный рассказом Ю. Н. Тынянова о трагической жизни Вильгельма Карловича Кюхельбекера, решил включить в план издательства небольшую книгу Тынянова о Кюхле, и, если бы не нужда, заставившая Тынянова согласиться на это, читатель мог бы и не узнать этого смешного чудака.

«Кюхля» явился первым романом в своеобразной трилогии о писателях пушкинской эпохи. Поэтому со многими героями читатель встретится и на страницах других книг. Тынянов хорошо знал не только литературные труды своих героев, но и их личную жизнь. Он разобрал и опубликовал архив, оставшийся после Кюхельбекера.

Обратимся же к первым главам романа, в которых описывается поступление Вильгельма в Лицей и его жизнь там.

Читатель знакомится с Вильгельмом, когда тому было 13 лет. Виля только вернулся из Верро, с отличием окончил пансион. Теперь нужно было определить его дальнейшую судьбу. Собрался семейный совет, на котором было решено, что он «должен поступить в Лицею» [2, с. 19]. Это было новое учебное заведение, находящееся недалеко от дома Кюхельбекера, к тому же изначально там должны были учиться великие князья, что также делало Лицей престижным учебным заведением. Представить Вильгельма министру, графу Алексею Кирилловичу Разумовскому, было поручено старому другу семьи барону Николаи. В приемной министра состоялась первая встреча Вильгельма с его товарищами-лицеистами.

«Они входят в большую залу с колоннами, увешанную большими портретами. В зале двенадцать человек взрослых, и у каждого по мальчику» [Там же, с. 22]. Мальчики, прибывшие к министру, смущены, их пугает торжественная обстановка и долгое ожидание в приемной. Тынянов знакомит нас и с Пушкиным, которого привез дядя Василий Львович, изображенный Тыняновым в ироничной манере: «К адмиралу подходит щеголь в черном фраке и необыкновенном жабо, крепко надушенный и затянутый. Глазки у него живые, чуточку косые, нос птичий, и, несмотря на то, что он стянут в рюмочку, у щеголя намечается брюшко» [Там же, с. 24]. Образ Александра Пушкина непривычен читателю, впрочем, его живость и веселость видна и здесь: «Саша подходит. Он курчавый, быстроглазый мальчик, смотрит исподлобья и ходит увальнем. Увидя Вильгельма, он смеется глазами и начинает за ним тихо наблюдать» [Там же]. Более скупо Тынянов дает описание других лицеистов: Дельвига, Комовского, Яковлева. Но характеры лицеистов будут раскрыты более подробно во второй главе.

«У министра жутковато…» [Там же]. Мальчиков экзаменует Малиновский, назначенный директором Лицея. На экзамене зарождаются первые привязанности: «Яковлев на прощание делает такую гримасу, что Пушкин скалит белые зубы и тихонько толкает Пущина в бок» [Там же, с. 25]. Так долго длящийся экзамен заканчивается зачислением Вильгельма.

В день открытия Лицея Вильгельм долго наряжался: он «… с удовольствием посмотрел на себя в зеркало. В зеркале стоял худой и длинный мальчик с вылупленными глазами, ни дать ни взять похожий на попугая» [Там же]. Тынянов рисует не самый привлекательный портрет своего героя. Заметив насмешливый взгляд Пушкина, Вильгельм покраснел и вспылил.

Приветственные речи учителей характеризуют их как разных людей: подобострастный Малиновский, со страхом взирающий на царя, и профессор нравственных наук Куницын, призывающий юношей служить своему отечеству. Его выступление производит огромное впечатление на Вильгельма, да и другие лицеисты впоследствии будут известны своей родине как люди деятельные и целеустремленные.

Лицейская жизнь Вильгельма начинается со смешного происшествия – от неожиданности и волнения он называет старшую императрицу сударем, но все заканчивается благополучно: Виля только вызывает смех своих будущих товарищей Пущина и Пушкина, а также великого князя Константина. Так заканчивается 19 октября 1811 года.

Вильгельм, имеющий вспыльчивый характер, является одним из любимых объектов насмешки остальных лицеистов, даже своих друзей. Виля болезненно воспринимает насмешки. «В Лицее его травили. Его глухота, вспыльчивость, странные манеры, заикание, вся его фигура, длинная и изогнутая, вызывали неудержимый смех» [Там же, с. 30]. Травля Кюхли вызвана его необычным видом, а также неумением сдерживать эмоции и переводить насмешки в шутку. В лицее появляются его прозвища, одним из которых Тынянов и называет свой роман – Кюхля.

Отдушиной в нелегкой лицейской жизни становится для Вильгельма сочинительство. И хотя друзья смеются над его стихами, называют их клопштокскими, хотя и сам он чувствует, что пишет не так хорошо, как Пушкин или Илличевский, не творить он не мог.

Лишь немногие понимают Кюхельбекера: Дельвиг, Есаков, а также Пушкин. «Странное дело, Кюхля не мог как следует, до конца рассердиться на Пушкина… Сердился, бесновался, но любил. Когда Француз останавливался вдруг в углу залы и глаза его загорались, а толстые губы надувались, и он мрачно смотрел в одну точку, - Вильгельм робко и с нежностью его обходил: он знал, что Француз сочиняет» [Там же]. Тынянов подводит читателя к мысли, что Кюхля испытывает такую привязанность к Пушкину из-за восхищения его творчеством. Кюхля, стремящийся заниматься сочинительством, не испытывает зависти к более удачливым товарищам, в его душе – лишь восхищение.

Но даже друзья любят шутить над Вильгельмом, и подчас эти шутки бывают чересчур жестоки: Дельвиг выдает лицейскому паясу Яковлеву тайну любви Вили и Минхен. Пародия Яковлева вызывает восторженный рев у лицеистов, и даже лучшие друзья рады новому номеру: Пушкин и Дельвиг весело смеялись над Вильгельмом.

Вильгельм, обладающий тонкой душевной организацией, вначале пытается остановить Яковлева. Быстро вспыхивающий, остро реагирующий на обиду, он багровеет, а когда его закрыли в другой комнате, «он завизжал и бросился на нее (дверь) всем телом, он колотил в нее кулаками, кричал: «Подлецы!» - и наконец опустился на пол» [Там же, с. 35]. Предательство друга (ведь о тайне его обручения с Минхен знал один Дельвиг), всеобщий смех становятся последней каплей для героя Тынянова.

Уставший от издевательств, он решает утопиться, но его спасают. Товарищи были обеспокоены произошедшим, поэтому ночью они прокрадываются в палату и успокаивают Вилю, говоря, что «они (лицеисты) ведь тебя, братец, в сущности, любят. А что смеются – так пускай смеются» [Там же, с. 37]. После произошедшего Кюхельбекера уже не так обижали, появились ценители его стихов, а у Вили появилась новая черта – честолюбие, но прославиться ему так и не удается – Державин, посетивший лицей, передал свою лиру Пушкину.

Несмотря на наличие друзей, Вильгельм все равно был одинок. Его характер не позволяет ему безудержно предаваться веселью, поэтому он и избегает шумных компаний, поэтому и трудно сходится с людьми, несмотря на ум и доброе сердце. Пушкин также отмечает тяжелый характер Кюхельбекера: «Люблю тебя, как брата, Кюхля, но, когда меня не станет, вспомни мое слово: ни друга, ни подруги не знать тебе вовек» [Там же, с. 55]. Эти слова станут пророческими.

Таким образом, Тынянов показывает читателю, что лицейский период оказал огромное влияние на формирование личности Кюхельбекера. Здесь зарождаются дружеские связи, приверженность литературе. В то же время взаимоотношения Кюхли и его друзей являются довольно сложными, вследствие чего природная вспыльчивость развивается, а сам Виля оказывается одинок.

Литература:

  1. Новое зрение. Книга о Юрии Тынянове / В.А. Каверин, В.И. Новиков. – М.: Издательство «Книга», 1988. – 320 с.
  2. Тынянов, Ю. Н. Кюхля. Рассказы / Ю.Н. Тынянов. – М.: Правда, 1981. – 560 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle