Библиографическое описание:

Сайфуллин А. А., Абросимов И. А., Виноградова Н. В., Нугуманов Ф. Г., Гибадуллин Р. З. Сущность и формы организации эколого-географического образования и место школьного краеведения в системе краеведческой работы // Молодой ученый. — 2016. — №13. — С. 849-852.



Краеведение как знание о родных местах зародилось в далеком прошлом. У всех народов сведения о природе, истории передавались из поколения в поколение.

Научно краеведение начало развиваться с середины XVIII века. Идея комплексного изучения своего края принадлежала М. В. Ломоносову, составившему и разославшему в разные регионы анкету с вопросами по экономике, географии, истории, культуре. На основе этих анкет Ломоносов издал труд «Топографические известия, служащие для полного географического описания Российской Империи». С середины XVIII в. организуются академические экспедиции по изучению регионов страны, в результате чего появляются естественно-географические описания этих мест и труды, посвященные их истории. В этот период открываются начальные училища, а в 1788 г. выходит пакет документов о введении этого предмета в учебные заведения [1,2].

Своеобразным толчком к составлению краеведческих исторических трудов стало издание «Истории государства российского» Н. М. Карамзина. В начале XIX века получают распространение такие жанры, как описание путевых впечатлений, путеводители, очерки о памятниках старины. Появляются институты, университеты, научные общества, которые начинают проводить научные исследования, организуют экспедиции. От Герцена и декабристов пошла традиция участия политических ссыльных в изучении края своей ссылки. Позднее среди сосланных народников оказались организаторы научных экспедиций, периодических изданий, музеев (в основном в Сибири и на севере европейской части России).

Много сделано для развития краеведения Русским географическим обществом. Под руководством П. П. Семенова-Тян-Шанского были подготовлены многотомные издания: «Географо-статистический словарь Российской Империи» и «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества».

Губернские архивные комиссии занимались выявлением, сохранением, систематизацией, описанием исторических памятников, организацией музеев, изданием краеведческой литературы, пропагандой знаний о своем крае.

По инициативе Московского археологического общества с 1869 г. в различных городах проходили археологические съезды, в которых участвовали профессора, руководители архивов, местные краеведы-любители. Усилению интереса к краеведению способствовало и духовенство: издавались епархиальные ведомости, составлялись церковно-приходские летописи.

На рубеже XIX–XX столетий получило распространение и само понятие «краеведение» (до 1917 г. — «родиноведение»).

К 1917 г. краеведение занимало немалое место в культурной и общественной жизни больших и малых городов.

После Февральской революции многие краеведы проявили большую самоотверженность в спасении, охране и использовании памятников истории и культуры (особенно имений, частных коллекций). А затем они активно включились в краеведческую деятельность послереволюционных лет: организацию музеев, архивов, библиотек [2].

Первое десятилетие Советской власти называют «золотым десятилетием» развития краеведения. Повсеместно возникали краеведческие общества, музеи, кружки. Их задачей было изучение родного края, сохранение памятников, защита природы, распространение знаний об Отечестве. Краеведы спасали от уничтожения бесценные шедевры древнерусской живописи и прикладного искусства, исторические раритеты, редчайшие книги и старинные документы, препятствовали разрушению археологических и уникальных природных объектов. В то время во главе краеведческого движения стоял выдающийся ученый академик С. Ф. Ольденбург. Ко второй половине 20-х годов в СССР было зарегистрировано более 1700 краеведческих организаций и учреждений.

После окончания гражданской войны стала очевидной необходимость координации деятельности краеведов. В стране проводились различные краеведческие конференции. К середине 1927 г. их состоялось более 100. Было создано Центральное бюро краеведения, издавались краеведческие журналы. В «Известиях Центрального бюро краеведения» были сформулированы задачи краеведческих организаций:

— разработка маршрутов экскурсий, прогулок;

— организация докладов, лекций, посвященных характеристике края;

— изучение мест, где можно провести свободное время, отдохнуть;

— проведение выставок, конкурсов на лучший сбор материалов во время экскурсий;

— подготовка организаторов краеведческой и экскурсионной работ.

В 1921 г. в Петрограде был организован Экскурсионный институт, а в Москве Музейно-экскурсионный институт; в Московском университете открылась кафедра по краеведению и экскурсионному делу [2].

Постепенно, со второй половины 20-х годов, усилилось стремление к политической идеологизации работы краеведов. К руководству краеведением пришли люди, имевшие преимущественно опыт партийной или государственно-аппаратной работы. Началась травля краеведов в прессе, обвинения в организации заговоров, вредительстве. В то время, когда стремились все нивелировать, краеведы считали своим долгом выявлять своеобразие региона, предотвращали попытки унифицировать приемы хозяйствования без учета местных особенностей — природных и социальных. Массовое разрушение старинных, особенно церковных, зданий влекло за собой наказание тех, кто видел в них памятники культуры и истории, боролся за их сохранение. В результате то, что мы называем «37-м годом», для краеведения наступило еще в 1929–30 гг.

В феврале 1927 г. при Акдемцентре Наркомата просвещения ТАССР было образовано Бюро краеведения, на базе которого постановлением СНК ТАССР от 10 мая 1928 г. создано Общество изучения Татарстана. Общество ставило задачи: всесторонее изучение Татарстана, его природы, населения, производительных сил, истории и быта. Ликвидировано в 1930 г. в связи с организацией Татарского научно-исследовательского экономического института [48]. 14 мая 1931 г. на заседании бюро Татарского обкома ВКП (б) было принято решение о реорганизации Татарского научно-исследовательского экономического института (ТНИЭИ). 27 мая на его базе были созданы два самостоятельных института — Татарский научно-исследовательский институт промышленно-экономических исследований (ТНИИПЭИ) и Татарский научно-исследовательский институт сельскохозяйственной экономики (ТНИИСЭ). Отдел культуры и быта (ТНИЭИ), музеи и научные библиотеки, не вошедшие в структуру новых учреждений, остались в ведении наркомпроса. Спустя месяц бюро Татарского обкома ВКП (б) вновь вернулось к вопросу о судьбе бывших гуманитарных подразделений ТНИЭИ. 3 июня 1931 г. было принято решение об организации в республике Центрального музея и Центральной библиотеки ТАССР [3].

Отсутствие в Казани специального исследовательского учреждения не давало возможности развернуть работу в краеведческой сфере. В постановлении об организации ТНИИКС[1], в частности, отмечалось, что остро стоит вопрос о необходимости усиления научно-исследовательской работы и в области культурного строительства. В составе научно-исследовательского учреждения планировалось открыть четыре отделения: а) педолого-педагогическое; б) по изучению местного края; в) языка, литературы и искусства; г) социалистического быта.

Однако в судьбе ТНИИКС уже намечались серьезные перемены. Решением бюро обкома партии от 4 ноября 1932 г. была создана комиссия, которой было поручено в месячный срок подготовить доклад и предложения по вопросу о работе научно-исследовательских институтов г. Казани.

11 января 1933 г. состоялось заседание президиума Института, на которое в числе прочих был приглашен ректор КГУ профессор Носон-Бер Залманович Векслин. Речь шла о фактическом закрытии ТНИИКС. Вскоре (02.02.1933) была создана новая комиссия, которой было поручено «тщательно ознакомиться с работой научно-исследовательских институтов в Казани, установить необходимость существования каждого из них и добиться максимального сокращения и удешевления работы институтов». Затем была образована ликвидационная комиссия. В соответствии с постановлением комиссии все начатые и незавершенные работы исторического отделения передавались ИМЛ[2] вместе с подписанными договорами между ТНИИКС и научными сотрудниками. Последующее прекращение или продолжение исследований было оставлено на усмотрение руководства ИМЛ. Незавершенные работы по отделению языка, литературы и искусства и педолого-педагогическому отделению вместе с договорами должны были отойти Татарскому педагогическому институту. 23 марта 1933 г. бюро Татарского обкома ВКП(б), заслушав доклад комиссии о результатах обследования научно-исследовательских институтов, окончательно приняло решение ликвидировать Институт культурного строительства. С той поры работа, ранее проводимая им, сосредоточилась в аппарате наркомпроса[3] и на кафедрах Татарского педагогического института [3].

Таким образом, большая часть исследований, связанная с изучением территории Республики Татарстан легла на плечи педагогического сообщества республики.

К середине 30-х гг. были ликвидированы оставшиеся краеведческие организации, закрыты многие музеи. Многие краеведы были репрессированы. Сейчас ясно, что разгром краеведения в 30-е годы нанес нашей нравственной культуре непоправимый урон. На долгое время забыто было даже само слово «краеведение».

Но как бы не развивалась система краеведческой исследовательской работы, существует справедливая уверенность, что включение регионального компонента образования позволяет активизировать эколого-краеведческую деятельность, влечет за собой создание авторских программ, отвечающих Государственному Стандарту образования, адаптированных для конкретной территории, отвечающих запросам учащихся. В общеобразовательной школе всестороннее познание своего края должно быть отражено в официальных программах школьных предметов, в том числе и географии. На основе такой программы в Республике Татарстан и может быть осуществлен региональный географический компонент.

В последние годы начался новый подъем краеведения. В 1987 г. в Полтаве и в 1989 г. в Пензе прошли Всесоюзные научные конференции по краеведению. В апреле 1990 г. в Челябинске состоялась учредительная конференция Союза краеведов России (СКР), на которой был принят Устав СКР и его исполнительные органы. Председателем СКР стал академик Российской Академии образования С. О. Шмидт.

Основным итогом деятельности СКР стала долговременная программа «Краеведение», направленная на развитие краеведческой работы в России, и ряд целевых программ.

Перед современным краеведением стоят следующие задачи:

– изучение и охрана природы края;

– изучение истории и культуры края;

– выявление и охрана местных памятников культуры и старины;

– пропаганда знаний о крае;

– организация выставок, музеев, лекториев, экскурсий [2].

Несмотря на то, что первой строкой в задачах СКР стоит изучение и охрана природы края, в ежегодных отчетах о работе Союза краеведов России практически нет материалов по природно-географическому и природоохранному краеведению. Изучая материалы, мы с сожалением обнаружили, что в Татарстане нет регионального отделения СКР, что, впрочем, не является уникальным исключением. В основном региональные отделения сформированы в областях центра и запада Европейской части России. Поволжье представлено Балаковским краеведческим обществом в Саратовской области, Урал — Челябинским областным краеведческим обществом, Сибирь — Омским региональным отделением СКР. Всего же в стране насчитывается 18 региональных отделений и 3 коллективных члена СКР, причем 5 из них — в Москве и Московской области. Таким образом, разрушение обществ краеведов в 30-х годах прошлого столетия отдается долгим эхом до настоящего времени [4].

История показывает, что в России, начиная с XVIII века и до 20-х гг. ХХ века, отдельные экологические вопросы рассматривались в рамках преподавания естествознания. Затем информация экологического характера сообщалась школьникам в основном в связи с обучением их основам сельскохозяйственного производства. Начиная с 30-х гг., экологическое просвещение осуществлялось в процессе биологического образования школьников. С 80-х гг. формируется система собственно экологического образования школьников. В конце 90-х гг. под влиянием объективных факторов начались научные дискуссии о дальнейших стратегиях отечественного экологического образования, поиск нетрадиционных подходов [3,12,13,14,15].

Для повышения результативности образования учителям необходимо постоянно находиться в поиске новых элементов в обучении и воспитании, улучшать содержательную и методическую составляющие педагогического процесса. Ознакомление учащихся с современным уровнем науки, приобщение к самостоятельному исследованию является важной задачей текущего этапа развития школы. Ученые отмечают, что имеющийся в настоящее время опыт организации и проведения исследовательской работы в образовательной системе России, свидетельствует о позитивных возможностях дальнейшего развития и совершенствования этого вида учебной и учебно-профессиональной деятельности.

Вопросы привлечения школьников к исследованию в процессе изучения различных школьных предметов нашли отражение в трудах Е. Н. Кабановой-Меллер, В. В. Давыдова, и др. [5,6, 7]

Значение творческой, поисковой деятельности в реализации личностного потенциала школьников, в создании благоприятных условий для активной исследовательской деятельности учащихся как в школе на уроке, так и вне урока раскрывается в публикациях A. B. Усовой (1986) [8], Н. В. Добрецовой (1994) [9], Е. В. Шикова (1995) [10] и др. Эффективные методы и приемы организации краеведческой деятельности, предложены в практикумах по географическому краеведению: М. А. Никоновой [11], А.Ф. и др.

При реализации краеведческого принципа в обучении исследовательский метод выступает как обязательный. В сельской школе имеется большая возможность для организации эколого-краеведческой исследовательской деятельности, так как в ближайшем окружении расположены различные природные и антропогенные ландшафты, поэтому нет необходимости организовывать специальные выезды, затрачивать на них отдельное время.

Заключение

Школьные дисциплины естественно-географического направления формируют, углубляют и систематизируют представления учащихся об окружающем человека мире. Тем не менее, обширный круг важных и интересных природоведческих вопросов о процессах и явлениях в географической оболочке остается за страницами школьных учебников.

Краеведческая работа учеников под руководством учителя призвана заполнять образующиеся пробелы в знаниях, способна развить в молодом человеке пытливость и наблюдательность, воспитать неравнодушного к состоянию окружающей природы гражданина

Литература:

  1. Виноградов В. Ю., Сайфуллин А. А., Хабибуллин М. М., Виноградова Н. В., Краеведческая направленность эколого-географического образования и воспитания школьников (на примере Верхнеуслонского МР РТ) Молодой ученый.№ 11(115), 2016г. с.566–568.
  2. Авдуевская И. А. Краеведение. [Электронный ресурс] // Учебные материалы ВГУЭС: сайт. — URL:http://abc.vvsu.ru/Books/kraeved_up/page0001.asp (дата обращения 23.12.2015)
  3. Хайрутдинов Р. Татарский научно-исследовательский институт культурного строительства им. М. Горького [Электронный ресурс] // Гасырлар авазы — Эхо веков.-2009.- № 2 (01.06.2009).-URL:http://www.archive.gov.tatarstan.ru/ magazine/go/anonymous/main/?path=mg:/numbers/2009_2/09/11/ (дата обращения 23.12.2015)
  4. Российский краевед [Электронный ресурс]: сайт — URL:www.roskraeved.ru
  5. Душина И. В. Методика обучения географии в общеобразовательных учреждениях.- М., «Дрофа», 2007. — 512 с.
  6. Кабанова-Меллер Е. Н. Формирование приемов умственной деятельности и умственное развитие учащихся = The means of mental activity and the mental development of schoolchildren / Е. Н. Кабанова-Меллер. — Москва: Просвещение, 1968. — 288 с.
  7. Проблемный подход в обучении географии в средней школе [Текст] / Г. А. Понурова. — М.: Просвещение, 1991. — 191 с.
  8. Психолого-дидактические основы формирования у учащихся научных понятий: спецкурс: пособие для пед. ин-тов. Ч. 1 / А. В. Усова. — Челябинск: Челябинский гос. педагогический институт, 1986. — 99 с.
  9. Добрецова Н. В. Методологические аспекты дополнительного экологического образования /Сб. Экопедагогика: состояние, проблемы, перспективы. Минск, 1994. — С. 42–44.
  10. Шиков Е. В. Исследовательский принцип в обучении // Биология в школе 1995 — № 2-С. 19.
  11. Никонова М. А. Краеведение. — М.: Academia, 2009. -192с.
  12. Виноградов В. Ю., Сайфуллин А. А., Виноградова Н. В., Гибадуллин Р. З. Роль бережливого производства в современном мире. Молодой ученый.№ 20(100) октябрь,2015г. с.30–31.
  13. Диагностика состояния газотурбинных двигателей в условиях аэродромного базирования. Виноградов В. Ю. Известия высших учебных заведений. Авиационная техника. 2000. № 2. С. 32.
  14. Исследование технического состояния авиационных ГТД и энергетических установок в целях составления картограмм газодинамических параметров для диагностики. Виноградов В. Ю. Контроль. Диагностика. 2011. № 12. С. 45–50.
  15. Противоугонное устройство для самоходных транспортных средств Виноградов Ю. В., Мангушев Н. И., Точилкин В. И., Виноградов В. Ю., Абросимов А. В. патент на изобретение RUS 2047514.

[1] ТНИИКС – Татарский научно-исследовательский институт культурного строительства

[2] ИМЛ – Институт марксизма-ленинизма

[3] Наркомпрос – народный комиссариат просвещения (аналог современного Министерства образования и науки)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle