Библиографическое описание:

Ручко П. А. К вопросу о семантической мотивированности слов со значением «цвет» в русском и английском языках // Молодой ученый. — 2016. — №13. — С. 706-710.



В статье описываются особенности семантической структуры цветообозначений в русском и английском языках. Выявляются мотивированные и немотивированные цветообозначения. Проводится анализ и подсчет цветовых наименований согласно с их мотивирующей базой. Делается вывод о предпочтениях в выборе объектов цветовой номинации русских и англичан.

Ключевые слова: семантика цветообозначений, мотивированность, объект номинации, языковая картина мира

Цвет — древнейшая реальность человеческого бытия. Человек ориентируется в окружающей действительности в большей мере благодаря цвету, который упорядочивает и гармонизирует его связи с миром. В культуре человечества цвет всегда имел большое значение, он тесно связан с философским и эстетическим осмыслением мира. В связи с тем, что интерес к цвету и цветообозначениям не иссякает, количество исследований в различных областях науки, так или иначе связанных с данной тематикой, огромно.

Наибольший вклад в изучение цветообозначений, в исследование единых принципов цвета и его оттенков внесли лингвисты. Цветовая лексика изучалась довольно широко: исследовался ее состав (А. П. Василевич, В. А. Москович, Т. А. Михайлова и др.), семантическая структура (И. В. Макеенко, А. А. Брагина, С. В. Бекова и др.), происхождение слов со значением цвета (Л. М. Грановская, Н. Б. Бахилина и др.), функционирование слов-цветообозначений (Н. Ф. Пелевина, С. В. Бобыль, Л. А. Качаева и др.). В данной статье внимание уделяется, прежде всего, семантике цветообозначений.

Необходимо отметить, что в языковедческих работах по изучению цветообозначений большое внимание ученые уделяют проблеме классификации цветовых слов. При построении цветовых отношений исследователи находят невозможным определение единого принципа отбора и классификации единиц. Согласно семантике цветовых единиц, лингвисты делят цветообозначения на основные (абсолютные) и оттеночные.

Впервые понятие основного имени цвета ввели в научный обиход американские ученые Б. Берлин и П. Кей. Они считали, что основное имя цвета обладает следующими качествами: 1) состоит только из одной морфемы (red, green); 2) не является оттенком другого цвета (к примеру, scarlet — оттенок цвета red); 3) не относится лишь к малой группе объектов, которые он называет (например, blond — описывает только цвет волос); 4) основное имя цвета широко употребляемо (например, ср. употребление yellow и saffron) [Berlin, Key, 1969, p. 78].

Природа цвета такова, что выделение нелингвистических аспектов изучения цвета (состав цветовой гаммы, исследование хроматических и ахроматических цветов, теплота, яркость, насыщенность цвета и др.) тесно соотносится с лингвистическими. Это связано с тем, что основные цвета и их бесчисленные оттенки воплощены в картине мира не только через абстрактные формулы, но и с помощью номинации слов-цветообозначений. Так, можно выделить, что в основном «дополнительные» цвета чаще не имеют собственных названий и носят ассоциативный характер (например, малиновый, кирпичный, салатовый). Но также и некоторые основные цвета имеют не оригинальное, а ассоциативное название (например, желтый — желчь, оранжевый — от orange — апельсин). Такое наблюдение свидетельствует о большой роли языка в картине мира — «то, что не нашло номинации как бы и не является существенным» [Рахимова, 2010, с. 130].

Э. Рош в области цветообозначений ввела понятие прототипа. Прототип — это член категории, который воплощает характерные для этой категории особенности и свойства. Следовательно, цветообозначения можно классифицировать в зависимости от соотнесенности с цветовым прототипом. Например, изумрудный — темно-зеленый, салатовый — светло-зеленый, где зеленый — прототип, а оттенки — члены категории [Носовец, 2002, с. 111].

В. И. Иваровская определяет 10 основных цветов: красный, синий, белый, желтый, коричневый, серый, оранжевый, черный, фиолетовый, зеленый. Основу классификации составляет полевой принцип: перечисленные цвета способны входить в состав полей цвета. Все цветообозначения в исследовании рассматриваются с позиции немотивированности — мотивированности [Иваровская, 1998, с. 104].

Другой лингвист, Р. М. Фрумкина, на материале русского языка отмечает, что «наивная картина мира» может включать «семь цветов радуги», а также коричневый, розовый и ахроматические цвета. Такие цвета считаются основными у носителей русского языка. Второстепенные цвета, являющиеся менее употребительными, исследователь определяет как «прочие». Выделяются также «базовые» лексемы. Это такие слова, как алый, бордовый, малиновый, песочный, вишневый, апельсиновый и др. [Фрумкина, 2003, с. 191].

Ф. Н. Шемякин делит цветовые прилагательные на общие и единичные. К общим названиям он относит: красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый — названия, обозначающие цвет без оттенков. К единичным — все остальные, определяемые как оттенки цвета: лимонный, соломенный, золотой — могут рассматриваться как единичные названия, а общим по отношению к ним будет слово желтый [Шемякин, 1960, с. 8].

А. А. Брагина также подразделяет цветообозначения на две группы — основные (абсолютные) и оттеночные. Они соответствуют группам общих и единичных цветонаименований Ф. Н. Шемякина. Оттеночные наименования цвета А. А. Брагина делит по способу передачи оттенков, выделяя группы слов, которые передают оттенки цвета аналитически. Среди них она выделяет такие цветовые прилагательные: а) вторичной номинации (сиреневый, молочный, lemon, rosy, amber); б) без ясно прослеживающейся этимологии (бурый, алый, crimson, russet, scarlet); в) с ограниченной сочетаемостью (белокурый, карий, hazel, blonde, fair); г) заимствованные (индиго, bordeaux); д) неологизмы и архаизмы (смарагдовый, кубовый); е) терминологические (кобальт, ультрамарин, basalt, ochreous); ж) окказионализмы [Брагина, 1972, с. 121].

В данной статье мы поговорим о классификации цветообозначений с учетом их вторичной номинации (а именно о так называемой ‘базе’ этой вторичной номинации). Стоит заметить, что в основном именно оттеночные или вторичные цветовые наименования вызывают интерес в нашем исследовании, так как показывают предпочтительные ассоциативные названия в цветовой картине мира носителей языка. В то время как общие (или основные) цвета спектра не образованы от названия какого-либо объекта действительности и не могут выступать в качестве выбранного носителем языка эталона наименования.

С помощью общей выборки привлечен материал в составе 126 единиц со значением ‘цвет’ в русском языке и 118 единиц английского языка. В качестве источника материала были использованы словари OxfordAdvancedLearner’sDictionary и Толковый словарь Ожегова, Шведовой.

Анализ цветовых наименований показал, что среди них есть семантически мотивированные и немотивированных единицы. Под мотивированными словами мы понимаем слова со значением цвета, образованные от наименований различных объектов действительности.

Небольшую группу немотивированных слов в русском языке составляют 23 (18 %) единицы, таких как: белый, голубой, желтый, зеленый, коричневый, красный, серый, синий, черный, карий, рыжий и др. (особая группа сложных слов в составе 16 единиц, например бело-, желто-, указывающая на оттенок цвета, не входит в анализ мотивированных и немотивированных единиц). В английском языке эта группа включает в себя 19 (16 %) единиц, а именно: black, blue, brown, green, grey, pink, red, white, yellow, navy, beige, scarlet и др. Примечательно, что данную группу преимущественно составляют основные (абсолютные) цветообозначения.

Но в рассматриваемых нами прилагательных наибольший интерес для исследования представляют именно семантически мотивированные слова, так как эта группа позволяет увидеть предпочтения носителей языка разных лингвокультур в выборе мотивации цвета.

Группы слов, образованные по этому признаку, довольно обширные: в русском языке это 87 (69 %) единиц, в английском языке в эту группу входит 99 (84 %) единиц.

В обоих языках встречаются единицы, у которых слова, мотивирующие прилагательные цвета, обозначают один и тот же объект. Их насчитывается 56 (64 %) единицы в русском языке и 61 (62 %) единиц в английском (количественное различие объясняется синонимами, например rose, roseate и rose-coloured). Например: amber — янтарный (прозрачно-желтый, цвет камня янтаря), flame — огненный (оранжево-желтый, цвет огня)и др.

Однако в каждом из рассматриваемых языков есть такие единицы с семой ‘цвет’, которые образованы от наименований объектов, не использованных в другом языке в качестве мотивирующей базы. В английском языке таких наименований 38 (38 %), в русском языке — 31 (36 %). Рассмотрим их подробнее.

В русском языке такие слова чаще называют объекты природы:

‒ от наименований растений (15 ед., 48 %): мареновый — ‘мареновый цвет (ярко-красный)’ — образовано по цвету ярких красящих веществ, добываемых из кустарникового растения марены; рябиновый — по цвету зрелых ягод рябин, фисташковый — светло-зеленый, по цветуядра фисташки и др.;

‒ камни, минералы (5 ед., 16 %): малахитовый образовано по цвету камня малахита, свинцовый от существительного свинец и др.

‒ природные красящие вещества (1 ед., 3 %): наименование красителя пурпур, извлеченного из морских моллюсков, стало основой для прилагательного пурпурный — от багряного до пурпурно-фиолетового цвета.

Значительно меньшим объемом в русском языке представлены такие цветовые слова, которые произошли от названий:

‒ цвета шерсти животных (1 ед., 3 %): верблюжий — ‘серовато-желтый’;

‒ артефактов, т. е. продуктов или предметов, созданных людьми (3 ед., 10 %): бутылочный — темно-зеленый цвет, т. е. цвет бутылочного стекла; от сахар образовано цветовое значение сахарный (чисто-белый) и др.;

‒ веществ (1 ед., 3 %): молоко стало основой цветового значения молочный, обозначая голубовато-белый цвет;

‒ явлений (2 ед., 7 %): сущ. дым легло в основу прилагательного дымчатый — ‘светло-серый, цвета дыма’; от сущ. пепел образовано цветовое значение пепельный — ‘светло-серый, цвет пепла’.

Объектом для цветового наименования может выступать даже сам человек (3 ед., 10 %): мертвенно-бледный образовано от сложения слов мертвенный + бледный (типичный цвет кожи мертвецов — синий) и бледный, что в совокупности дает значение ‘бледный до синевы’ и др.

В английском языке цветообозначения, образованные от различных объектов действительности, отличаются не качественно, но количественно. Довольно часто такими объектами выступают природные явления:

‒ растения (9 ед., 24 %): цветовое наименование aubergine обозначает темно-пурпуровый цвет, само наименование образовано от слова aubergine — баклажан; от яркого пурпурно-красного цвета цветков фуксии образовано цветовое наименование fuchsia; существительное hazel (лесной орех) дало название цветовому наименованию hazel — ‘красновато-коричневый цвет’ и др.;

‒ наименования камней, минералов (6 ед., 16 %): цветовое значение magentaобразовано от названия красной анилиновой краски; по цвету нефритового камня получает цветовое значение слово jade; цветовое значение platinum образовано от цвета платины и др.;

‒ природные красящие вещества (4 ед., 10 %): слово ultramarine образовано от названия пигмента ultramarine с ярко-синим цветом и др.

По сравнению с русским языком, в английском более значительно представлены наименования, образованные по признаку сходства с цветом животных (7 ед., 18 %): цветовое значение слова salmon образовано от сущ., обозначающего рыбу, на том основании, что ее мясо имеет оранжево-розового цвета, поэтому составное наименованиеsalmonpink означает оранжево-розовый цвет (цвет мяса лосося); цветовое наименование buff значит ‘желтовато-коричневый цвет, цвет буйволовой кожи’; слово fawn образовано от наименования молодого оленя (fawn), имеющего шкуру светлого желтовато-коричневого цвета и др.

Объектами действительности, давшими названия цветовым наименованиям, выступают также:

‒ артефакты (3 ед., 8 %): слово burgundy — ‘темно-красный цвет’ — образовано от наименования бургундского вина, аналогично и в слове wine: его цветовое значение — темно-красный — образовано от присущего цвета самой жидкости — вину (или wine) и др.;

‒ явления (3 ед., 8 %): наименование midnightblueзначит ‘очень темный синий цвет’, этот оттенок создается за счет компонента midnight — темное, почти черное время суток; seagreen — прилагательное, означающее светлый голубовато-зеленый цвет, такой оттенок формируется за счет первого компонента — sea, имеющего зеленоватый цвет (цвет моря, морской волны).

В образование цветовых наименований могут вовлекаться объекты, связанные с человеком, детьми (6 ед., 16 %): наименование babypink обозначает светлый оттенок розового. Именно компонент baby в сочетании с цветовым компонентом создает этот оттенок, так как кожа ребенка светлая, нежная, имеющая легкий розоватый оттенок; наименование cardinal берет свое цветовое значение от ярко-красного цвета одежды, которую носят сановники Римской католической церкви; слово tanимеет цветовое значение, относящееся к загорелой коже и др.

Выявленные данные можно представить в виде двух графиков, показывающих предпочтениях в выборе объектов цветовой номинации русских и англичан:

Таким образом, цветообозначения в обоих языках могут быть первообразными и образованными от наименований различных объектов мира. Выявлено, что мотивированные основы слов могут совпадать в обоих языках. Было определено, что носители обоих языков наиболее часто избирают в качестве объекта для образования цветового значения наименования растений, камней, минералов и различных артефактов. Наличие мотивированных цветовых слов, не имеющих соответствий в изучаемых языках, объясняется различием наименований тех объектов, которые русские и англичане избирают в качестве эталонов цвета. Наиболее частотными такими объектами в русском языке выступают природные явления — растения и камни, минералы, в английском — камни, минералы, цвета шерсти животных, сам человек.

Литература:

  1. Брагина А. А. «Цветовые» определения и формирование новых значений слов и словосочетаний / А. А. Брагина // Лексикология и лексикография. — М.: Наука, 1972. — 156 c.
  2. Иваровская В. И. Лексическое значение цветовых прилагательных в синагматико-парадигматическом и словообразовательном аспектах // Вестник СПбГУ: Сер. № 2. — 1998. — 104–109 с.
  3. Носовец С. Г. Цветовая картина мира Владимира Набокова в когнитивно-прагматическом аспекте: Цикл рассказов «Весна в Фиальте»: автореф. дис....канд. филол. наук: 10.02.01 / С. Г. Носовец. — Омск, 2002. — 249 с.
  4. Ожегов С. И. Словарь русского языка /под ред. Н. Ю. Шведовой. М.: Азъ, 1992. — 955 с.
  5. Рахимова Г. Р. Колористическая лексика в аспекте языковой картины мира. — Тамбов: Грамота, 2010. № 3 (7) — 130–133 с.
  6. Фрумкина Р. М. Психолингвистика: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 2003. — 320 с.
  7. Шемякин Ф. Н. К вопросу об отношении слова и наглядности образа (цвет и его название) / Ф. Н. Шемякин // Известия АПН РСФСР. 1960. № 113. — 5–7 с.
  8. Berlin B., Kay P. Basic color terms. Their universality and evolution. — Berkeley, California: University of California Press, 1969. — 178 p.
  9. Wehmeier S., Oxford Advanced Learner's Dictionary. — Oxford University Press, 2005. — 1899 p.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle