Библиографическое описание:

Чернов А. В., Гарданова Ж. Р., Абдуллин И. И. Суицидальный риск у больных раком простаты // Молодой ученый. — 2016. — №12. — С. 534-536.



Рак простаты является серьезным заболеванием для многих мужчин. Ведь оно может поставить под угрозу физическое и сексуальное здоровье мужчины. И в связи с этим у многих возникают негативные мысли, а и следствием негативное эмоциональное состояние. И всё это может привести к различным психическим заболеваниям, как например, к депрессии.

Депрессия, как известно, тесно связана с серьезными физическими заболеваниями [1]. Это означает, что люди, которые получили диагноз рака простаты и начали лечение, имеют значительно повышенную частоту развития тревоги и депрессии по сравнению с здоровыми людьми. [2, 3]

Депрессия связана с повышенным риском суицида [4]; около 60 % людей, совершающих самоубийство, страдают от депрессии [5]. Рост заболеваемости и распространенности депрессии у мужчин с раком простаты-это повод для беспокойства за повышенный риск суицидальных мыслей и поведения у таких пациентов. На самом деле, у пациентов с диагнозом рак предстательной железы, а также те, кто лечились и пережил рак, как показали исследования, повышен риск суицидального поведения [18]. Кроме того, отмечается рост числа совершенных самоубийств у онкологических больных по сравнению с общей популяцией [6]. Предстательной железы, легких, поджелудочной железы, а также опухоли головы и шеи были выявлены четыре специфических злокачественных опухолей, которые имеют более высокие показатели самоубийств, с высокими показателями среди пожилых людей [7]. Другие исследования, которые подтвердили значительно повышенный риск самоубийства у мужчин с раком простаты указывают на особенно повышенный риск в течение 18 месяцев после диагноза, даже у пациентов с низким риском возникновения рака, и более длительное риска у пациентов с метастазами. Это утверждение справедливо, независимо от семейного положения, социально-экономического статуса, и множество других факторов риска [8].

Цель нашего исследования является изучение суицидального риска у больных раком простаты и уровень депрессии.

Материалы и методы. В нашем исследовании приняли участие 40 человек, ранее обратившиеся в отделение ГКБ в период с июля 2014 по сентябрь 2015. Психологическое исследование проводилось на начальной стадии лечения. Средний возраст мужчин 47,45±5,26. Все мужчины подвергались стандартному алгоритму оценки гормонального статуса, ПСА, предполагающему сбор анамнеза, осмотр и физикальное обследование, рутинное исследование спермограммы и другие методы лабораторной и инструментальной диагностики.

Методом исследования была методика «Методика определения суицидальной направленности (Личностный опросник ИСН)» для определения риска суицидального поведения и уровня депрессии. Статистическая обработка данных проводилась с помощью программы Microsoft Excel.

Рис. 1. Выраженность шкал методики «Методика определения суицидальной направленности (Личностный опросник ИСН); Ряд «Д» – шкала Депрессии; Ряд «Н» – шкала Нервозности; Ряд «О» – шкала Общительности

По результатам нашего исследования, было выявлено, что у 57,5 % больных раком простаты высокий уровень депрессии и у 100 % высокий показатель по шкале «Нервозности». Это говорит о том, что у пациентов присутствуют негативные мысли по поводу своего диагноза и внутренняя напряженность. Условием, при котором можно отметить у пациента риск суицидального поведения, по инструкции методики, является высокие баллы по шкале «Депрессивности», шкале «Нервозности» и низкие значения по шкале «Общительности». По этим показателям подходят 19 испытуемых из 40, то есть 47,5 % пациентов. Данные значениями являются высокими, что представляет угрозу для психического и физического здоровья пациентов.

Таким образом, 57,5 % больных выявлен высокий уровень депрессии, а у 47,5 % риск суицидального поведения. Это является опасным показателем и это значит, что требуется психологическая работа по устранению депрессивных симптомов и снижения риска суицидального поведения.

Литература:

  1. Miovic M, Block S. Psychiatric disorders in advanced cancer. Cancer (2007) 110:1665–76. doi:10.1002/cncr.22980
  2. Sharpley C. F., Bitsika V, Christie D. H. Psychological distress among prostate cancer patients: fact or fiction? Clin Med Oncol (2008) 2:563–72. doi:10.4137/CMO.S955
  3. Ravi P., Karakiewicz P.I., Roghmann F., Gandaglia G., Choueiri T. K., Menon M. et al. Mental health outcomes in elderly men with prostate cancer. Urol Oncol (2014) 32(8):1333–40. doi:10.1016/j.urolonc.2014.05.005
  4. Recklitis C. J., Zhou E. S., Zwemer E. K., Hu J. C., Kantoff P. W. Suicidal ideation in prostate cancer survivors: understanding the role of physical and psychological health outcomes. Cancer (2014) 120:3393–400. doi:10.1002/cncr.28880
  5. Robson A., Scrutton F., Wilkinson L, MacLeod F. The risk of suicide in cancer patients: a review of the literature. Psychooncology (2010) 19:1250–8. doi:10.1002/pon.1717
  6. Anguiano L., Mayer D. K., Piven M. L., Rosenstein D. A literature review of suicide in cancer patients. Cancer Nurs (2012) 35:E14–26. doi:10.1097/NCC.0b013e31822fc76c
  7. Carlsson S., Sandin F., Fall K., Lambe M., Adolfsson J., Stattin P. et al. Risk of suicide in men with low-risk prostate cancer. Eur J Cancer (2013) 49:1588–99. doi:10.1016/j.ejca.2012.12.018
  8. Fall K., Fang F., Mucci L. A., Ye W., Andren O., Johansson J. E. et al. Immediate risk for cardiovascular events and suicide following a prostate cancer diagnosis: prospective cohort study. PLoS Med (2009) 6:e1000197. doi:10.1371/journal.pmed.1000197

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle