Библиографическое описание:

Герасименко И. Е., Тютрина О. М. Эмотивность как лингвистическая категория // Молодой ученый. — 2016. — №13.2. — С. 23-25.



Эмоции – специфичная форма отражения и познания действительности, так как человек при выражении эмоций является и объектом, и субъектом познания, то есть эмоции реализуют определенные мотивы человека, оказывают воздействие на адресата и, с другой стороны, интерпретируются адресатом.

Лингвистика эмоций как научная дисциплина сформировалась на стыке психологии и традиционной лингвистики. Она являлась сферой научных интересов многих ученых-лингвистов таких, как И. В. Арнольд, В. И. Шаховский, Ю. С. Степанов, Л. Г. Бабенко. Однако пока нет единого взгляда на проблему лингвистической интерпретации эмоций.

Следует разграничивать эмоциональность, связанную с психологической характеристикой субъекта, состоянием его эмоциональной сферы, и эмотивность – свойство языковых средств, употребляемых для выражения эмоций в речевом акте и способных произвести эмоциональный эффект на слушателя или читателя. Широкий диапазон эмоций и чувств изучается филологами и лингвистами с позиции языковых средств, используемых для выражения эмоций, чувств и эмоциональной оценки говорящего и воздействия ими на эмоциональную сферу читателя или слушателя.

А. Вежбицкая создала модель толкования наименований эмоций в различных языках посредством универсальных семантических примитивов, то есть понятий, ясных интуитивно и объясняющихся без усилий. А. Вежбицкая указывает, что в описании генетически и культурно различных языков мира должны выявляться врожденные и универсальные понятия [4].

А. Вежбицкая классифицирует названия эмоций следующим образом: «1) эмоции, связанные с “плохими вещами”; 2) эмоции, связанные с “хорошими вещами”; 3) эмоции, связанные с людьми, совершившими плохие поступки, и вызывающими негативную реакцию; 4) эмоции, связанные с размышлениями о самом себе, самооценкой; 5) эмоции, связанные с отношением к другим людям » [1, c. 241].

Сформулированные в работе А. Вежбицкой описания являются своего рода прототипическими моделями поведения или сценариями, задающими порядок репрезентативного разворачивания мыслей, желаний и чувств. Инструментом, с помощью которого автор в художественном тексте репрезентирует эмоции и чувства персонажей, являются языковые (грамматические, графические, лексические) и стилистические средства репрезентации эмоций и эмоциональных состояний.

Лексические единицы обладают эмоциональным тоном. Но он, как и эмоциональная форма лексемы, ограничен. Несмотря на то, что каждая лексема потенциально хранит в себе постоянное объединение противоречивых эмоциональных тембров, в речи в качестве эмоциональной доминанты выдвигаются определенные оттенки тона, связанного с известным символом. Эти доминантные оттеки эмоционального тона, которыми слово окутано в наиболее привычных сочетаниях или которые являются от­блесками наиболее частых ассоциативных сцеплений по смежности, создают иллюзию поглощенности известного символа более или менее однородной эмоциональной окраской [5, с. 39].

По мнению И. В. Арнольд, «слово или его вариант обладает эмоциональным компонентом значения, если выражает какую-нибудь эмоцию или чувство. Эмоцией называется относительно кратковременное переживание: радость, огорчение, удовольствие, тревога, гнев, удивление, а чувством – более устойчивое отношение: любовь, ненависть, уважение и т.п.» [2, с. 80].

Отечественный психолингвист В. П. Белянин понимал под эмоционально-смысловой доминантой «систему когнитивных и эмотивных эталонов, характерных для определенного типа личности и служащих психической основой метафоризации и вербализации картины мира в тексте» [3, с. 57].

В. И. Шаховский в своих научных трудах отмечал, что в системе языка эмотивность является семантическим компонентом слова, в котором объективируются ее мельчайшие смыслы – эмотивные семы [7]. Она участвует в репрезентации эмоций в семантике слова. Перемещаясь в семной структуре слова, сема эмотивности может становиться главной категориально-лексической или зависимой дифференциальной семой. Таким образом, эмотивная семантика может быть представлена в денотативном макрокомпоненте значения и составлять содержание семантики слова. Иными словами, эмотивная семантика вводится в статус значения.

В своих исследованиях В. И. Шаховский разгранивает три типа эмотивности слова: собственно эмотивность, эмотивность как одну из реализаций семантики слова и контекстуальную эмотивность. Соответственно, выделяются и три уровня репрезентации эмотивности: 1) эмотивное значение; 2) коннотация как компонент, сопряженный с логико-предметным компонентом значения; 3) уровень эмотивного потенциала. И. Е. Герасименко отмечает, что «коннотация, проявляющаяся в попутном значении и возникающая как разновидность (вариант) некоторого стандартного (инвариантного) значения в контекстном окружении, проясняет, формирует, стандартизирует это значение и, в конечном счете, определяет его судьбу» [6, с. 95].

В. И. Шаховским было введено понятие «эмосемы», определяемое им как «специфический вид сем, соотносимых с эмоциями говорящего и представленных в семантике слова как совокупность семантического признака “эмоция” и семных конкретизаторов “любовь”, “презрение”, “унижение” и др., список которых открыт и которые варьируют упомянутый семантический признак (спецификатор) в разных словах по-разному [7].

Однако, согласно И. В. Арнольд, слова, которые номинируют эмоции и чувства (печаль, счастье, вина), отличаются от слов, в которых эмоциональность обусловлена ассоциациями и реакциями, связанными с денотатом (смерть, боль, гроза). И. В. Арнольд указывает на то, что с лингвистической точки зрения это разные группы. Отношения между компонентами внутри лексического значения, отношения между вариантами внутри семантической структуры слова и синтаксические связи здесь различны. Эмоциональность, в отличие от эмоциональной лексики, здесь полностью зависит от денотативного значения, которое не стирается, а синтаксические связи обязательны [2].

Таким образом, эмотивность как особая лингвистическая категория и как компонент лексического значения слова, является интереснейшим объектом языковедческого рассмотрения и требует дальнейшего анализа.

Литература:

  1. Апресян, Ю. Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики [Текст] / Ю. Д. Апресян. – М.: Наука, 2001. – 328 с.
  2. Арнольд, И. В. Стилистика. Современный английский язык [Текст]: Учебник для вузов / И.В. Арнольд. – 5-е изд., испр. и доп. – М.: Флинта: Наука, 2002. – 384 с.
  3. Белянин, В. П. Основы психолингвистической диагностики [Текст]: Модели мира в литературе/ В.П. Белянин. – М.: Тривола, 2000. – 248 с.
  4. Вежбицкая, А. Толкование эмоциональных концептов [Текст]: Язык. Культура. Познание / А. Вежбицкая. – М.: Русские словари, 1996. – 197с
  5. Виноградов, В. В. О языке художественной прозы [Текст]: Избранные труды / В.В. Виноградов. – М.: Наука, 1980. – 362 с.
  6. Герасименко И. Е. Коннотативная семантика единиц в аспекте гендерной лингвистики: Дисс. … д-ра филол. наук. – М., 2009. – 429 с.
  7. Шаховский, В. И. Эмотивная семантика слова как коммуникативная сущность [Текст] / В. И. Шаховский. – Сб.: Коммуникативные аспекты значения. – Волгоград: Волгр. пед. ин-т, 1990. – 349с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle