Библиографическое описание:

Масленникова Л. В., Лесных Л. С. Проблемы законодательного регулирования в Российской Федерации понятия валютных операций, осуществляемых между резидентами и нерезидентами // Молодой ученый. — 2016. — №12. — С. 623-628.



В данной статье затронуты вопросы, касающиеся статуса участников валютных отношений; рассматривается репатриация иностранной валюты и валюты Российской Федерации как особенность осуществления валютных операций резидентами. Авторы поддерживают научное мнение о необходимости отказа законодателя от требования о репатриации иностранной валюты как постоянной меры для снижения риска убытков предпринимателя при заключении внешнеторговых контрактов. Это позволит в большей мере привлечь иностранный капитал. Путем анализа валютного законодательства, изучения судебной практики выявлены проблемы нарушения принципов валютного законодательства и, как следствие, нарушение прав резидентов и нерезидентов органами, осуществляющими валютный контроль. Авторами выявлена причина возникновения указанных нарушений и представлен вариант ее решения посредством внесения поправок и (или) уточнений в отдельные положения Федерального закона от 10 декабря2003 г. № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» (например, в части законодательного регулирования действий, которые при одинаковых характеристиках в одном случае признаются валютными операциями, а в другом не признаются, что подтверждается материалами судебной практики и не должно иметь место на территории единого государства).

Ключевые слова: статус участников валютных отношений, резиденты, нерезиденты, репатриация валютных ценностей, принципы валютного законодательства

Для выявления особенностей, содержащихся в понятии валютных операций необходимо определить понятие валютного регулирования и понятие валютного контроля. При этом следует отметить, что в основном акте валютного законодательства Российской Федерации,которым является Федеральный закон от 10 декабря2003 г. № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» [1] (далее — Закон о валютном регулировании), понятие валютного регулирования и понятие валютного контроля не отражаются таким образом, чтобы говорить об их наличии в этом нормативном акте. В связи с чем авторы, изучая этот вопрос, исследовали научные труды в данной области и пришли к выводу о том, что под валютным регулированием понимается деятельность, осуществляемая Центральным Банком Российской Федерации и Правительством Российской Федерации, направленная на установление правил и порядка совершения валютных операций с целью защиты национальной валюты.

В свою очередь, валютный контроль, на наш взгляд, представляет собой систему мероприятий, осуществляемых Правительством Российской Федерации, органами и агентами валютного контроля, направленных на сбор и систематизацию информации о валютных операциях, предупреждение нарушений порядка осуществления валютных операций, выявление и пресечение выявленных правонарушений. [2]

Кроме того, очевидным является тот факт, что любая деятельность органов валютного регулирования, а так же органов и агентов валютного контроля направлена на регулирование валютных отношений между участниками. Валютное законодательство предусматривает деление участников соответствующих правоотношений на резидентов и нерезидентов.

В соответствии со статьей 1 Закона о валютном регулировании для целей валютного регулирования и валютного контроля под резидентами понимаются, лица, которых условно можно поделить на несколько групп.

  1. Граждане:
  1. Российской Федерации (за исключением, проживающих постоянно на законном основании за пределами страны);
  2. иностранные, постоянно проживающие на территории Российской Федерации, имеющие вид на жительство;
  3. лица без гражданства, постоянно проживающие на территории Российской Федерации, имеющие вид на жительства.
  1. Юридические лица, созданные в Российской Федерации и их филиалы и представительства, находящиеся за пределами территории Российской Федерации.
  2. Дипломатические представительства и консульские учреждения Российской Федерации, находящиеся за пределами территории Российской Федерации и Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования (при их участии в отношениях, регулируемых Законом о валютном регулировании).

Перечень субъектов-резидентов является закрытым.

Таким образом, резидентами признаются физические лица, юридические лица (их обособленные представительства) и публично-правовые образования.

Отличен правовой режим, касающийся нерезидентов, которыми в соответствии со статьей 1 Закона о валютном регулировании являются лица, которые так же можно подразделить на следующие группы:

  1. Физические лица, не являющиеся резидентами;
  2. Юридические лица, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств и имеющие местонахождение за пределами территории Российской Федерации, их филиалы и представительства;
  3. Организации, не являющиеся юридическими лицами, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств и имеющие местонахождение за пределами территории Российской Федерации;
  4. Дипломатические представительства, консульские учреждения иностранных государств и постоянные представительства указанных государств при межгосударственных или межправительственных организациях;
  5. Межгосударственные и межправительственные организации, их филиалы и постоянные представительства в Российской Федерации;
  6. Иные лица, не являющиеся резидентами.

Кроме того, следует обратить внимание на то, что перечень нерезидентов остается открытым, так как нерезидентом в соответствии с Законом о валютном регулировании может быть признано также любое лицо, не имеющее статуса резидента.

Некоторые понятия, используемые законодателем для определения перечня резидентов и нерезидентов, раскрываются в иных нормативно-правовых актах.

Для полного понимания статуса перечисленных выше лиц, необходимо, в свою очередь, отразить понятие лиц, являющиеся гражданами Российской Федерации, иностранными гражданами, лицами без гражданства, юридическими лицами и т. п.

Так, в соответствии со ст. 3 Федерального закона от 31.05.2002 № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» [3]:

  1. иностранный гражданин — это лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и имеющее гражданство (подданство) иностранного государства;
  2. лицо без гражданства — лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и не имеющее доказательства наличия гражданства иностранного государства;
  3. гражданство Российской Федерации — устойчивая правовая связь лица с Российской Федерацией, выражающаяся в совокупности их взаимных прав и обязанностей;
  4. вид на жительство — документ, удостоверяющий личность лица без гражданства, выданный в подтверждение разрешения на постоянное проживание на территории Российской Федерации лицу без гражданства или иностранному гражданину и подтверждающий их право на свободный выезд из Российской Федерации и возвращение в Российскую Федерацию.

Понятие юридического лица дано в ст. 48 Гражданского Кодекса Российской Федерации [4] — организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Исследуя вопрос о правовом положении резидентов нельзя обойти вниманием сделки резидентов, в отношении которых возникает вопрос: следует ли их относить к валютным операциям (и, как следствие, применить к таким отношениям Закон о валютном регулировании) или нет. Здесь следует отметить недостаточность правового регулирования, порождающую споры между резидентами и представителями органов валютного контроля.

На наш взгляд, чтобы разобраться в сделках, вызывающих неоднозначное их толкование, как со стороны резидентов, так и со стороны органов валютного контроля, следует обратиться к материалам судебной практики и сделать соответствующие выводы.

Анализ судебных решений позволяет определить отношения, нормативно-правовое регулирование которых порождает проблемы в правоприменительной деятельности.

Так, Федеральный арбитражный суд Уральского округа, проанализировав перечень валютных операций, содержащийся в п. п. 9 п. 1 ст. 1 Закона о валютном регулировании, суд пришел к выводу, что перевод резидентом иностранной валюты со счета, открытого в РФ, на другой свой счет, открытый в РФ, не является валютной операцией и не подлежит валютному контролю со стороны уполномоченного банка. В связи с этим, суд взыскал с банка в пользу клиента убытки, понесенные резидентом, в виде незаконно списанной комиссии за валютный контроль при исполнении поручений клиента, а также проценты. [5]

В силу п. п. 6, 7 и 9 ч. 1 ст. 1 Закона о валютном регулировании перечисление резидентом валюты Российской Федерации резиденту не отнесено к валютным операциям, а поэтому перечисление денежных средств в российских рублях одним резидентом другому в счет исполнения обязанности иностранной компании по внешнеэкономической сделке не может быть признано валютной операцией.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа пояснил, что в силу статьи 1 Закона о валютном регулировании перевод резидентом валюты РФ со своего счета, открытого в уполномоченном банке, на счет другого резидента, открытый в банке за пределами РФ, не признается валютной операцией [6].

Аналогичная позиция содержится в Постановлении Верховного Суда РФ от 12.03.2014 № 25-АД13–5 [7] и Постановлении Президиума ВАС РФ от 07.06.2011 № 18486/105 [8].

На основании вышеизложенного, делаем вывод о нарушении прав резидентов и принципа исключения неоправданного вмешательства государственных органов в валютные операции резидентов.

Исследуя законодательное регулирование понятия и перечня нерезидентов, можно сделать вывод, что в отношении отдельных сделок с их участием возникают проблемы аналогичные тех, которые мы выявили у резидентов: следует ли признавать некоторые сделки нерезидентам валютными операциями.

Определение правового статуса нерезидентов позволяет нам сделать вывод, что положение нерезидентов как лиц, подпадающих под действие норм Закона о валютном регулировании, является еще более уязвимым.

Так, в силу п. п. 6, 7 и 9 ч. 1 ст. 1 Закона о валютном регулировании использование резидентами и нерезидентами валюты Российской Федерации в качестве средства платежа по расчетам, осуществляемым на территории Российской Федерации, не является валютной операцией по смыслу и целям использования этой валюты. Так например, получение публичным акционерным обществом от Генерального консульства иностранного государства на территории РФ через банковскую систему Российской Федерации валюты РФ в качестве средства платежа при расчетах по договору энергоснабжения, который заключен и исполняется на территории Российской Федерации, не является валютной операцией. Следовательно, в конкретном случае предоставления в уполномоченный банк справки о зачислении на расчетный счет публичного акционерного общества валюты РФ не требовалось [9].

Таким образом, органы и агенты валютного контроля превышают пределы, представленных валютным законодательством полномочий, привлекая к ответственности участников валютных отношений за действия, которые не признаны судом валютной операцией. Данный факт, несомненно, нарушает права резидентов и нерезидентов, а так же принцип исключения неоправданного вмешательства государства и его органов в валютные операции резидентов и нерезидентов. Поэтому, необходимо уточнить в ст. 1 Закона о валютном регулировании, что не является валютной операцией для сокращения разногласий, встречающихся на практике между участниками валютных отношений и представителями органов валютного контроля.

Учитывая сложившуюся в настоящее время судебную практику, для исключения нарушения прав участников валютных отношений, представляется необходимым, дополнить Закон о валютном регулировании нормами, уточняющими действия, которые не признаются валютными операциями и не попадают под воздействие органов и агентов валютного контроля.

Предлагаем внести подпункт 10 в пункт 1 статьи 1 Закона о валютном регулировании, который будет определять, что не признается валютными операциями:

  1. перевод резидентом иностранной валюты со счета, открытого в РФ, на другой свой счет, открытый в РФ;
  2. расчеты нерезидентов с резидентами по договорам, не относящимся к ведению основной деятельности и не связанным с извлечением прибыли;
  3. договор уступки прав требования;
  4. договор займа;
  5. выдача обществом (резидентом) из кассы иностранному работнику (нерезиденту) под отчет наличных денежных средств на расходы, связанные с осуществлением деятельности работодателя.

Непризнание судом валютной операцией конкретных взаимоотношений между резидентами и нерезидентами валютного законодательства не дает возможности досудебной защиты своих прав участникам валютного законодательства ввиду отсутствия прямого закрепления в Законе о валютном регулировании операций, которые не являются валютными, а так же невозможности ссылки на судебную практику вследствие отсутствия закрепления прецедентного права в Российской Федерации.

Правовой статус резидента и нерезидента имеет определенные особенности. Предлагаем рассмотреть обязанность репатриации иностранной валюты, как особенность, порождающую наибольшее количество споров в научной сфере. Указанная особенность, предусмотренная для осуществления резидентами, позволяет органам валютного контроля постоянно реализовывать свои императивные функции в отношении них, как участников валютного законодательства.

Для выявления особенности статуса резидента необходимо исследовать нормы, определяющие права и обязанности.

Осуществляя валютные операции, участники валютных отношений используют свои права и исполняют обязанности. Права и обязанности резидентов содержатся в ст. 24 Закона о валютном регулировании. К указанным правам относятся: право знакомиться с актами проверок, проведенных органами и агентами валютного контроля; право обжаловать решения и действия (бездействие) органов и агентов валютного контроля и их должностных лиц в порядке, установленном законодательством Российской Федерации; право на возмещение в установленном законодательством Российской Федерации порядке реального ущерба, причиненного неправомерными действиями (бездействием) органов и агентов валютного контроля и их должностных лиц.

Рассмотрев права, закрепленные в нормах Закона о валютном регулировании, следует отметить, что эти права, на наш взгляд, не позволяют в полной мере осуществить защиту резидентов.

Так же для резидентов предусмотрены обязанности, которые заключаются: в представлении органам и агентам валютного контроля документов и информации, предусмотренных ст. 23 Закона о валютном регулировании; в ведении в установленном порядке учета и составление отчетности по проводимым валютным операциям; в обеспечении сохранности соответствующих документов и материалов в течение не менее трех лет со дня совершения соответствующей валютной операции, но не ранее срока исполнения договора; в выполнении предписаний органов валютного контроля об устранении выявленных нарушений актов валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного контроля; в выполнении иных обязанностей, предусмотренных валютным законодательством и актами органов валютного контроля.

Изучив обязанности резидентов, считаем необходимым исследовать мнения таких ученных как А. Ю. Лисицын, А. С. Куликов, которые признают особенностью статуса резидента как участника валютных правоотношений обязанность репатриации иностранной валюты («возвращение капиталов», вложенных за рубежом, для инвестиций внутри своей страны») при наступлении условий, предусмотренной ст. 19 Закона о валютном регулировании, таких как: передача нерезидентам товаров, выполнение для них работ, оказание им услуг, передача им информации и результатов интеллектуальной деятельности, в том числе исключительных прав на них).

На наш взгляд, указанная мера является валютным ограничением и служит препятствием к привлечению капиталов в Российскую Федерацию, так как является постоянной мерой и влечет высокую вероятность привлечения к административной ответственности резидентов за невыполнение в установленный срок обязанности по получению на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты или валюты Российской Федерации, причитающихся за переданные нерезидентам товары, выполненные для нерезидентов работы, оказанные нерезидентам услуги либо за переданные нерезидентам информацию или результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них, что предусмотрено ст. 15.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях [10] (далее — КоАП РФ), а также причинению убытков при заключении внешнеторговых контрактов лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность.

В связи с существованием различной практики по подобным делам следует обратить внимание на Постановление Президиума ВАС РФ от 28.04.2009 № 15714/08 по делу № А40–15595/08–147–214, согласно которому требование резидента (например, хозяйственного общества) об отмене постановления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора (далее — Росфиннадзор [11]), которым был наложен штраф за необеспечение получения валютной выручки в полном объеме и в срок, было удовлетворено судом. Суд сделал вывод о том, что получение резидентом валютной выручки с превышением срока, предусмотренного контрактом, по причине несвоевременной оплаты контрагентом, не образует состава правонарушения, установленного ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ. Такие выводы были основаны на таких основаниях, признанных судом существенными, как: поступление основной части валютной выручки за поставленный резидентом товар в надлежащие сроки; к моменту составления протокола об административном правонарушении поступление валютной выручки на банковский счет резидента в полном объеме; на стадии заключения контракта принятия резидентом разумных и достаточных мер для побуждения контрагента к своевременному исполнению обязательств по оплате товара; отсутствие в действиях резидента признаков противоправного поведения, препятствующего получению валютной выручки на счета в уполномоченных банках; принятие резидентом всех зависящих от него мер по получению валютной выручки. Аналогичная позиция была выражена в Постановлении Верховного Суда РФ от 15.07.2015 № 303-АД15–7243 по делу № А51–10815/2014 [12] и в Постановлении Верховного Суда РФ от 22.06.2015 № 306-АД15–5814 по делу № А57–4900/2014 [13].

Можно согласиться с А. Ю. Лисицыным, который предлагает искоренить в принципе подобную практику, прямо указывая на необходимость отказаться от требования о репатриации как постоянной (ординарной) меры и использовать ее как чрезвычайную [14].

Таким образом, резидент, осуществляя свою деятельность, поставлен в условия, при которых возможность несения убытков от заключения внешнеторгового контракта возрастает вдвойне, так как помимо риска неполучения выручки от сделки с контрагентом и связанные с этим издержки, законом предусмотрена санкция за несоблюдение обязанности о репатриации иностранной валюты и валюты Российской Федерации, а так же части валютной выручки. В связи с чем резиденту при подготовке внешнеторгового контракта следует максимально серьезно оценить указанные риски и предусмотреть достаточное количество механизмов обеспечения возврата валютной выручки, с учетом содержащегося в п. 2 ст. 19 Закона о валютном регулировании перечня обстоятельств, позволяющих резидентам не зачислять на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранную валюту или валюту Российской Федерации.

На основании анализа Закона о валютном регулировании и рассмотренных научных взглядов, с учетом материалов судебной практики установлено, что лица участвующие в валютных отношениях, действия которых подпадают под валютное регулирование и валютный контроль имеют статус резидента или нерезидента, различие между которыми обусловливается их связью с государством, при этом связь с государством, на наш взгляд характеризуется наличием в них «иностранного элемента» (по объекту — валютные ценности, по субъекту — нерезидент).

Также авторы поддерживают научное мнение о том, что от требования о репатриации как постоянной меры необходимо отказаться и использования ее как чрезвычайной для поддержки предпринимательства и сокращения риска убытков.

На основании вышеизложенного авторы делают вывод, что для изучения статуса резидентов и нерезидентов необходимо понимать, что резидентами признаются физические лица, юридические лица (их обособленные представительства) и публично-правовые образования. Перечень нерезидентов, в свою очередь, остается открытым, так как нерезидентом в соответствии с Законом о валютном регулировании может быть признано также любое лицо, не имеющее статуса резидента.

Разобравшись с лицами, относящимися к резидентам, либо нерезидентам авторы поднимают вопрос о признании тех или иных сделок валютными операциями. Так как, в настоящее время, в Законе о валютном регулировании закреплены нормы, определяющие критерии только валютных операций. В связи с чем на практике часто встречаются споры, в которых представители органов валютного контроля ошибочно признают действия резидентов или нерезидентов валютными операциями и привлекают последних к административной ответственности ввиду не соблюдения предоставления определенной информации, которую необходимо передавать в соответствующие органы при совершении валютных операций. Судом, в большинстве случаев, действия совершенные резидентами и нерезидентами, не признаются валютной операцией. Указанная ситуация возникает, вследствие, применения к операциям, не являющимися валютными, характеристик применяемых в отношении валютных операций, таких как наличие иностранного субъекта или иностранной валюты.

Таким образом, органы и агенты валютного контроля превышают пределы, представленных валютным законодательством полномочий, привлекая к ответственности участников валютных отношений за действия, которые не признаны судом валютной операцией. Данный факт, несомненно, нарушает права резидентов и нерезидентов, а так же принцип исключения неоправданного вмешательства государства и его органов в валютные операции резидентов и нерезидентов. Поэтому, авторы предложили внести уточнения в ст. 1 Закона о валютном регулировании. Так как, непризнание судом валютной операцией конкретных взаимоотношений между резидентами и нерезидентами валютного законодательства не дает возможности досудебной защиты своих прав участникам валютного законодательства вследствие отсутствия закрепления прецедентного права в Российской Федерации.

Литература:

  1. О валютном регулировании и валютном контроле: Федеральный закон РФ от 10 декабря 2003. //СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4859.
  2. Масленникова Л. В., Лесных Л. С. К вопросу о восполнении пробелов законодательства о валютном регулировании и валютном контроле // Молодой ученый. 2016. № 8 (112). С. 759–762.
  3. О гражданстве Российской Федерации: Федеральный закон РФ от 31 мая 2002г. // СЗ РФ. 2002. № 22. Ст. 2031.
  4. Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон РФ от 30 ноября 1994. / /СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  5. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 16.08.2011. Дело № А60–6386/2011 // СПС «Консультант Плюс».
  6. Брызгалин А. В. Подборка судебных решений за 2011 год. М., 2012. С. 58–59.
  7. Постановление Верховного Суда РФ от 12.03.2014 Дело № 25-АД13–5 // СПС «Консультант Плюс».
  8. Постановление Президиума ВАС РФ от 07.06.2011 № 18486/105 // СПС «Консультант Плюс».
  9. Брызгалин А. В. Подборка судебных решений за 2014 год. М., 2013. С. 64–72.
  10. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: Федеральный закон РФ от 30 декабря 2001. // СЗ РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.
  11. О федеральной службе финансово-бюджетного надзора: Постановление Правительства РФ от 4.02.2014 № 77 //СЗ РФ.2014. № 6. Ст. 591.
  12. Постановлением Верховного Суда РФ от 15.07.2015 Дело № 303-АД15–7243 // СПС «Консультант Плюс».
  13. Постановлением Верховного Суда РФ от 22.06.2015 Дело № 306-АД15–5814 // СПС «Консультант Плюс».
  14. Лисицын А. Ю. Валютно-правовой режим в Российской Федерации // Реформы и право. 2010.№ 7. С. 3–12.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle