Библиографическое описание:

Авазова А. К., Турумова Т. Х., Тангрибергенова Г. А. Художественно-эстетический опыт М. Шолохова (проблема выбора героя) // Молодой ученый. — 2016. — №12. — С. 994-996.



Михаил Шолохов — один из мастеров эпически-масштабных романов, его творчество с присущим ему психологизмом и новаторскими поисками оказало и продолжает оказывать влияние на развитие реалистического письма национальных литератур. Но эпичность повествования, реализм достигаются не только углублением исторического подхода к действительности, показом жизни в исторической перспективе. Она сказывается и в правильном выборе масштабного героя, который по своему положению представлял бы общественный интерес и дал бы возможность художнику с наибольшей полнотой и глубиной воссоздать эпоху во всей её грандиозности и неповторимости. Судьба отдельного человека интересует писателей, прежде всего, в соотношении с развивающимся процессом истории. Ещё А. Толстой говорил, что «...личность является её (истории) основной функцией» [3, с. 207–208].

Сегодня в связи с тем, что узбекский роман приобретает эпически масштабную форму, правильный выбор героя повествования, которое отличается широким охватом жизненных пластов, приобретает особо важное значение. И не случайно литературовед П. Шермухамедов, исследуя литературный процесс Узбекистана, пишет: «Выбор героя немаловажен для творческой судьбы произведения, и, в конечном счёте, отнюдь не безразличен и читателю. Кому же должен отдать предпочтение писатель, пишущий о периоде современной нам действительности или решивший запечатлеть уже пройденный отрезок времени, или же отразить эпоху истории тем, кто стоит у истоков жизненных дорог, или тем, кто нашел свой путь? Тут спорить не о чём, на помощь автору приходит его опыт, его отношение к лучшим традициям родной литературы. Наконец, творческий секрет каждого автора, решившего выбор наиболее характерного героя, в котором бы как в зеркале отразилась вся изображенная действительность» [4, с. 25].

В эпопее «Тихий Дон» М. Шолохов мастерски решил проблему выбора героя. Григорий Мелехов, как неоднократно отмечено литературной критикой [5, с. 70] — это открытие в русской литературе ХХ века, образ мирового значения, наглядно демонстрирующий глубину социального мышления автора. Мелехов помог автору донести до читателя дух изображаемой эпохи.

В узбекской литературе, возможно, для некоторых писателей художественный опыт М. Шолохова, мастерски решавшего проблему выбора сложного героя в эпопее «Тихий Дон» оказался полезен в их собственной работе. Вот, что пишет узбекский писатель Х. Гулям, автор романа «Светоч», — «Я особенно люблю «Тихий Дон». Я люблю этот роман за суровую, а иногда жестокую правду, за сложные очень драматические и глубоко правдивые характеры героев, за мастерство широкого эпического повествования....... Я горжусь им, как большим и добрым учителем.» Несомненно, слова Х. Гуляма свидетельствуют о том, что опыт М. Шолохова оказал определённое влияние на развитие творческой мысли узбекского писателя. Можно полагать, что при выборе центрального героя для своего эпического повествования «Светоч» он опирался на эстетические принципы русского классика.

«Светоч» Х. Гуляма создан как роман-эпопея. Автор стремился в нём к соблюдению закона единства сюжета. Если в «Тихом Доне» связующим звеном событий, эпизодов и всех составных частей эпопеи является Григорий Мелехов, то в романе «Светоч» эту идейно-тематическую функцию выполняет Батырали. И, несмотря на то, что герой гибнет вначале повествования, он не исчезает со страниц романа, а продолжает стягивать всеедино все сюжетные линии повествования. Погибая, он продолжает жить в делах и мыслях своих друзей. Своей смертью он утверждает правоту своих идеалов. Во второй книге мы видим, что Эзазхон, Мавлян, Раззак становятся последователями Батырали. В этом ещё раз проявляется одна из основных идей дилогии «Светоч» — за счастье нужно бороться и достичь его можно порой, лишь очень дорогой ценой. Батырали так же, как Котляров, Погубко, Бунчук, Давыдов, Нагульнов относится к тем людям, которые, не щадя жизни своей, боролись за утверждение нового.

И, несмотря на «вывод его из игры», как отмечено критикой [1, с. 90] читатель чувствует постоянное присутствие этого героя. В каждой главе произведения о нём вспоминают друзья — его единомышленники и преемники. Все достигнутое ими в жизни они рассматривают как продолжение дел Батырали. Это проявляется и в глубоком уважении и заботе обыкновенных дехкан о семье погибшего (простой дехкан Камчи называет родившегося сына Батырали). Школу называют его именем. Всё это говорит о том, что люди, знавшие Батырали, поняли за что боролся их друг, за что он отдал свою жизнь. Разве то, что главный герой погибает в начале повествования «просчёт» писателя? Конечно, нет. Это один из интересных художественных приёмов романиста Х. Гуляма.

Автор сумел сделать его центром притяжения сюжетных линий повествования, Батырали остаётся до конца книги ядром идейно — художественного замысла писателя, так же как и Григорий Мелехов в «Тихом Доне» М. Шолохова. Но герой Х. Гуляма отличается от героя М. Шолохова своей психологической и нравственной цельностью. В отличие от Григория Мелехова он не ломает голову над дилеммой жизненного пути, он не блуждает во тьме в поиске правильного пути. У него вполне определённый взгляд на окружающий мир, стойкая установка в жизни — борьба за интересы народа.

Творческий опыт М. Шолохова оказался поучительным и для А. Якубова. Узбекский прозаик, отметив глубокую правдивость изображения жизни в произведениях русского классика, отмечает «в наше время, не прочитав книг Шолохова, не изучив его беспощадно реалистический метод показа жизни, нельзя браться за перо».

В этом же плане привлекает внимание интересный роман «Совесть» Адыла Якубова. В романе много разных героев с разными характерами и взглядами на жизнь. Это учёный Нармурад Шамурадов и далёкий от науки профессор Вахид Мирабидов, и стяжатель Джамал Буриев и многие другие. Каждый из них мог бы стать центральным героем в романе, нести его идейно-эстетическую ценность. Среди них выделяется фигура Атакузи Умарова, терзаемого противоречивыми взглядами. Однако, эту художественную функцию, автор возлагает на Атакузи Умарова — руководителя хлопководческого колхоза — миллионера. Почему? Ведь Абрар Шукуров тоже один из важных образов в романе?

Поместив в центр повествования именно Атакузи Умарова, человека с замечательными в прошлом заслугами, но в настоящее время попирающего нормы человеческих взаимоотношений, нормы нашего образа жизни, так как соответствующий микроклимат даёт ему безграничное поле действий, писатель этим сложным противоречивым образом позволяет читателю глубже всмотреться в современную действительность. Он мастерски раскрывает те недостатки, которые имеют ещё место в нашей жизни, такие как «активное самоустройство и утверждение одних, нечистоплотность и беспринципность других, слабоволие и приспособленчество третьих…» [2], и в то же время утверждает чистоту наших нравственных принципов и этических идеалов. Положение которое он занимает, вынуждает его общаться с разными людьми, которые часто даже не пытаются скрывать своей личной в нём заинтересованности. Они способствуют его возвышению, поощряют его самоуправство. Это стяжатель и насильник Джамал Буриев, губящий всё, к чему прикоснётся его рука, не отказывающийся от «гостинца», обходительный любезный, сладкоречивый на первый взгляд, но расчётливый в делах и далёкий от науки профессор Вахид Мирабидов и другие.

Автор сталкивает своего героя и с такими людьми, как Нармурад Шамурадов — старый уважаемый всеми учёный — ирригатор, по жизненным принципам, взглядам на науку, по складу характера полная противоположность Вахиду Мирабидову. Он не останавливается на достигнутом, а постоянно думает о будущем своего народа.

Как видно, вся система образов в произведении связана с Атакузи, находится в органической взаимосвязи с ним, что позволяет автору показать разнообразный внутренний мир персонажей через общение с Атакузи. Они же в свою очередь служат фоном для более рельефного раскрытия сложного внутреннего мира основного героя. А. Якубов мастерски раскрывает внутренний мир Атакузи, через общение с ними показывает микроскопические сдвиги сознания, муки терзающие его, что, подчас позволяет ощутить неверность совершаемых действий. Поставив его в центре романа, отличающегося богатой системой образов, писатель стремится показать читателю непроизвольное течение времени и всю сложность современной жизни.

Посредством этого героя автор сумел показать, какие события отвечают духу времени и имеют будущее, а какие чужды нашему народу, обществу, что препятствует и что способствует дальнейшему развитию общества. Это, несомненно, во многом определило успех книги. Узбекский писатель, как и М. Шолохов в своём эпическом повествовании глубоко верен принципу реалистического письма, правдивому и убедительному изображению народа.

Как видно, основные герои рассмотренных произведений узбекских писателей Х. Гуляма, А. Мухтара, А. Якубова ничем не напоминают шолоховского героя. Однако они выполняют в повествовании одну функцию: объединяют в единое целое все основные части повествования, являются ядром идейного содержания произведения. В этом плане эпопея «Тихий Дон» М. Шолохова является образцом «многоплановых произведений с мастерским выбором героя с единым композиционным центром» [2]. Узбекские писатели не могли творчески не учесть в своей работе художественно-эстетический опыт русского классика. В то же время каждый из них исходил из стоящих перед ним задач, шёл своим путём. Объединяет же их то, что перед нами герои, выражающие дух времени нравственные искания народа. Правильный выбор героя помог писателям реалистически отразить существенные черты изображаемой действительности, реализовать их творческие замыслы и художественно воплотить свои идеи и тем самым раздвинуть рамки эпического повествования.

Литература:

  1. Владимирова Г. Избранные произведения в двух томах. — М., 1975.
  2. Кошчанов М. Притяжение цели. «Литературная газета», 1976, 6 ноября.
  3. Толстой А. О литературе. Статьи, воспоминания, письма. М. 1956. С. 207–208.
  4. Шермухамедов П. Мир высокой духовности. — Ташкент, 1978.
  5. Якименко Л. Творчество Шолохова. — М, 1970.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle