Библиографическое описание:

Коряков П. В. Петр Хрисолог, епископ Равеннский и его духовное наследие // Молодой ученый. — 2016. — №12. — С. 947-952.



В русской патрологии епископ Равеннский Петр II Хрисолог [5, с. 984] совершенно незаслуженно оказался обойденным вниманием исследователей. Со времени перевода епископом Иринеем (Клементьевским) проповедей Хрисолога на церковнославянский язык в 1794 году [2] ни одной серьезной работы в России об архипастыре Равенны так и не вышло.[1] С тех пор имя епископа Петра остается совершенно неизвестным читателю. Цель данной статьи заключается в том, чтобы восполнить этот досадный пробел.

Епископ Петр, получивший титул «Хрисолог» («Chrysologus») за свой талант проповедника, жил в эпоху христологических споров, был сподвижником папы Льва Великого и выдающимся латинским гомилетом. Его литературно-богословское наследие состоит из 175 проповедей, а также послания к ересиарху Евтихию. Проповеди Хрисолога, риторически совершенные и глубокие по смыслу, посвящены толкованию Священного Писания, Символа веры, памятным церковным датам и отдельным святым.

Основным источником сведений о жизни епископа Петра являются, прежде всего, его проповеди (наиболее ценными из них в этом плане являются 151, 165 и 175).

Вторым источником является сочинение, написанное в IX веке клириком Равеннской церкви Агнеллом под названием «Liber Pontificalis Ecclesiae Ravennatis» [1].

Сочинение Агнелла напоминает хронику и посвящается церковной истории Равенны. Жизнеописание Петр Хрисолога (XXI епископа Равенны в епископском списке Агнелло) в этой хронике представляется по образцу римских «Liber Pontificalis».

Сочинение Агнелла уникально в своем роде, но в аспекте исторической достоверности не выдерживает никакой критики. Автор допускает анахронизмы и ошибки; использует сомнительный легендарный материал. К примеру, Агнелл путает епископа Равеннского Петра II Хрисолога с другим епископом Равенны, Петром III (494–519).

Автор жизнеописаний относит епископство Иоанна III Ангелопта Равеннского (477–494)[2] ко времени понтификата папы Льва Великого (440–461). Поэтому пользоваться сочинением Агнелла следует с большой осторожностью.

Точную дату рождения епископа Петра не указывают ни его проповеди, ни его первый биограф (Агнелл). На современном этапе относительно даты рождения существует две версии. Согласно первой, Хрисолог рождается в 406 г. Эту гипотезу выдвинул Й. Ниршл [7, с. 125] и поддержал В. Руш [9, с. 164]. Согласно второй версии, архипастырь Равенны рождается гораздо раньше — около 380 г. Эту дату определяет один из самых авторитетных исследователей литературно-богословского наследия Хрисолога, а также издатель его творений испанский монах-бенедиктинец А. Оливар [цит. по: 4, с. 53].

Эта дата (380 г.) называется также в патрологии Иоганна Квастена, изданной группой из восьми преподавателей Августинианского Патристического Института под руководством Анджело Ди Берардино [8, с. 576].

В основу второй датировки (которая, как нам кажется, ближе к истине) кладется правило сорокалетнего ценза. Согласно этому правилу, кандидаты в епископы перед процедурой наречения проходили возрастной ценз.

Место рождения епископа Петра не вызывает сомнений. Этим местом традиционно именуется Форум Корнелия (сегодня — Имола; в 35 км. к западу от Равенны). В 165 проповеди Хрисолог признает, что почитания достойны все церкви, но особенную любовь он все же питает к церкви Форума Корнелия («sed Corneliensi ecclesiae inserire peculiariusipsiusnominisamoreconpellor» [3, 24B, с. 1017]), ибо происходит из этого города.

О детстве епископа Петра известно немного. По свидетельству Агнелло, он вырос при храме святого Кассиана Имольского [1, с. 311], которого всю жизнь считал своим покровителем и заступником (до посвящения в епископский сан Кассиан был школьным учителем (ludomagister) в Имоле). Хрисолог жил под защитой этого святого как привратник его храма («Tuae domui quasi vernaculus fui» [1, с. 311]).

Еще меньше известно о родителях архипастыря Равенны. Можно предполагать, что они были христианами, ибо доброе дерево приносит плоды добрые (Матф. 7:17). Хрисолог потерял родителей, когда был младенцем, но чувство сыновнего почтения переполняло его до самой смерти. О благоговейном отношении епископа Петра к V заповеди Божией говорит 19 проповедь. В этой проповеди Хрисолог анализирует проблему отношения к плотским родителями в аспекте следования за Христом (Матф. 8:21). По мысли проповедника, на первом месте должна стоять любовь к Отцу Небесному. Но на втором месте — любовь к отцу земному. Хрисолог говорит: «Следует почитать земного отца после Небесного» («Terrenus pater caеlesti postponendus est patri»). Ибо земной «не должен быть первым, но вторым» («Hoc ei non primum esse debuit, sed secundum») [3, 24, с. 113].

Промыслом Божиим вместо плотских родителей ребенку были даны родители духовные. Духовной матерью проповедника стала Пресвятая Дева Мария. В 99 проповеди Хрисолог говорит, что именно Богородица через Христа «является истинной Матерью всех живущих» («esset omnium viventium mater vera per Christum») [3, 24А, с. 610].

В 130 проповеди епископ Петр подчеркивает, что Богородица также есть Мать тех христиан, которые исполняют заповеди Божии («Adestipsaetiammaterchristianiperennisetfidelisimperii») [3, 24B, с. 798].

Духовным отцом проповедника стал епископ Корнелий, первый известный по имени епископ Форума Корнелия. В 165 проповеди епископ Петр Равеннский говорит, что Корнелий был ему отцом («pater mihi fuit») [3, 24В, с. 1017].

О епископе Корнелии и древней Церкви Форума Корнелия сохранилось еще меньше сведений, чем о Хрисологе. По утверждению итальянских исследователей А. Наннетти и М. Баччи, Корнелий был избран епископом Форума Корнелия в период между 390 и 412 годами [6, с. 94]. Корнелий был епископом-суффраганом, то есть имел право голоса на провинциальном соборе епископов под началом митрополита.

Известен хвалебный отзыв архипастыря Равенны о своем воспитателе в 165 проповеди. Согласно отзыву, жизнь Корнелия известна своей святостью («vitaclarus»). Она прославлена всякими добродетелями («cunctis virtutum titulis ubique fulgens») и величайшими делами («operum magnitudine») [3, 24B, с. 1017].

Корнелий, видимо, был образцовым епископом, сочетающим в себе природную доброту и нетерпимость к пороку. Главным делом жизни епископа Корнелия стало учреждение при храме святого Кассиана огласительного церковного училища смешанного (светско-духовного) типа.

С одной стороны училище Корнелия представляло собой традиционную грамматическую школу с курсом из семи свободных искусств (курс обучения искусствам в Древнем Риме состоял из двух ступеней: тривиума и квадриума; в тривиум входила риторика, диалектика и грамматика; в квадриум — арифметика, геометрия, астрономия и музыка). С другой стороны — оно было вторым пресвитериумом (первый учредил свт. Амвросий Медиоланский при своем епископском доме), поскольку из него выходили будущие пастыри Церкви: Хрисолог, Проэкт[3] и Донат.[4]

В училище Корнелия юный Петр учится ценить слово, вдумываться в его смысл, взвешивать его. Одновременно он воспитывается в духе смирения и послушания. Поскольку занятия науками, как говорит проповедник в одном из своих афоризмов, делают слушателей восприимчивыми к чужому слову и послушными(«Docenda faciens oboedientem perficit auditorem») [3, 24, с. 1025].

В школьные годы Хрисолог знакомится со Священным Писанием и учением Церкви. Намек на катехизацию в отрочестве появляется в 165 проповеди, где епископ Петр говорит, что «благочестивейший» Корнелий лично питал его набожностью и благочестием («Ipse pius piissime nutrivit») [3, 24В, с. 1017].

В пользу ранней катехизации говорит глагол «nutrio». Он многозначен. Этот глагол означает не только «питать», но и «воспитывать», «охранять», «исправлять». Однокоренные слова — «nutricacio» («кормить грудью») и «nutritor» («воспитатель») [3, 24В, с. 683]. Согласно семантике глагола «nutrio», Корнелий не просто питал Хрисолога в детстве, но окормлял его духовной пищей, воспитывал в духе Евангелия.

Это значит, что в училище Корнелия был курс вероучительных дисциплин, а «благочестивейший» епископ совмещал обязанности воспитателя и учителя. С одной стороны Корнелий старался превратить пресвитериум, воспользуемся словами Хрисолога, в школу жизни (schola vitae) [1, 24А, с. 462]. С другой стороны — епископ лично преподавал воспитанникам учение Церкви; готовя, таким образом, кадры для Нее.

Однако крещение Петра епископ Корнелий в соответствии с принятым в Православной Церкви обычаем[5] откладывает до наступления духовной зрелости.

Согласно Агнеллу, во время выборов епископа на кафедру Равенны, Хрисолог все еще считается новообращенным. Противная ему народная партия упрекает ставленника в том, что он «неофит» (neophytum) [1, с. 312].

По окончании огласительного училища епископа Корнелия Хрисолог, как лучший ученик, продолжает обучение в одной из риторских школ, которые в эпоху поздней античности имели статус высших учебных заведений.

Учиться риторике юный Петр едет отнюдь не в Равенну. Согласно Агнеллу, жители Равенны во время епископских выборов упрекают Хрисолога в том, что он «не из этого города» (neophytum non recipimus) [1, с. 312].

Хрисолог не желает учиться в государственной риторской школе Рима, ибо его риторический идеал — не Квинтилиан, а Цицерон. Аллюзии на Цицерона появляются у епископа Петра в 5, 43, 46, 54, 72, 113, 139, 162, 163, 170, 172, 175 проповедях, согласно критическому изданию А. Оливара [3, с. 1161–1162].

Скорее всего, юноша направляется в Милан, потому что там находится императорский двор и лучшие в империи ораторы; а также потому, что там проще устроиться на месте с протекцией епископа Корнелия (на рубеже IV-V вв. Имола юридически находилась в ведении Миланского митрополита).

Наступают тяжкие годы скитаний, жизни вдали от домашнего очага. Тема странствования неожиданным образом раскрывается в 151 проповеди, посвященной бегству Господа в Египет. В этой проповеди Хрисолог в авторском отступлении вспоминает собственную жизнь на чужбине. Он говорит: «О, сколь жестоко странствование даже и между согражданами! Только тот ценит сладость родного дома, кто познал горечь жительства в чужом краю» («O quam durum! Peregrinatio dura et inter cives fratresque. Sapit quid sit sua domus, qui sentit alienam») [3, 24В, с. 943].

Восклицание «O quam durum!…» — не только риторическая фигура, придающая живость высказыванию. Это также автобиографическое отступление, выводящее за рамки конкретно-исторической ситуации. Оно связано с контекстом проповеди только мотивом перемещения в пространстве. В проповеди епископ Петр говорит о бегстве святого семейства (израильтян) в чужую (египетскую) страну. В отступлении — о собственных скитаниях среди сограждан (inter cives fratresque).

В риторской школе Петр прилежно изучает философию и риторику.[6] Он знакомится с сочинениями Иосифа Флавия (86), Тацита (42, 154), Плутарха (102); с классическими авторами: Овидием (44), Флакком (121).

Науки («scientiae») представляются ему по мирскому разумению («intellectui vestro») обширными («latasunt»), но в речи — весьма узкими («angusta»). Хрисологговорит: «Sed scientiae vestrae, intellectui vestro, quae in sermone nostro videntur» [3, 24, с. 41].

В Имолу проповедник возвращается со множеством разносторонних знаний, искушенным во всех риторических приемах. Перед ним, выпускником столичной риторской школы, открывается широкое поле деятельности в суде, где он мог бы быть обвинителем или адвокатом.[7]

Однако Петр идет по стопам святого Кассиана из Имолы. Он выбирает педагогическую деятельность: занимает место учителя в пресвитериуме епископа Корнелия и очень скоро приобретает славу мудрейшего (prudentissimus) и чистейшего (castissimus) наставника. Ученики дают ему почетное прозвище «Добрый учитель» (doctorbonus) [1, с. 313].

Довольно долгое время Хрисолог, любимый и учениками, и горожанами, подвизается в роли «грамматика» (преподавателя гуманитарных дисциплин: филолога, лингвиста, ритора). Он переживает вестготскую войну, разграбление Рима в 410 г., воцарение императора Валентиниана III в 425 г. Но затем презирает домашние дела, принимает крещение[8] и поступает на службу Небесному Царю. Ибо, как говорится в 22 проповеди, «безумен тот, кто вспоминает о мирском, будучи призываем в нетленное царство» (Dejectae mentis est, qui familiaris rei meminit, cum vocatur ad regnum) [3, 24, с. 130].

Перед крещением Петр, согласно 46 правилу Лаодикийского собора, ходит по четвергам к епископу Имолы для огласительных бесед. В 165 проповеди архипастырь Равенны признается, что Корнелий посредством благовестия Евангелия лично просветил его Светом Христовой истины (ipse me per evangelium genuit) [3, 24В, с. 1017].

Корнелий вводит проповедника в клир (постригает во чтеца), рукополагает во диакона. В 165 проповеди Хрисолог говорит, что Корнелий, будучи сам свят, поставил его на святое служение («io ipse sanctus sancta instituit servitute») [3, 24В, с. 1017].

Как уроженец Имолы, диакон Петр, согласно указу императора Гонория «О епископах, церквях и клириках», должен был стать клириком Форума Корнелия, ибо епархиальным епископам следовало назначать клириков в церковь «не из другого имения или села, но из того, где будет находиться церковь» [13, Книга 16, с. 158].

Понятно, что «doctor bonus» принимает посвящение в безбрачном состоянии, ибо Западная Церковь к тому времени уже практикует обязательный целибат.[9] На целибате клириков в послании[10] епископу Гимерию Тарраконскому от 10 февраля 385 года настаивает в 385 году римский папа Сириций [цит. по: 12, с. 133].

Аналогичную позицию занимает папа Иннокентий I (401–417). В послании, адресованном епископу Тулузскому Экзуперию от 20 февраля 405 г., папа Иннокентий требует, чтобы клирики пребывали в безбрачном состоянии [цит. по: 12, с. 139].

Через некоторое время Хрисолог получает важное нелитургическое послушание. Он назначается экономом — распорядителем церковного имущества. Главной обязанностью диакона Петра становится хранение церковной утвари, распределение доходов и попечение о вдовах и сиротах. Экономом церковной собственности кафедрального храма Форума Корнелия называет Хрисолога Агнелл в «Liber Pontificalis Ecclesiae Ravennatis». Согласно Агнеллу, Хрисолог — один из тех дьяконов, которым вверяется церковное имущество («unum diaconum, qui praeest omnibus rebus») [1, с. 314].

Вероятно, в сане диакона Петр произносит и первые проповеди. В исключительных случаях такое право в древней Церкви давалось и диаконам. Например, на Востоке в сане диакона проповедовал преподобный Ефрем Сирин. На Западе святой папа Григорий Великий во время болезни поручал диаконам читать свои проповеди.

В 432 г., согласно официально принятым епископским спискам Равеннской Церкви [10, с. 440], диакон Петр возводится в сан епископа и занимает кафедру Равенны. Столь быстрое продвижение диакона (через сан пресвитера) по ступеням церковной иерархии соответствовало традиции Древней Церкви вследствие родства епископских и диаконских функций. Как справедливо замечает А. П. Лебедев в книге «Духовенство древней Вселенской Церкви от времен апостольских до IX века»: «Наградой за ревностное служение диакона было повышение на иерархической лестнице, а на этой лестнице следующей ступенью для диакона было епископство» [14, с. 38].

Согласно Агнеллу, наречение и хиротония диакона Петра во епископа Равенны происходит в Риме. На высшую ступень церковной иерархии Хрисолога возводит епископ города Рима папа Сикст III (432–440) [1, с. 312].

Как сообщает Агнелл, наречение диакона Петра епископом происходит весьма драматично, ибо на вдовствующую кафедру столицы претендуют сразу два кандидата. Первого кандидата (его имя остается неизвестным) избирают граждане (cives) Равенны с одобрения священников («cum sacerdotibus»). Он происходит из их собственного стада («ex propriis ovibus»). Второй кандидат — Хрисолог — не из их стада («non ex propriis ovibus»). Однако он ставится повелением Христовым, и о нем свидетельствуют святой апостол Петр и святой Аполлинарий, первый епископ Равенны [1, с. 312].

Агнелл повествует о чуде, удостоверяющем особые, Богом данные права бедного диакона Форума Корнелия на Равеннскую кафедру. Чудо происходит в сонном видении (per visionem) папе Сиксту III. В видении к папе приходит святой апостол Петр, святой Аполлинарий и стоящий между ними Петр Хрисолог («quistatinmedium») [1, с. 312].

По мысли хрониста, это чудесное явление — знак богоизбранности Хрисолога. Ибо апостол Петр сообщает папе, что епископом избран стоящий посреди них и что посвящен (consecra) в сан епископа Равенны будет диакон Петр, а не другой [1, с. 312].

В должности епископа Хрисолог, согласно 9 правилу Антиохийского поместного собора (Ап. 34; I Всел. 4, 6, 7; II Всел. 2, 3; III Всел. 8), управляет епархией «с осмотрительностью», разбирает дела «с рассуждением».

Вместе с саном епископа Хрисолог приобретает три важные правовые функции: литургическую (potestas ministerii), учительную (potestas magisterii), и административно-судебную (potestas jurisdictionis). В аспекте первой функции архипастырь Равенны совершает таинства и представляет Христа в церковной общине. В аспекте второй — проповедует с кафедры и излагает истины христианской веры. В аспекте третьей — управляет Церковью.

В литургическом аспекте должность епископа оборачивается у Хрисолога идеей священного служения Богу. По мысли проповедника, епископ есть служитель (minister) Христа. Епископ помогает, содействует Богу.

Первая обязанность епископа — совершение таинств, принесение бескровной жертвы (sacrificium). Епископ, прежде всего, — священник, жрец («sacerdos») Бога Живаго. Служение епископа в 13 проповеди подобно служению Авраама во время испытания его Исааком, ибо во время служения епископ одновременно и священник («sacerdos»), и жертва («sacrificium») [3, 24, с. 89]. Вторая обязанность епископа — это служение пастве. Согласно мысли архипастыря Равенны, выраженной в 24 проповеди, епископ есть раб рабов Господних («servo servit dominus») [3, 24, с. 142]. Как Христос на тайной вечере умывал ноги ученикам, так же и епископ должен самоотверженно служить народу.

В аспекте учительном епископ Петр ревностно выполняет заповедь Спасителя о проповеди Евангелия всей твари (Мк. 16:15). Он проповедует, обличает, запрещает, увещевает «со всяким долготерпением и назиданием» (2 Тим. 4:2). Согласно 58-му правилу святых Апостолов Хрисолог учит «причт и людей благочестию».

В проповедях архипастырь Равенны обнаруживает себя тонким экзегетом (склонным к перманентной аллегорезе) и глубоким богословом, основывающимся на неизменных истинах Божественного Откровения. Как экзегета, архипастыря Равенны в Ветхом Завете привлекают избранные псалмы царя Давида. Хрисолог создает толкования к 1, 6, 13, 40, 50, 94, 99 псалмам (проповеди 6–16, 22–27, 44–46). В Новом Завете он комментирует чудеса Господа Иисуса (15–21, 32–36, 50–52, 63–72), притчи (1–5, 40, 96–98, 104, 106, 161–162, 169–170), послания апостола Павла (108–120).

Как богослов и догматист, Хрисолог раскрывается в интерпретации никео-цареградского «Символа веры». Епископ Петр создает 7 проповедей, посвященных толкованию Символа (56–62). Кроме того, пишет слово о Воплощении Христовом (145) и ряд проповедей о Воскресении (74–84).

В административно-юридическом аспекте епископ Петр по слову апостола Павла (2 Кор.11:28) и согласно каноническим правилам[11] заботится о всех подчиненных ему церквах. Хрисолог строит в Равенне культовые сооружения, ревнует о странноприимстве, рукополагает клириков.[12]

Среди памятников равеннской церковной архитектуры многие можно связать с Петром Хрисологом. Первый среди них — это Мавзолей Галлы Плацидии, построенный во второй четверти V века. Этот памятник был освящен как ораторий (частный молитвенный дом императрицы) в честь святого великомученика Лаврентия. Вторым культовым сооружением, заложенным в Равенне по благословению епископа Петра, является часовня святых мучеников Гервасия и Протасия, построенная 29 сентября 435 г. при базилике святого Лаврентия. В епископство Хрисолога на средства фрейлины императрицы Сиглейды (Сингледии) строится церковь святого праведного Захарии (отца святого Иоанна Предтечи), примыкающая к церкви Святого Креста. Кроме того, созидается базилика святых Апостолов (достроенная уже при преемнике Хрисолога Неоне).

Желанным гостем, которого епископ Петр согласно заповеди апостола Павла принимает в Равенне, становится аквилейский епископ Аделфий, известный своими делами милосердия. Ему Хрисолог посвящает похвальное слово («laude») в 136 проповеди. Согласно этому слову, Аделфий предстает человеком набожным («pietate») и почтенным («dignatio») со святой душой, склонной к странноприимству («hospitium»). Аделфий преклоняется («inclinavit») перед бедными («pauperem») и неимущими («inopis»), которым дает приют в своем жилище («contubernio»). По мысли архипастыря Равенны, блажен тот, который все недуги своей души, в особенности же гордость, высокомерие («arrogantiae»), врачует заботой о бедных. Ибо тогда все его грехи Даятель прощает за смирение («antehumanitatisdebitorquamlargitorexisteret») [3, 24В, с. 825].

Из всех рукоположенных епископом Петром ставленников сохранились сведения только о двух: Марцеллине и Проэкте. Оба восходят на высшую степень священноначалия и становятся епископами-суффраганами. Это говорит о том, что архипастырь Равенны был не обычным епархиальным архиереем, но митрополитом с правом поставления викарных архиереев [4, с. 57–58].

Марцеллин (Маркелл) Винкохавентийский поставляется в Вогенцию, которая находится близ Феррары. О поставлении Марцеллина во епископа Хрисолог упоминает в 175 проповеди. Эта проповедь раскрывает мистически-восторженное отношение архипастыря Равенны к епископской хиротонии. Для епископа Петра рукоположение Марцеллина — это второе рождение, вызывающее душевное волнение («affectum»). Епископ Петр чувствует себя, как мать обрученной невесты («ipsa quoque genetrix sponsa»). Он удивляется («miratur») и радуется (gratulatione) [1, 24B, с. 1066].

Проэкт поставляется епископом Имолы после смерти Корнелия которого он и заменяет на кафедре. Согласно Агнеллу, Проэкт — второй епископ Имолы («alter episcopus ecclesia Corneliense») [1, с. 314]. Этот Проэкт был известен Хрисологу. Последний несколько раз обращается к Проэкту в 165 проповеди по имени. Проэкт представляется мужем уважаемым («venerabilem») и приятным («amabilius») папе. Он восходит на кафедру по воле народа, которому сам о себе расскажет («ipse pro se loquatur») [1, 24B, с. 1017].

Традиционно смерть Хрисолога современные исследователи относят к 450 г. Эту дату называет Р. Бенеричетти [4], а также патрология Иоганна Квастена [8]. Аргументом в пользу такой датировки является неведение епископа Петра относительно догматических вопросов, которые обсуждались на IV Вселенском соборе, состоявшемся в 451 г.

Петр Хрисолог был выдающимся на Западе гомилетом, вторым Златоустом (почему и назывался «Хрисологом»). Он занимает достойное место в ряду таких архипастырей, как блаженный Августин, свт. Амвросий Медиоланский и святой папа Лев Великий.

Литература:

  1. Agnellus. Liber Pontificalis Ecclesiae Ravennatis, episcop XXI // Monumenta Germaniae Historica (MGH). Edidit: Societas Aperiendis Fontibus Rerum Germanicarum Medii Aevi. Scriptores rerum Langobardicarum et Italicarum saec. VI-IX. Hannovere, Impensis bibliopolii Hahniani, 1878.
  2. Блаженный Петр Хрисолог. Поучительные слова: В 2 томах // Перевод: епископа Иринея (Клементьевского). 1794.
  3. Sancti Petri Chrysologi Collectio Sermonum: collectio sermonum a felice episcopu parata sermonibus extravagantibus adiectis // Corpus Chrystianorum. Series Latina. 24; 24A; 24B. Ed. A. Olivar. — Turnholti: Brepols, 1975.
  4. Benericetti R. Il Cristo nei Sermoni di S. Pier Crisologo. Cesena: Centro studi e ricerche sulla antica provincia ecclesiastica Ravennate, 1995.
  5. Bibliotheca Hagiographica Latina. Antiqae et mediae aetatis. Socii bollandiani. Bruxelles, 1898–1899. (репринт, 1992).
  6. Nanetti A., Bacci M. Imola antica e medievale nella cronachistica cittadina di età moderna: indagine esemplare per una ingegnerizzazione della memoria storica. La Mandragora, 2008.
  7. Nirschl J. Lehrbuch der Patrologie und Patristik. 3 Band / von Joseph Nirschl. Meinz, Verlag von Franz Kirchheim, 1885.
  8. Peter Chrysologus // Patrology. Ed. by: Angelo Di Berardino. With an introduction by: Johannes Quasten. Volume IV. Augustinian Patristic Institute (Rome). Christian classics, inc. Westminster, Maryland, 1986.
  9. Rusch G. W. The later latin fathers. Gerald Duckworth. First published. London, 1977.
  10. Бородин О. Р. Равеннский экзархат. Византийцы в Италии (Византийская библиотека. Исследования). — СПб.: Алетейя, 2001.
  11. Дворецкий И. Х. Латинско-русский словарь. — М.: Русский язык, 1976.
  12. Задворный В. Сочинения римских понтификов эпохи поздней античности и раннего Средневековья. М.: Изд-во францисканцев, 2011. — С. 133.
  13. Кодекс Феодосия и Новеллы императоров Валентиниана III, Майориана и Либия Севера о колонах, сельских рабах и вольноотпущенниках // перевод А. Коптева сделан по изданию: Theodosiani libri XVI cum constitutionibus sirmonlianis et leges novellae ad Theodosianum pertinentes. Ed. Th. Mommsen et P. Meyer. Berolini, 1905.
  14. Лебедев А. П. Духовенство древней Вселенской Церкви от времен апостольских до IX века. — СПб.: Издательство: Олега Абышко, 2006.
  15. Марченко Константин, протод. Жизнь и наследие Свт. Петра Хрисолога. — http://spbda.ru/?s=Хрисолог.

[1] Статья протодиакона Константина Марченко «Жизнь и наследие Свт. Петра Хрисолога», размещенная на сайте Санкт-Петербургской Духовной Академии [15], не претендует на статус серьезного исследования, ибо уже в самом заглавии содержит ошибку: о. Константин называет Хрисолога святителем, хотя имени епископа Петра нет в Православном Церковном календаре.

[2] Даты правлений Равеннских епископов: Петра III и Иоанна III Ангелопта – даются по традиционному списку, официально принятому в Равеннской Церкви [10, c. 440]. Относительно дат правления этих епископов в историографии ведутся споры.

[3] Проэкт (V в.) – святой Западной Церкви, епископ Имолы (память – 24 января). Хрисолог говорит о хиротонии Проэкта в 165 проповеди («DeordinationeepiscopiForumCorneliensisnomineProiecti»).

[4] Донат (V в.) – святой Западной Церкви, клирик Имолы (память – 7 августа). Канонизован как исповедник (confessor) [5, с. 347].

[5] Впервые идея необходимости крещения младенцев появляется в 124-м правиле поместного Карфагенского Собора 397 года.

[6] Обращение к этим наукам становится у Хрисолога общим местом. К философии он апеллирует в 5, 16, 28, 38, 124 и 148 проповедях. К теоретическому красноречию – в 5, 18, 101.

[7] Профессия адвоката в Древнем Риме была очень престижной. В суде подвизался свт. Киприан Карфагенский, свт. Амвросий Медиоланский и современник Хрисолога блаженный Августин Иппонский.

[8] Год крещения Петра Хрисолога остается неизвестным.

[9] Идея целибата церковных клириков уже к V веку получает серьезную каноническую основу (Ап. 5, 26, 51; IV Всел. 14; Неокес. 1; Карф. 16; Василия Вел. 69).

[10] Послания римских пап Сириция и Иннокентия I имели статус декреталий, то есть были равны по значимости и действующей силе с соборными постановлениями.

[11] Ап. 34; I Всел. 4, 6, 7; II Всел. 2, 3; III Всел. 8; IV Всел. 28; Трул. 36, 39.

[12] Ап. 26, 70; I Всел. 19; Трул. 33; VII Всел. 14; Гангр. 6; Лаодик. 24, 26, 30; ВасилияВел. 51, 89.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle