Библиографическое описание:

Кудряшов Д. Ю. Вопросы применения ст. 1149 Гражданского кодекса Российской Федерации «Право на обязательную долю в наследстве» // Молодой ученый. — 2016. — №12. — С. 615-618.



Целью настоящего статьи является выявление и освещение вопросов, возникающих при применении законодательства, регулирующего наследственные правоотношения, связанные с наследованием обязательной доли в наследстве (далее — обязательная доля),атакже выработка возможных путей их решения, в частности осложненных иностранным элементом.

Нормы части третьей Гражданского Кодекса РФ (далее — ГК РФ) применяются к наследственным правоотношениям, возникшим в связи со смертью наследодателя, наступившей после 01.03.2002 г. Отступления от этого правила допускаются лишь в случаях, предусмотренных Федеральным законом от 26.11.2001 г. № 147-ФЗ «О введении в действие части третьей ГК РФ». Так, в частности, нотариусы руководствуются статьей 8 указанного Федерального закона, предусматривающей, что: «Правила об обязательной доле в наследстве, установленные частью третьей Кодекса, применяются к завещаниям, совершенным после 1 марта 2002 года» и, соответственно, к завещаниям, совершенным и удостоверенным до 01.03.2002 г., применяют правила ст. 535 Гражданского кодекса РСФСР (в редакции 1964 года). При совершении нотариальных действий в рамках наследственных правоотношений нотариусы руководствуются «Основами законодательства РФ о нотариате» от 11.02.1993 г. № 4462–1 (со всеми изменениями и дополнениями) (далее — Основы о нотариате) с учетом разъяснений Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» (далее — Постановление Пленума по делам о наследовании»).

Нормы, касающиеся отдельных положений о наследовании и применимые к наследственным правоотношениям, содержатся также в первой и второй частях ГК РФ. Помимо ГК РФ нормы права, относящиеся к наследованию, содержатся также в Трудовом кодексе РФ, Земельном кодексе РФ, Семейном кодексе РФ, Гражданско-процессуальном кодексе РФ. Однако нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать положениям ГК РФ (ст. 3 ГК РФ). Отдельные вопросы наследования регулируются Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22.01.1993 г., с изменениями от 28.03.1997 г.).

В соответствии со ст. 73 Основ о нотариате нотариус при выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию «выясняет также круг лиц, имеющих право на обязательную долю в наследстве».

При этом порядок установления нотариусом круга лиц, имеющих право на обязательную долю (далее — обязательные наследники), законодательством не регламентирован.

Согласно п. 20 Методических рекомендаций по оформлению наследственных прав, утвержденных Решением Правления ФНП от 28.02.2006 г., в заявлении о принятии наследства указываются также иные сведения в зависимости от известной наследнику информации (о других наследниках, о составе и месте нахождения наследственного имущества и пр.).

В результате информации полученной из открытых источников и из личной практики установлено, что нотариусы получают сведения об обязательных наследниках следующими способами:

  1. из личных бесед с наследниками, что отражается в заявлениях о принятии наследства (или о выдаче свидетельства о праве на наследство);
  2. из справок с места жительства наследодателя: справок ф. 9, копий поквартирных карточек, домовых книг, иных подобных документов (в указанных документах может содержаться информация о лицах, зарегистрированных вместе с наследодателем. При поступлении указанных документов нотариус выясняет, не имеют ли эти лица права на обязательную долю.
  3. из документов, подтверждающих принадлежность имущества наследодателю(достаточно часто жилые помещения приобретены в общую собственность с другими членами семьи. В процессе беседы нотариусы выясняют, кем умершему приходятся другие сособственники и нет ли у них права на обязательную долю);
  4. из документов, подтверждающих родственные или брачные отношения;
  5. из паспортов наследников (например, в случае составления завещания на имя супруги из её паспорта выявляется информация о наличии несовершеннолетних детей);
  6. из информации по ранее открытым наследственным делам (используется база нотариуса по наследственным делам);
  7. из информации, поступившей от третьих лиц (органов опеки и попечительства, органов социальной поддержки населения, прокуратуры, судебных органов, домов-интернатов для престарелых, для детей инвалидов, детских домов и др.);
  8. путем публичных сообщений в средствах массовой информацииИзложенное свидетельствует о том, что нотариусы принимают все меры для установления обязательных наследников. Вместе с тем, учитывая положения действующего законодательства, Комиссия полагает, что в обязанности нотариуса не входит принятие активных мер по розыску обязательных наследников, и он определяет круг наследников на основании имеющихся в наследственном деле сведений.

Обязательным наследникам, о которых нотариусу стало известно, направляются извещения об открывшемся наследстве, в которых разъясняются их права и процедура реализации этих прав.

Отмечу, что наследники по завещанию скрывают обязательных наследников и умышленно не сообщают информацию о них, реже — не сообщают о наличии обязательных наследников, т. к. не обладают указанной информацией.

Установление наличия права гражданина на обязательную долю, так же связано, осложнено наличием иностранного элемента:

  1. иностранного гражданина, имеющего инвалидность, установленную по законодательству его страны,
  2. гражданина России, инвалидность которого установлена другим государством,
  3. несовершеннолетнего гражданина иностранного государства, если возраст достижения совершеннолетия отличается от предусмотренного законодательством РФ,
  4. нетрудоспособного гражданина иностранного государства, если возраст нетрудоспособности (пенсионный возраст) по законодательству страны наследника отличается от предусмотренного законодательством РФ (60 лет для мужчин и 55 лет для женщин).
  1. О праве на обязательную долю иностранного гражданина, имеющего инвалидность.

Согласно п. 1 ст. 13 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной в г. Минске 22.01.1993 г., документы, которые на территории одной из Договаривающихся Сторон изготовлены или засвидетельствованы учреждением или специально на то уполномоченным лицом в пределах их компетенции и по установленной форме и скреплены гербовой печатью, принимаются на территориях других Договаривающихся Сторон без какого-либо специального удостоверения. Означает ли это, что справка об инвалидности, выданная уполномоченным учреждением на территории Республики Казахстан и скрепленная гербовой печатью этого учреждения должна быть принята нотариусом без какого-либо специального удостоверения или подтверждения и служит основанием для подтверждения прав наследника на обязательную долю в наследстве? Еще большую сложность вызывает определение нетрудоспособности граждан тех стран, где в подтверждение нетрудоспособности выдаются документы, устанавливающие степень нетрудоспособности в процентах, например, в Испании. Может ли нотариус принять в качестве доказательства нетрудоспособности такой документ, ведь по российскому законодательству и в соответствии с вышеуказанным Постановлением Пленума по делам о наследовании к нетрудоспособным относятся граждане, признанные инвалидами I, II или III группы? Что можно порекомендовать такому лицу, как подтвердить его право на обязательную долю в наследстве?

Вопрос о возможности принятия документов, устанавливающих инвалидность иностранных граждан, выданных другими государствами, являлся предметом рассмотрения исков о признании права на обязательную долю судебными органами.

Так, Ленинградский областной суд (определение от 25.01.2012 г. № 33–276/2012), рассматривая кассационную жалобу на решение Приозерского городского суда Ленинградской области, указал, что суд первой инстанции, оценив представленные дочерью наследодателя в подтверждение ее нетрудоспособности документы: справку ВТЭК, выданную ВТЭК Республики Узбекистан, пенсионное удостоверение, справки отделения внебюджетного Пенсионного фонда Республики Узбекистан, пришел к обоснованному выводу о том, что данные документы не могли являться допустимыми доказательствами, подтверждавшими факт инвалидности наследницы на дату открытия наследства, исходя из чего решение об отказе в удовлетворении ее иска о признании за ней права на обязательную долю наследства, заявленного на основании ч. 1 ст. 1149 ГК РФ, являлось правильным.

Московский городской суд (определение от 06.12.2011 г. по делу № 33–40091) рассмотрел кассационную жалобу представителя Г. — истца Л. М. на решение Басманного районного суда гор. Москвы от 29.08.2011 г., которым постановил в удовлетворении исковых требований Л. М. к Б. Н. В. о признании права на обязательную долю в наследстве отказать. Истица Л. М., являющаяся гр-кой США, обращалась с иском о признании права на обязательную долю в связи с нетрудоспособностью. В подтверждение нетрудоспособности ссылалась на то, что с 1996 года состоит на психиатрическом учете в клинике психического здоровья госпиталя Коней-Айленд США и признана нетрудоспособной, с 1999 года по причине нетрудоспособности ей назначено пособие социальной службой США. В обоснование нетрудоспособности представлена справка госпиталя Коней-Айленд от 20.10.2010 г., из которой следует, что истица находится на психиатрическом лечении в клинике с 1996 года, указано, что поскольку ее болезнь приняла хронический характер, она признана нетрудоспособной, что также следует из справки госпиталя Коней-Айленд от 06.07.2011 г. Согласно справке Управления социальным обеспечением США от 25.03.2011 г. истец с апреля 1999 года получает социальное пособие. В иске отказано, поскольку не было установлено предусмотренных в ч. 1 ст. 1149 ГК РФ обстоятельств, позволявших истице претендовать на обязательную долю, т. к. ее нельзя было отнести к нетрудоспособным лицам, т. е. к достигшим пенсионного возраста, инвалидам I, II и III групп независимо от назначения пенсии по старости или инвалидности, а также к лицам, не достигшим шестнадцати лет или учащимся до восемнадцати лет. Кассационная инстанция поддержала доводы суда первой инстанции, указав, что оснований для отмены решения по доводам жалобы не имеется, поскольку они направлены на иное толкование действующего российского законодательства, определяющего понятие нетрудоспособности, а также поскольку иной способ установления статуса нетрудоспособности действующим законодательством не предусмотрен.

Таким образом, судебная практика исходит из того, что иностранные граждане, имеющие инвалидность по законодательству своей страны, не имеют права на обязательную долю в наследстве, открывшемся на территории России, а также отрицает иной способ установления статуса нетрудоспособности.

  1. О праве на обязательную долю гражданина России, инвалидность которого установлена другим государством.

Согласно ч. 1 ст. 1224 ГК РФ отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства, если иное не предусмотрено настоящей статьей.

Наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, — по российскому праву.

Ч. 1 ст. 1149 ГК РФ установлено, что нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, подлежащие призванию к наследованию на основании пунктов 1 и 2 ст.1148 ГК РФ, наследуют независимо от содержания завещания не менее 1/2 доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону (обязательная доля).

Согласно ст. 12 «Конвенции о правах инвалидов» (Принята в г. Нью-Йорке, США 13.12.2006 г., Резолюцией 61/106 на 76-м пленарном заседании 61-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН) государства-участники подтверждают, что каждый инвалид, где бы он ни находился, имеет право на равную правовую защиту.

Государства-участники принимают надлежащие меры для предоставления инвалидам доступа к поддержке, которая им может потребоваться при реализации своей правоспособности.

С учетом положений настоящей статьи государства-участники принимают все надлежащие и эффективные меры для обеспечения равных прав инвалидов на владение имуществом и его наследование, на управление собственными финансовыми делами, а также на равный доступ к банковским ссудам, ипотечным кредитам и другим формам финансового кредитования и обеспечивают, чтобы инвалиды не лишались произвольно своего имущества.

Указанная Конвенция подписана РФ, но до настоящего времени не ратифицирована.

На основании изложенного члены Научно-методического совета Московской областной нотариальной палаты полагают, что нотариус должен принять заявление о принятии наследства от наследника — инвалида, имеющего право на обязательную долю. При этом нотариус должен разъяснить такому наследнику, что он имеет право пройти медицинское переосвидетельствование для присвоения группы инвалидности в соответствии с действующим законодательством РФ. При подтверждении инвалидности нотариус выдает наследнику свидетельство о праве на наследство.

Если наследник откажется проходить медицинское переосвидетельствование, то нотариус вправе отказать такому наследнику в выдаче свидетельства о праве на наследство на том основании, что не располагает бесспорными данными об инвалидности последнего.

При согласии наследника пройти медицинское освидетельствование нотариус оставляет обязательную долю открытой до получения результатов ВТЭК.

Однако в случае переосвидетельствования наследника в РФ ему будет присвоена группа инвалидности на момент подачи заявления об установлении инвалидности, тогда как для наличия права на обязательную долю требуется наличие инвалидности на день смерти наследодателя.

  1. О праве несовершеннолетнего гражданина иностранного государства, если возраст достижения совершеннолетия по личному закону иностранного гражданина превышает возраст 18 лет, и нетрудоспособного гражданина иностранного государства, если возраст нетрудоспособности (пенсионный возраст) по законодательству страны наследника менее 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин или, наоборот, более 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин.

В соответствии со ст. 1224 ГК РФ «Право, подлежащее применению к отношениям по наследованию»: «1. Отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства, если иное не предусмотрено настоящей статьей.

Наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, — по российскому праву».

Поскольку в рамках настоящего обобщения речь идет об оформлении наследственных прав на территории РФ, то наследование осуществляется по российскому законодательству, соответственно, применяются нормы российского законодательства о достижении совершеннолетия либо нетрудоспособности.

Нетрудоспособность гражданина при расчете обязательной доли на наследство не стоит напрямую связывать с трудовым законодательством. При коллизиях с законодательством других государств нотариус должен руководствоваться коллизионной нормой, и соответственно, законодательством РФ.

Цель статьи не ставила и не могла ставить своей задачей решение всех спорных вопросов, возникающих на практике, однако надеюсь, что изложенная в статье информация окажется полезной при ведении наследственных дел, юристами и адвокатами.

Литература:

  1. Федеральный закон от 26.11.2001 г. № 147-ФЗ «О введении в действие части третьей ГК РФ».
  2. «Основы законодательства РФ о нотариате» от 11.02.1993 г. № 4462–1.
  3. «Конвенция о правах инвалидов» (Принята в г. Нью-Йорке, США 13.12.2006 г., Резолюцией 61/106 на 76-м пленарном заседании 61-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН).
  4. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной в г. Минске 22.01.1993 г.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle