Библиографическое описание:

Динь В. К., Герасименко И. Е. Использование метафоры и сравнения при формировании подтекста (на материале русского и вьетнамского языков) // Молодой ученый. — 2016. — №13.2. — С. 28-30.



Текст художественного произведения может нести не только информацию о фактах, событиях, процессах, созданных воображением художника, не только передавать отношение к ним персонажей и автора, но и содержать скрытую информацию, которая «всплывает» из всего текста и не имеет специального языкового выражения. Эту глубинную информацию, которая воспринимается адресатом (читателем, слушателем) на основе соотношения вербально выраженного содержания с контекстом и речевой ситуацией, называют подтекстом.

Явление подтекста, который активно используется в художественных произведениях, еще не нашло исчерпывающего и однозначного объяснения в современной лингвистике. Объясняется это не только спецификой данного явления, но и сложностью и многогранностью самого текста, который может быть охарактеризован как единица, которая обладает синтактикой, семантикой, прагматикой. Поэтому в лингвистических исследованиях подтекст рассматривают как явление и семантическое, и семиологическое, и синтаксическое, и прагматичное.

Подтекст не имеет специального языкового выражения и существует как компонент вербально оформленного содержания. Подтекст не принадлежит к текстовым категориям, а является формой их реализации. Он возникает в результате использования коннотативного потенциала многозначных слов, метафоры, сравнения, фразеологических единиц и др. Как отмечает И. Е. Герасименко, «коннотация, подобно подтексту: 1) определяется через совокупность имплицитно выраженных в тексте и не выраженных в нем непосредственно языковых (и неязыковых) элементов истинного смысла высказывания; 2) сближается с тем, что Ш. Балли называл «диктумом» и «модусом»; 3) зависит от языкового и ситуативного контекста; 4) может быть актуализирована в дискурсе говорящего информационной недостаточностью, необходимостью поиска скрытого смысла, например, намеком на прецедентный текст; 5) каузируется глобальной текстовой когерентностью» [2, с. 205].

Эта статья посвящена анализу русских и вьетнамских фразеологических единиц, которые изобилуют сравнениями и метафорами.

Безэквивалентная лексика – это те слова в структуре фразеологических единиц, которым нет соответствия в других языках. Такие слова создают индивидуально-национальный колорит фразеологизмов. Специфический состав таких слов-компонентов довольно разнообразен.

Фразеологизм – ставить рогатки означает ‘мешать, чинить препятствия кому-, чему-л.’ [1, с. 598]. В этом фразеологизме наличествует компонент рогатки, который придает ему национально-самобытный характер. Рогатка имеет историческое значение: ‘подъемная решетка в городских воротах; застава; преграда в виде решетки в начале улицы в ночное время’ [4, с. 139]. Такими решетками пользовались в старой Москве ХVII века.

Некоторые фразеологизмы целиком являются «чисто русскими», в других языках им трудно найти соответствие: например, шутливое выражение чепуха на постном масле означает ʻчто-либо не стоящее внимания, глупые рассужденияʼ. Это собственно русское выражение. В структуре фразеологизма чепуха, что и щепа происходит от несохранившегося чепа. Фразеологизм первоначально означал нащепанные, наструганные ломтики картофеля или каких-либо других овощей, поджаренные на растительном масле [4, с. 153154].

Тянуть лямку – ‘заниматься тяжелым, неприятным делом’. В этом фразеологизме слово-компонент лямка обозначает ʻширокий ремень или полосу ткани, который бурлаки клали на грудь, чтобы тянуть баржи против течения реки’ [1, с. 408]. Фразеологизм тянуть лямку стал в русском языке играть роль стереотипного представления о тяжелой и трудной работе.

Во вьетнамском языке тоже есть безэквивалентные фразеологизмы, которым не находится эквивалентов в других языках, в том числе и в русском. При переводе таких фразеологизмов на другой язык приходится прибегать к описательному переводу. Например: lệnh ông không bằng cồng bà (букв. Декрет мужчины не сравнить с конгом женщины). Здесь конг обозначает ‘круглый медный инструмент, имеющий резкое звучание’. Выражение означает, что роль женщины в семье главнее, чем роль мужчины. Этот фразеологизм содержит в себе следы истории, он восходит к героиням Хай Ба Чынг. Когда Вьетнам был под господством Китая, вьетнамский общественный деятель Тхи Шак занимал маленький титул в чиновничьей системе. Китай хотел использовать такой метод: местный против местного. Но в то время во Вьетнаме женщины играли главную роль в семье и в обществе. Поэтому никто не подчинялся руководству мужчины, даже этому местному чиновнику. В дальнейшем Хай Ба Чынг руководила восстанием народа против Китая.

Другой фразеологизм voi chín ngà, gà chín cựa, ngựa chín hồng mao (букв. 9 слоновых костей, 9 петушиных шпор, 9 хохолков лошади) обозначает ‘редко встречающееся животное, редкие предметы или вещи, которые трудно или невозможно найти в жизни’. Выражение из сказки «Шон Тинь – Тхуй Тинь». Царь Хунг хотел найти хорошего жениха для своей дочери. Она была очаровательна, мила, прекрасна, поэтому много принцев хотели жениться на ней. В конце концов, остались только два самых красивых, могучих принца, оба хорошие, и каждый хотел стать ее мужем. Одного из них звали Шон Тинь – он властвовал над всеми горами и лесами на земле, другого звали Тхуй Тинь – он управлял всеми морями, реками, озерами. Царь объявил, кто из них в течение ночи сможет принести 9 слоновых костей, 9 петушиных шпор, 9 хохолков лошади, тот станет мужем принцессы. Шон Тинь выиграл и женился на принцессе. Тхуй Тинь расстроился, и поэтому каждый год в определенное время он поднимает уровень воды во всех реках и озерах. Этот сезон называется сезоном дождя во Вьетнаме. Фразеологизм voi chín ngà, gà chín cựa, ngựa chín hồng mao используется, когда говорят о слишком влюбленной девушке, которая не может действовать умом, а только сердцем.

Фразеологизм Đi đâu mà hớt hơ hớt hải như mất sổ gạo (букв. куда идешь очень торопливо, как будто потерял рисовую книжку). Это выражение сейчас еще употребляется, но не так часто, как во времена дотационно-распределительной системы во Вьетнаме. В то время в экономической деятельности и в регулировании жизненных потребностей народ должен был соблюдать принцип «сосредоточение – распределение – дотационное распределение» для продуктов, например, риса, кукурузы, курицы, утки и т.п. Каждый должен был сам обеспечивать себя. Было запрещено даже зарезать курицу по собственной воле, чтобы угостить гостей. Из-за этой системы работники должны были стоять в очереди в полночь, чтобы быть первыми в магазине, который распределяет товары по продовольственным талонам. Хочется спать, кто-то кладет кирпич в очереди, чтобы сохранить место. Если кто-то теряет рисовую книжку, в жизни семьи наступает кризис, так как для каждого человека определялось ограниченное количество продуктов. Покупать или продать собственные продукты запрещалось. Крестьяне должны были отдавать продукты в кооператив и потом распределять их для всех. Крестьяне не имели собственной земли для работы.

Фразеологизм Con rồng cháu tiên (букв. дети дракона, внуки феи). По вьетнамской легенде, вьетнамский народ происходит от дракона Лак Лонг Куана и феи Ау Ко. Лак Лонг Куан – красивый, сильный мужчина-дракон, который спасал народ от чудовищ. Он научил народ выращивать рис, строить деревянные дома. Но иногда он возвращался домой, в глубину вод. Когда случалась беда, народ громко звал его, и он появлялся. Однажды он встретил красавицу по имени Ау Ко, дочь царя Де Лая. Он влюбился и женился на ней. Она родила 100 яиц. Через 7 дней из яиц вылупились 100 красивых мужчин. Так как Лак Лонг Куан скучал по своей родине, он решил взять с собой 50 сыновей в море, а Ау Ко с 50 сыновьями осталась на земле. Их сыновья всегда помнили свое происхождение [3]. Чтобы понять значение фразеологизма, нужно знать то, что сохранилось в сознании вьетнамцев о происхождении их народа.

Метафора, сравнение – универсальные явления в языке. Они присущи всем языкам и во все эпохи. Они являются способами передачи подтекста. Но представители разных культур понимают по-разному скрытый смысл, который метафора и сравнение придают им.

Литература:

  1. Бирих А. К., Мокиенко В. М., Степанова Л. И. Русская фразеология. Историко-этимологический словарь. – СПб.: Изд-во Фолио-Пресс, 2007. – 926 с.
  2. Герасименко И. Е. Коннотация и подтекст // Текст и контекст в языковедении: Материалы X Виноградовских чтений: 15-17 ноября 2007 г. В 2-х ч. Ч.2. – М.: МГПУ, 2007. – С. 202-206.
  3. Нгуен Тхань Ха. Отражение национальной культуры во фразеологизмах русского и вьетнамского языков: Автореф. … канд. филол.наук. – М., 2016. – 25 с.
  4. Шанский Н. М., Зимин В. И. и др. Школьный фразеологический словарь русского языка: значение и происхождение словосочетаний. 5-е изд., стереотип. – М.: Дрофа, 2001. – 368 c.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle