Библиографическое описание:

Власова П. С., Комарова А. В. Лингвокультуремы в произведениях А. Вознесенского и их переводах на французский язык // Молодой ученый. — 2016. — №13.2. — С. 19-21.



Ни одна культура не является изолированной. Каждую культуру характеризуют две особенности: уникальность и взаимопроницаемость. Первая обеспечивает своеобразие каждой этнической культуре, вторая способствует взаимодействию и взаимообогащению культур за счет проникновения признаков одной культуры в другие. Именно такими признаками, имеющими свое языковое выражение, и являются лингвокультуремы.

Под лингвокультуремой понимается комплексная межуровневая единица,формукоторой составляет единство знака, языкового значения и культурного смысла. В отличие от слова, как собственно языковой единицы, лингвокультурема включает в себя сегменты не только языка (языкового значения), но и культуры (внеязыкового культурного смысла).

Большое значение для взаимопроникновения культур имеет межъязыковая, в особенности переводческая деятельность. Перевод помогает осуществить процесс знакомства с чужой культурой, делает ее доступной для восприятия. Проблема перевода лингвокультурем является одной из центральных в теории перевода. Примером, который красноречиво описывает все трудности, с которыми сталкиваются переводчики при передаче иноязычного текста, могут служить слова Вильгельма Гумбольдта: «Всякий перевод представляется мне, безусловно, попыткой разрешить невыполнимую задачу, ибо каждый переводчик должен разбиться об один из двух подводных камней – слишком точно придерживаться либо своего подлинника за счет вкуса и языка собственного народа, либо своеобразия собственного народа за счет языка подлинника».

Особенно ярко понятийно-предметные различия, заключенные в лингвокультуремах, проявляются при сопоставлении в разных языках, что дает возможность получить представление о культурной специфике того сообщества, язык которого мы исследуем.

Для понимания сложности перевода поэтических произведений приведем две противоположные по смыслу цитаты. Французский писатель прошлого века Эжен Мельхиор де Вогюэ, много сделавший для ознакомления западноевропейской общественности с русской литературой, сказал: «Перевод стихов с одного языка на другой всегда представляет собой огромные трудности, но он становится практически невозможным, когда речь идет о переводе с самого поэтичного языка Европы на наименее поэтичный европейский язык. Некоторые стихи Пушкина и Лермонтова – одни из самых прекрасных, что я знаю. Однако при переводе от них остается лишь горстка банальных мыслей, облеченных в бледные лохмотья прозы, прикрывающие их обломки». В ответ на это резкое замечание приведем слова самого А. С. Пушкина: «Поэзия проснулась под небом полуденной Франции – рифма отозвалась в романских языках».

Перевод поэтических произведений А. Вознесенского осложнен еще и неординарностью, неповторимой манерой писать и особой склонностью поэта к словотворчеству и аналогии. Переводчик Ж.-Ж. Мари, переводы которого используются в данном исследовании так писал о нем: «Voznessenskiestunpoètedel’analogie. Le démon de l’analogie le pousse à établir entre les fragments du réel les fameux rapports nouveaux et insolites».

Проведенное исследование показало, что авторы переводов поэтических произведений А. Вознесенского на французский язык охотнее используют метод приблизительного перевода. При передаче русских лингвокультурем на французский язык в переводных поэтических произведениях А. Вознесенского приблизительный перевод используется в 60% случаев.

Данный способ заключается в использовании в качестве соответствия единицы, обозначающей нечто близкое (хотя и не тождественное) по сути или по функциям к иноязычной реалии. А. В. Федоров называет такой перевод «уподобляющим», «уточняемым в условиях контекста», граничащим с приблизительным обозначением».

Существование определенных аналогов между русской и французской действительностью и традициями позволяет достаточно широко использовать приблизительные эквиваленты при переводе с русского языка на французский:

А хочешь – будешь

спать в заброшенной избушке

(«Аве, Оза»)

Si tu veux, tu dormiras

Dansune cabaneabandonée

Сделавсемныйанализ, можноприйтиквыводуополнойидентичностилексем «избушка» / «cabane»: избушка: уменьшительноеот «изба»: деревянныйкрестьянскийдом; cabane: petite maison de peu de valeur le plus souvent en bois et peut pourtant servir d’habitation.

В стихотворении с одноименным названием А. Вознесенский обращается к иконе Суздальской Божьей Матери. В то время как у переводчика находим «NotreDamedeKazan». В данном случае можно точно говорить о семантическом расхождении текстов оригинала и перевода. Автор и переводчик говорят о совершенно разных образах Божьей Матери.

Подобная ситуация происходит и в следующем отрывке:

Засвищу с высоты,

Из Владимирской пустоши

Бесполезные рты

разевайте и слушайте…

(«Графоманы Москвы»)

Je siffle dans mes doigts

Telun nouveau Cartouche

Laisser béer pour moi

vos inutiles bouches…

В данном случае речь идет о конкретном географическом объекте. Приблизительность, по мнению автора данного исследования, неуместна. Целесообразнее было бы использовать перевод посредством транскрипции, так как в другом тексте находим «mèredeVladimir»

С. Влахов и С. Флорин указывают на нежелательность передачи реалий с помощью существующих в языке перевода единиц с яркой национальной окраской. Действительно, кажется странным перевод названия русского напитка «самогон» французской лексемой «ratafia» (liqueurfaited’eau-de-viesucréedanslaquellemacèrentdesfruitsoubienonajoutedujusderaisin). В то время как «самогон» - спиртной напиток, изготовляемый кустарным способом из хлеба, картофеля и др.:

Мама самогонщица

Явно не смоковница…

(«Рынок»)

C’est ma maman qui distille

Son ratafia a du style

В стихотворении «Соловей-зимовщик» лексема «щи» не находит правильной трактовки в переводном варианте:

Свищет всенощною сонатой

Между кухонь, бензина и щей

Сантехнический озонатор,

переделкинский соловей.

Sonate de minuit il chante

Parmi les efflures d’essence et de choux

L’hygiéniste dépollueur

Le rossignol de Pérédelkino.

В данном случае не осуществлена передача ядерной семы лексемы «щи» - семы «жидкость». Непонятно также, какой запах может распространять капуста, то есть, не передана эмоциональная окраска языковой единицы.

Непонятен выбор переводчиком языковой параллели в следующем случае:

Прощай, архитектура!

Пылайте широко

Коровники в амурах,

Райкомы в рококо!

«Пожар в архитектурном институте»

Adieu, architecture!

Flambez à jamais

Étables décorées d’amour,

Caisses d’épargne rococo!

Прочитав следующую строку: «Messieurs, mesmaîtres, tchin-tchin!», французские любители поэзии вряд ли поймут смысл, заключенный в лексеме оригинала «алаверды», которая подразумевает совершение какого-либо действия в ответ на подобное, уже совершенное действие.

Оценивая в целом приблизительный перевод как способ передачи реалий, а также принимая решение о возможности его использования в каждом конкретном случае, необходимо учитывать степень близости обозначаемых понятий, степень понятности перевода для реципиента, а также сохранность национального колорита в переводном тексте.

Следующим по частотности использования способом перевода является транскрипция. В большинстве случаев его выбор обоснован вхождением переводимых языковых единиц в толковые словари французского языка.

Подобные примеры встречаем и в поэтических текстах А. Вознесенского:

Справа – твисты и зарплаты, Adroitetwistsetgrossalaire

Слева – избы и закаты… A gauche isbas et grand soleil…

(«Рынок»)

В данном случае можно утверждать о полном понимании смысла слова «изба» и адекватности перевода. Всловаре Larousse Lexis значитсяследующаядефиниция: isba (mot russe, 1815) Habitation en bois de sapin de divers peuples du nord de l’Europe ou de l’Asie.

Еще один пример:

Слово берет тамада

Он раскачивается

Вниз головой, как длинный маятник

(«Аве, Оза»)

Нас интересует лексема «тамада», которую французский переводчик передал с помощью транскрипции: LaparoleestautamadaX.

Семантическое значение, зафиксированное в словаре Ожегова С. И. как «распорядитель пира» неизвестно французским читателям. В данном случае помогли бы комментарии переводчика. Но они, к сожалению, не сопровождают поэтические тексты используемых в работе изданий.

Следующими способами передачи лингвокультурем является замена видового понятия родовым и описательный перевод. Их применение считается обоснованным лишь в том случае, если в культуре носителей языка перевода имеются референты, близкие обозначаемым понятиям. Например:

Онависитсредитоски Elle flotte au milieu de notre detresse

Надгородомтаксиисвяток Par dessus la ville, les noёls, les taxis.

Отсутствие понятия «святки» (промежуток времени от Рождества до Крещения) обуславливает употребление лексемы «noёls». Множественное число подчеркивает количество дней.

«Нет такого слова, – отмечает А. В. Федоров, - которое не могло бы быть переведено на другой язык, хотя бы описательно» [4, c. 10].

Однако использование описательного перевода в данном случае встречается довольно редко. Так, например, в отрывке:

Глотает валокордин

Профессор в рубашке с напуском

отсутствие идентичного медикамента обуславливает выбор следующего варианта описательного перевода:

Un prof en chemise brodee

Tient a deux mains son сoeur malade.

Таким образом, установленная ассиметрия в передаче русских лингвокультурем в текстах оригинала и перевода свидетельствует о том, что переводной поэтический текст может рассматриваться в качестве источника информации об иной культуре лишь при сопоставлении текста оригинала и перевода. Переводная литература, не включающая в себя комментариев, сама по себе может давать искаженные представления о русской культуре.

Литература:

  1. Вогюэ Э.М. Предисловие к книге «Русский роман» [Электронный ресурс] – Режим доступа: // http://lib.pushkinskijdom.ru/LinkClick.aspx?fileticket=v_Ru3Mf-mJ0%3d&tabid=10459
  2. Вознесенский А. Стихи и поэмы. – М.: Профиздат, 2001. – 304 с.
  3. Ожегов С. И. Словарь русского языка. – М.: Оникс, 2008. – 1328 с.
  4. Федоров А. В.Основы общей теории перевода (ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ). – М.: «ФИЛОЛОГИЯ ТРИ», 2002. – 20 с.
  5. Lexis. Dictionnaire de la langue française. – P.: Larousse, 1999
  6. Voznessenski A. La poire triangulaire (poems traduits par J-J Marie), - P.: Denoël, 1971. – 138 p.
  7. Voznessenski A. Poèmes (traduits par L. Robel), P.: Gallimard, 1973. – 152 p.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle