Библиографическое описание:

Ткаченко А. Г., Борзилова Н. С. Влияние стиля материнского воспитания на самоотношение личности подростков // Молодой ученый. — 2016. — №13. — С. 885-890.



Проблема самоотношения и его роли в структуре личности в настоящее время является чрезвычайно актуальной для психологической науки. Авторами отмечается, что критическим в формировании самоотношения выступает подростковый возраст (Кон И. С., Мухина B. C., Чеснокова И. И., Фельдштейн Д. И. и др.). Это обусловлено неоднозначностью и противоречивостью развития детей на данном возрастном этапе. В этом возрасте наиболее четко проступают все особенности психической сферы ребенка и проявляются результаты родительского воспитания. На этот возрастной период приходится ряд новообразований в структуре личности — в нравственной сфере, мировоззренческой, существенно изменяются особенности общения со взрослыми и сверстниками [1].Основным новообразованием в старшем подростковом возрасте традиционно считается жизненное и профессиональное самоопределение, открытие собственного «Я», развитие рефлексии (отражение себя в своем образе «Я»), осознание собственной индивидуальности и ее свойств, проявление жизненного плана, установки на сознательные сферы жизни, что направляет «Я» на практическое включение в различные виды деятельности.

В. В. Столин говорит о том, что самосознание — это, прежде всего процесс, с помощью которого человек познает себя и определенным образом относится к самому себе. Оно характеризуется представлением о себе — «Я-образом», или «Я-концепцией». По мнению таких авторов, как С. Р. Пантилеев [2], Е. Т. Соколова [3], центральным компонентом в структуре «Я-концепции» является эмоциональный компонент или самоотношение. Самоотношение определяет картину представления о себе, а также поведенческие проявления. С. Р. Пантилеев выделяет два положения: во-первых, существует некоторое обобщенное самоотношение (самоуважение, самооценка), которое является целостным и универсальным образованием, выражающим степень положительного отношения индивида к собственному представлению о себе; во-вторых — это обобщенное самоотношение интегрируется из частных самооценок. Глобальная самооценка отождествляется с эмоционально-оценочным отношением к себе, мерой удовлетворенности собой [2].

В настоящей работе мы основываемся на точке зрения В. В. Столина, нашедшей свое отражение в трудах С. Р. Пантилеева, и рассматриваем самоотношение как «целостную личностную систему», обеспечивающую переживание смысла «Я» для субъекта.Под самооценкой мы понимаем осознанную оценку своих личных свойств и качеств посредством сравнения себя с другими, а также своим внутренним эталоном, с точки зрения определенной системы ценностей [2].

В отечественной и зарубежной психологии традиционно признается ведущая роль взрослого в психическом развитии ребенка. Опыт семейного общения ложится в фундамент его общей установки к миру социальных отношений и собственному «образу Я». Детско-родительские отношения представляют собой непрерывные, длительные и опосредованные возрастными особенностями ребёнка и родителя отношения. В настоящее время выражены негативные тенденции в развитии отношений в семье, в том числе детско-родительских отношений, что ставит задачу профилактики и коррекции неблагополучия в этих отношениях. Выделяя различные аспекты детско-родительских отношений, практически все психологи едины во мнении о том, что особую значимость для ребенка имеют его взаимоотношения с матерью, так как, прежде всего мать является источником наиболее сильных эмоциональных переживаний для ребенка. Любящая мать, уважающая самостоятельность и индивидуальность ребенка, способствует удовлетворению его основных потребностей и его эмоциональному благополучию. Нарушенное материнское отношение негативно сказывается на удовлетворении потребностей ребенка, что искажает формирование его личности. Проблема материнского отношения, стилей материнского воспитания освещена в работах Эйдемиллера Э. Г., Спиваковской A. C., Соколовой Е. Т., Броди С., Овсяниковой Е. А., Ткаченко Н. С. [4] и др.

А. Л. Венгер определяет понятие «стиль воспитания» как «стиль взаимоотношений с ребенком в семье, характеризуемый степенью контроля, заботы и опеки, теснотой эмоциональных контактов между родителями и ребенком…, характером руководства поведением ребенка со стороны взрослых…, количеством запретов… и т. п». [5].

Д. Баумринд в ходе наблюдений смогла выделить три различных по способу контроля и эмоциональной насыщенности стиля родительского отношения: авторитетные, авторитарные, снисходительные (или либеральные) родители. Ее коллеги, Э. Маккоби и Д. Мартин дополнили данную типологию еще одним — безразличные родители [5].

В работе мы также опираемся на описание нарушенных стилей семейного воспитания, предложенных Э. Г. Эйдемиллером: гиперпротекция, гипопротекция, потворствование, игнорирование потребностей ребенка, чрезмерность/недостаточность требований, запретов, санкций, неустойчивость стиля воспитания, расширение сферы родительских чувств, предпочтение в подростке детских качеств, воспитательная неуверенность, фобия утраты ребенка, неразвитость родительских чувств, проекция на подростка собственных нежелательных качеств, вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания, предпочтение мужских/женских качеств [6].

Цель исследования: изучить характер влияния стилей материнского воспитания на формирование самоотношения личности подростков. Гипотеза исследования:стили материнского воспитания влияют на самоотношение личности подростков, а именно: эмоциональное принятие, сотрудничество, определенная степень контроля, оптимальность требований и запретов, а также авторитетный и либеральный стили воспитания положительно влияют на самоотношение личности подростков, тогда как недостаточность требований, обязанностей и санкций, игнорирование автономности негативно влияют на самоотношение личности подростков.

Исследование проводилось на базе МАОУ «Гимназия № 1» г. Белгорода. В нём принимали участие 42 детско-родительские пары. Объем выборки составил 84 человека, из них 42 подростка (16 юношей и 26 девушек) в возрасте 15–16 лет и 42 матери в возрасте 34–48 лет. Исследование осуществлялось с использованием следующих психодиагностических методик: тест-опросник самоотношения В. В. Столина, С. Р. Пантилеева, АСВ Э. Г. Эйдемиллера, «Стратегии семейного воспитания» С. Степанова. Для оценки статистической значимости полученных результатов мы использовали U-критерий Манна-Уитни, коэффициент ранговой корреляции rs–Спирмена, множественный регрессионный анализ (МРА) на основе пакета статистических программ «SPSS 17.0».

В результате анализа полученных результатов при исследовании самоотношения личности подростков нами были выявлены особенности, которые наглядно можно представить на рисунке 1.

Рис.1. Представленность положительного самоотношения подростков, %

Анализируя рисунок, можно сделать вывод, что 88 % опрошенных подростков склонны относиться к себе положительно (S). У 62 % испытуемых положительно выражен признак самоуважения (I). В контексте данного опросника речь идет о том аспекте самоотношения, который эмоционально и содержательно объединяет веру в свои силы, способности, энергию, самостоятельность, оценку своих возможностей, контролировать собственную жизнь и быть самопоследовательным, понимание самого себя. У 76 % испытуемых положительно выражен признак аутосимпатии (II). В содержательном плане шкала на позитивном полюсе объединяет одобрение себя в целом и в существенных частностях, доверие к себе и позитивную самооценку, на негативном полюсе, — видение в себе по преимуществу недостатков, низкую самооценку, готовность к самообвинению. 64 % подростков, принявших участие в исследовании, ожидают от других положительного отношения, одобрения их действий и поступков (III). У 69 % девятиклассников положительно выражен признак самоинтереса (IV). Он отражает меру близости к самому себе, в частности интерес к собственным мыслям и чувствам, готовность общаться с собой «на равных». Среди 36 % подростков выражена самоуверенность (1), то есть испытуемые считают свои возможности адекватными тем задачам, которые стоят перед ними. 48 % считают, что окружающие относятся к ним положительно (2). Признак самопринятия (3) выражен у 69 % испытуемых, что говорит об удовлетворенности своими качествами с реалистическим признанием своих ограничений. У 52 % подростков выражен признак саморуководства (4), самопоследовательности, то есть собственной предсказуемости, внутреннего управления своим поведением, действий на основе собственных убеждений и ценностей. У 29 % опрошенных выражен признак самообвинения (5), то есть приписывание себе отрицательных черт характера, неблаговидных поступков и т. д. Установка самоинтереса (6) выражена у 81 % опрошенных подростков. В данном случае интерпретируется как уверенность в собственной интересности для других. У 60 % выражена установка самопонимания (7), как процесса осознания субъектом собственных смысловых структур (ценностей, целей, жизненной позиции) и смысловых связей (мотивов поведения в определенной ситуации и стоящих за ними потребностей). Также нами было отмечено, что самоотношение у юношей и девушек различается: юноши склонны относиться к себе более положительно.

При проведении исследования нам также было важно определить, какие стили воспитания присутствуют в семьях опрошенных нами подростков. В результате анализа полученных данных, были выявлены следующие стили семейного воспитания, представленные на рисунке 2.

Рис. 2. Представленность стилей материнского воспитания в семьях подростков, %

Из рисунка видно, что у 88 % опрошенных родителей наблюдается авторитетная (АвЕ) стратегия семейного воспитания; в остальных 12 % — авторитарная (АвА). Также были выявлены нарушенные стили воспитания: у 14 % опрошенных родителей наблюдается гиперпротекция (максимальная отдача подросткам внимания, времени и сил, чрезмерная забота и опека); в 5 % семьях наблюдается потворствующее отношение к подросткам (максимальное и некритическое удовлетворение любых потребностей ребенка); чрезмерность требований (обязанностей) наблюдается в 5 % семей; недостаточность требований-обязанностей наблюдается у 5 % родителей; у 5 % опрошенных родителей выражен стиль семейного воспитания доминирование запретов; самым «популярным» нарушенным стилем воспитание является минимальность санкций — диагностирован в 45 % семьях, принявших участие в опросе (в семьях обходятся без наказаний или же употребляют их крайне редко); в 5 % нами был выявлен признак расширения сферы родительских чувств; а у 7 % родителей наблюдается проекция на ребенка собственных нежелательных качеств; в 7 % семьях испытуемых был выявлен признак предпочтения в подростке детских качеств; также в 7 % семьях мы диагностируем воспитательную неуверенность; а в 5 % случаев нашего исследования наблюдается предпочтение в подростке женских качеств. Также были отмечены различия в воспитании юношей и девушек.

Для проверки значимости выявленных различий мы провели математический анализ данных с использованием U-критерия Манна-Уитни. Нами были обнаружены статистически достоверные различия, которые представлены в таблице 1.

Данные, представленные в таблице, свидетельствуют о том, что существуют значимые различия в самоотношении личности юношей и девушек в аспектах глобального саомотношения, самоуверенности, самообвинения — более позитивное самоотношение наблюдается у юношей, а так же в таких нарушенных стилях воспитания: девушек матери склонны воспитывать при таких нарушенных стилях семейного воспитания как гипопротекция, минимальность санкций и неустойчивость стиля воспитания, тогда как в семьях юношей наблюдаются следующие нарушенные стили воспитания: недостаточность обязанностей, строгость санкций, расширение сферы родительских чувств, фобия утраты ребенка, проекция на подростка собственных нежелательных качеств.

Таблица 1

Сравнение средних показателей юношей идевушек

S

1

5

Г+

Т-

С+

С-

Н

РРЧ

ФУ

ПЖК

Среднее (юноши)

85

64

25

1,8

1,8

2,3

2,8

1,4

4,1

2,7

1,6

Среднее (девушки)

68

44

53

3,2

1,2

0,6

3,7

2,2

2,7

1,6

0,6

Статистика U Манна-Уитни

114

104

60

120

140

33

125

134

53

130

119

Значимость (р)

0,01

0,01

0,01

0,05

0,05

0,01

0,05

0,05

0,01

0,05

0,05

Для проверки гипотезы о связи стиля материнского воспитания и самоотношения личности подростков мы провели корреляционный анализ с применением коэффициента корреляции r-Спирмена. Нами было обнаружено 49 значимых корреляционных связей, из них 30 положительных (прямых) и 19 отрицательных (обратных) корреляционные связи. Для выявления влияния стилей материнского воспитания на самоотношение личности подростков мы применили множественный регрессионный анализ (МРА). Было обнаружено 42 значимых факта влияния, из них 29 положительных и 13 отрицательных. Результаты математического анализа данных представлены в таблице 2.

Обобщая данные по полученным корреляционным связям, мы сделали вывод о том, что подростки, воспитывающиеся в либеральных (Л) семьях, а также семьях с такими нарушенными стилями семейного воспитания как гиперпротекция, игнорирование потребностей подростка, чрезмерность требований, недостаточность запретов, расширение сферы родительских чувств склонны к более позитивному видению своего «Я», тогда как подростки из авторитарных и индифферентных (И) семей, а также из семей с такими нарушенными стилями семейного воспитания как недостаточность обязанностей, минимальность санкций, фобия утраты ребенка склонны к более негативному самоотношению (в частности — глобальное самоотношение, самопонимание, самоинтерес, саморуководство, самоуважение, аутосимпатия, самопринятие, ожидаемое отношение других, самообвинение). Гиперпротекция, игнорирование потребностей, чрезмерность обязанностей, недостаточность запретов, расширение сферы родительских чувств, авторитетный и либеральный стили воспитания положительно влияют на самоотношение личности подростков (а именно на такие аспекты как: глобальное самоотношение, аутосимпатия, ожидаемое отношение от других, самоинтерес, самопринятие, самообвинение), тогда как недостаточность обязанностей, минимальность санкций и фобия утраты ребенка негативно влияют на самоотношение личности подростков (глобальное самоотношение, аутосимпатия, ожидаемое отношение от других, самоинтерес, самообвинение).

Таблица 2

Сводная таблица связей ивлияния материнского воспитания на самоотношение личности подростков

S

II

III

IV

2

3

5

β

r

Β

r

β

r

Β

r

β

r

β

r

β

r

Г+

0,16

**

0,16

**

0,06

**

0,29

**

0,44 **

0,3

**

-0,2

*

У-

0,53

**

0,54**

0,78

**

0,7 **

0,47**

0,74

**

0,6 **

0,65 **

Т+

0,5

**

0,35

**

0,31

**

-0,1 **

0,81

**

-0,5**

-0,4

*

Т-

-1,2

**

-0,4 *

-0,3

*

-0,4

**

З-

0,4

**

0,3

**

0,38*

1,13

**

0,44**

-1

**

С-

-1

**

-0,3 *

-0,8

**

-0,2

**

-0,1

**

Н

0,38

*

-0,2

**

0,05

**

-0,4

**

0,75

*

РРЧ

0,3

**

0,06

**

0,03

**

-0,3

*

ФУ

0,4

**

-0,6

***

-0,3 **

-0,9

***

АвЕ

0,29

**

0,15

**

0,07

**

0,15

**

АвА

-0,4 **

-0,4 **

-0,5 **

-0,4 **

-0,6 **

-0,4 *

Л

1,42

**

0,68**

0,64

**

0,71 **

0,66 **

1,31

**

0,68 **

0,5

**

0,68**

1,02*

0,82 **

-0,4 **

И

-0,3 *

Прим.:β–стандартизированные бета коэффициенты; r–сила связи;**- р≤0,01;*-р≤0,05.

В связи с выявленными различиями в воспитании и самоотношении личности подростков мы посчитали целесообразным провести математический анализ эмпирических данных (корреляционный анализ на выявление взаимосвязи и регрессионный анализ на выявление влияния) отдельно для девушек и юношей. Корреляционный анализ связи самоотношения девушек и стилей материнского воспитания показал наличие 37 значимых корреляционных связей, из них 25 положительных (прямых) и 12 отрицательных (обратных) корреляционные связи. Регрессионный анализ показал 24 значимых фактов влияния стиля материнского воспитания на самоотношение девушек, из них 8 положительных и 16 отрицательных. По результатам проведения корреляционного анализа с целью установления связи самоотношения юношей и стилями материнского воспитания было обнаружено 36 значимых корреляционных связей, из них 29 положительных (прямых) и 7 отрицательных (обратных) корреляционные связи. В результате проведения МРА было обнаружено 12 значимых фактов влияния стиля материнского воспитания на самоотношение юношей, из них 6 положительных и 6 отрицательных. Эти данные представлены в таблице 3. Анализируя таблицу, мы видим, что девушки, воспитывающиеся в авторитарных и индифферентных семьях, а также из семей с такими нарушенными стилями семейного воспитания как минимальность санкций склонны к более негативному самоотношению. Гиперпротекция и чрезмерность обязанностей положительно влияют на самоотношение девушек (а именно: глобальное самоотношение, аутосимпатия, самоинтерес, ожидаемое отношение от других, самообвинение), тогда как минимальность санкций, авторитарный и индифферентный стили воспитания негативно влияют на самоотношение девушек (глобальное самоотношение, аутосимпатия, самоинтерес, ожидаемое отношение от других, самообвинение, саморуководство, самоуверенность).

Таблица 3

Сводная таблица связей ивлияния материнского воспитания на самоотношение личности юношей идевушек

Девушки

Юноши

S

II

IV

1

2

4

5

1

2

3

4

β

r

β

r

β

r

β

β

r

β

β

r

β

r

β

r

β

r

β

r

Г+

0,4 **

0,1 **

0,2 **

0,2 **

Т+

0,4 **

0,3 **

0,3 **

-0,2 *

С-

-1,6 **

-1,2 **

-0,5 **

-0,4 *

-1,3 **

-0,2 **

-0,5 **

-0,8 *

-0,1 **

-0,6 **

-0,7 **

РРЧ

0,8 **

0,9 **

0,7 **

0,9 **

0,5 **

ВН

0,1 **

0,5 *

0,2 **

0,6 *

0,5 *

АвА

-0,9 **

-0,5 **

-1 **

-0,6 **

-0,9 **

-0,4 **

-0,1 **

-0,8 **

-0,8 **

-0,5 *

0,6 **

И

-0,1 **

-0,3 **

-0,5 *

-0,4 **

0,6 **

-1,1 **

-0, 6 *

-0,3 **

-0,9 **

-0,8 **

Прим.:β — стандартизированные бета коэффициенты; r–сила связи;**-р≤0,01;*-р≤0,05.

Тогда как юноши, воспитывающиеся в семьях с такими нарушенными стилями семейного воспитания как расширение сферы родительских чувств, воспитательная неуверенность склонны к более позитивному видению своего «Я», тогда как юноши из авторитарных и индифферентных семей, а также из семей с такими нарушенными стилями семейного воспитания как минимальность санкций склонны к более негативному самоотношению. Расширение сферы родительских чувств и воспитательная неуверенность положительно влияют на самоотношение юношей (в частности на самоуверенность, отношение других, самопринятие, саморуководство), тогда как минимальность санкций и индифферентный стиль воспитания негативно влияют на те же аспекты самоотношения юношей.

Таким образом, наша гипотеза подтверждается: материнские стили воспитания влияют на самоотношение личности подростков, а именно: гиперпротекция, игнорирование потребностей, чрезмерность требований, недостаточность запретов, расширение сферы родительских чувств, авторитетный и либеральный стили воспитания положительно влияют на самоотношение личности подростков, тогда как недостаточность требований, минимальность санкций и фобия утраты ребенка — негативно.

Литература:

  1. Кураев Г. А., Пожарская Е. Н. Возрастная психология: Курс лекций. — Ростов н/Д, 2002. — 146 с.
  2. Пантилеев С. Р. Самоотношение //Психология самосознания. Хрестоматия. — Самара, 2000. — с. 208–242.
  3. Соколова Е. Т., Чеснокова И. Г. Зависимость самооценки подростка от отношения к нему родителей //Психологический журнал. — 2002. -№ 2. — С. 110–117.
  4. Овсяникова Е. А., Ткаченко Н. С. Влияние детско-родительских отношений на выбор подростками копинг-стратегий //Научные ведомости Белгородского Государственного Университета. Серия: Гуманитарные науки. 2014. № 26 (197) Вып.24. С.162–169
  5. Кузьмишина Т. Л., Амелина Е. С. И др. Стили семейного воспитания: отечественная и зарубежная классификация //Современная зарубежная психология. 2014. № 1. С. 16–26.
  6. Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис В. В. Психология и психотерапия семьи. — СПб., 2002. — 656 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle