Библиографическое описание:

Балацкий Д. В. «Тайхо рицурё» — «памятник» истории древней Японии // Молодой ученый. — 2016. — №12. — С. 669-674.



C:\Documents and Settings\Admin\Local Settings\Temporary Internet Files\Content.Word\Яп.jpg

Всеобщая история изучает длительный и сложный путь развития человечества в прошлом. Кроме того, она помогает уяснить настоящее и, хотя бы в общих чертах, выявлять основные тенденции будущего.

Япония, несмотря на свою близость, для большинства россиян продолжает оставаться мало неизвестным в историческом плане государством, а ведь в свете тенденции налаживания дружеских отношений, изучение истории соседа, его души, является важным шагом к пониманию и сближению между нашими, такими разными народами.

Для объективного понимания исторического процесса становления Японии интересно изучение письменного исторического источника «Тайхо рицурё» — уголовного кодекса древней Японии 702–704 годов нашей эры.

Чем же так впечатляет «Тайхо рицурё»? В Японии с III века конфуцианство учило бережно относиться к государству, сохранять верность традициям, а ко всяким новшествам относиться осторожно. Но, несмотря на такое уверенное конфуцианство, вторжение в середине VII века Японии на Корейский полуостров послужило сигналом укрепить свой государственный аппарат и армию. Император Котоку утвердил девиз правления «Тайка» (Великие преобразования), а 22 января 646 года объявил указ о реформе, давшей начало так называемым «Реформам Тайка». Целью преобразований было создание централизованной монархии континентального типа во главе с императором.

В 702 году был составлен первый монументальный японский Кодекс уголовных законов «Тайхо рицурё». В отличие от «Законов 17-ти Статей» (604–622 гг., в которых содержались в большей степени моралистические пожелания в духе конфуцианства, чем строгие юридические предписания), и административных правил «Оми-ре» (661–672 гг., позднее «Уголовный и административный кодекс государева двора» — «Киемигахара-ре» (681–683 гг.), к сожалению, об их содержании ничего не известно, «Тайхо рицурё» сохранился, хотя и частично.

«Тайхо рицурё» состоял из двух частей: Общей и Особенной. Общая часть содержит основные положения кодекса: содержит оглавление, виды уголовных наказаний, виды тяжких преступлений, а в Особенной находятся сами статьи, в которых представлены конкретные виды преступлений и налагаемые за них наказания.

Оглавление уголовного кодекса: I. Уголовный закон о наказаниях «Мёрэйрицу»; II. Уголовный закон об охране императорского дворца «Вэйгонрицу»; III. Административно-уголовный закон «Сикисэйрицу»; IV. Уголовный закон о семье и браке «Коконрицу»; V. Уголовный закон о казенных конюшнях и амбарах «Кюкорицу»; VI. Уголовный закон о трудовой мобилизации «Сэнкорицу»; VII. Уголовный закон о мятеже, разбое и грабеже «Дзокуторицу»; VIII. Уголовный закон о ранениях и драках «Тосёрицу»; IX. Уголовный закон о мошенничестве и подделках «Сагирицу»; X. Разные уголовные законоположения «Дзацурицу»; XI. Уголовный закон о беглых «Буморицу»; XII. Уголовный закон о судебных приговорах «Дангорицу». Изучив оглавление, начинаешь понимать, какова была государственная организация в древнеяпонском государстве.

«Виды уголовных наказаний» — в тексте Уголовного кодекса нет такого заголовка, но, исходя из японского комментария к этому разделу и его содержания, Попов К. А. такой заголовок дал. Действительно, читая Общую часть, мы видим, что уголовных наказаний было пять: розги, палки, каторга, ссылка, смертная казнь. Каждое наказание включало от двух до пяти степеней, в зависимости от тяжести совершенного преступления. Так же мы видим, что все уголовные наказания могли выкупаться медью, даже смертная казнь.

Виды тяжких преступлений, их восемь, представлены в шестой статье Общей части, это: 1) мятеж (имеется в виду заговор против государя — самое страшное преступление); 2) разрушение государственных жилишь или усыпальниц (квалифицировался как заговор с целью разрушения государственных дворцов); 3) государственная измена; 4) убийство близких родственников (об избиении, замысле убийства); 5) аморальные поступки (имеются в виду убийства не подлежащих смертной казни людей, четвертование, изготовление и хранение ядов, колдовство, оскорбление старших); 6) великая непочтительность (имеются в виду разрушение храмов, кража священных предметов, личной государственной печати, неправильное изготовление лекарств для государя, неправильная сервировка стола государя, неправильная постройка судов для государя, злословие в адрес государя); 7) непочтительное отношение к родителям (осуждалось развлечение светской музыкой в период траура по отцу, самовольное вступление в брак, сокрытие известия о смерти, ложное заявление о смерти); 8) нарушение долга (имеется в виду убийство основного хозяина, осуждается жена, скрывшая смерть мужа и не оплакивающая его и др.).

Седьмая статья Общей части «Тайхо рицурё» регламентировала иерархию шести категорий достойных: самыми достойными назывались родственники государя, затем шли старые друзья государя, потом мудрецы, великие таланты, люди, имеющие великие заслуги, знатные люди.

Представляется логичным рассмотреть законы Особенной части Уголовного кодекса «Тайхо Рицурё» по соответствующим блокам: 1) преступления против государственной власти; 2) преступления против военной службы; 3) преступления в сфере экономики; 4) преступления против личности.

1) В законе о мятеже, разбое и грабеже «Дзокуторицу» Особенной части «Тайхо Рицурё», часть статей можно отнести к блоку: преступления против государственной власти. По исследованиям японских ученых, «Дзокуторицу» содержал 54 статьи. Только одна статья не сохранилась — ст. 36.

Статья 1 «Мятеж против государя» «Дзокуторицу» гласит: «Если будет раскрыт мятеж против государя — «бохан» или заговор с целью разрушения государева жилища или усыпальниц — «бодайгяку», то всех виновных казнить через обезглавливание, а их отцов, сыновей — «фуси» и дворовых холопов — «кэнин» сдать в казенные крепостные — «канко», имущество — «дзайсан», поля и усадебные участки — «дэнтаку» конфисковать в казну — «боккан»».

Пресекалось даже распространение слухов о намерении участия в мятеже. Статья 3 «Слухи об участии в мятеже» «Дзокуторицу» гласит: «Если кто-либо говорил о том, что он намерен участвовать в мятеже против государя, но в действительности он не имел такого намерения, и при проверке так и оказалось, то ему — 3 года каторги».

Государственная измена считалась одним из самых страшных преступлений. Статья 4 «Государственная измена» «Дзокуторицу» гласит: «Если кто-либо замышлял государственную измену — «мухон», то его предписывалось повесить».

За государственные преступления, как самые тяжкие, виновные приговаривались к смертной казни: так, за мятеж или заговор с целью нападения на императорский дворец виновные наказывались смертной казнью через обезглавливание с конфискацией имущества. При этом к ответственности привлекались их близкие и зависимые от них лица, имущество которых также подлежало конфискации. Государственная измена наказывалась смертной казнью. В законе говорится, что в случае совершенного преступления все виновные приговариваются к смертной казни путем обезглавливания. Сыновей виновного — в среднюю ссылку, а если заговорщик руководил десятью соучастниками и более, то его сыновей отправляют в дальнюю ссылку.

2) «Вэйгонрицу» — Уголовный закон об охране императорского дворца Особенной части «Тайхо Рицурё», регламентирует блок преступлений против военной службы, состоял из 33 статей, но во фрагментах сохранилось только 14 статей.

Нормы статей «Вэйгонрицу» охраняют императорский дворец, подробно декларируют порядок охраны дворцов: охрана временного государева дворца — ст. 20, ночная охрана дворца — ст. 21, и наказания за нарушения: наказания за нарушение строя эскорта — ст. 17, неявка стража на дежурство — ст. 18, самовольный уход стража с поста — ст. 19, незаконная подмена дежурных — ст. 23, незаконное использование пропуска — ст. 26 и др.

Статья 18 Уголовного закона об охране императорского дворца «Вэйгонрицу» гласит: «Если страж должен был заступить на дежурство, но не прибыл вовремя или просрочил время отпуска, то за один день прогула — 20 розог; за три дня добавить на одну ступень».

В статье 19 Уголовного закона об охране императорского дворца «Вэйгонрицу» сказано: «Страж на посту не должен расставаться с оружием; при нарушении ему — 50 розог».

Наказание за незаконное использование пропуска регламентирует статья 26 Уголовного закона об охране императорского дворца «Вэйгонрицу», в которой говорится: «Если лицу, которому не следует проходить через заставу будет выдан пропуск на проход заставы, то как выдавшему, так и получившему незаконный пропуск — по 1 году каторги».

Таким образом, уголовные законы регламентировали меру принуждения за всевозможные преступления, связанные с охраной императорского дворца и несение службы. Наказания за преступления против военной службы были не очень суровыми, зависели от тяжести совершенных деяний.

3) К преступлениям против собственности можно отнести часть статей Уголовного закона о мятеже, разбое и грабеже «Дзокуторицу», который преследовал кражу храмовых предметов — ст. 23, кражу государевых вещей — ст. 24, кражу казенных печатей — ст. 25, кражу служебных документов — ст. 26, кражу меча или замка — ст. 27, кражу оружия — ст. 28, похищение статуи Будды — ст. 29, кражу скота — ст. 32, кражу при пожаре — ст. 37, рецидив кражи — ст. 52.

Наиболее распространенными наказаниями за эти преступления были: каторжные работы, ссылка, битье палками. Так, за попытку грабежа виновный наказывался дальней ссылкой, но если грабеж сопровождался убийством, то преступник приговаривался к смертной казни путем отсечения головы.

Наказание за простую кражу определяется в статье 35 «Дзокуторицу»: «Если вор не успел украсть имущество, то ему — 50 розог. За кражу полотна — 60 палок».

Наказание за кражу имущества у родственников определено в статье 40 «Дзокуторицу»: «Если украдено имущество у родственников пятого колена и ближе, то наказание уменьшать на одну ступень по сравнению с наказанием за кражу у чужих людей; при краже у родственников четвертого колена и ближе наказание постепенно уменьшать на одну ступень». Это значит, что вор, укравший у своего родственника четвертого колена, наказывается на одну ступень больше, чем за кражу у родственника третьего колена, и так по нисходящей линии, т. е. чем ближе родство вора с обворованным, тем меньше наказание, и, наоборот, чем дальше это родство, тем выше наказание.

Таким образом, уголовные законы в сфере экономики детально регламентировали наказание за противоправные деяния против собственности. Наказание же было дифференцированное, в зависимости от тяжести совершенного притупления.

4) Среди преступлений против личности особое внимание уделялось самому тяжелому из них — убийству, за которое предусматривалось высшая мера наказания путем обезглавливания.

Часть статей Уголовного закона о мятеже, разбое и грабеже «Дзокуторицу» можно отнести к преступлениям против жизни и здоровья, которые регламентировали наказания за убийство начальника — ст. 5, убийство родственника — ст. 6. Наказание за убийство, совершенное рабом — ст. 7, убийство, совершенное женой — ст. 8. Наказание за убийство простого человека — ст. 9, за убийство или ограбление заключенного — ст. 10. Наказание за жестокое убийство — ст. 12, за неумышленное убийство — ст. 14.

В «Дзокуторицу» также присутствовали и специфические на взгляд современного человека статьи: изготовление яда — ст. 15, продажа яда — ст. 16, колдовство — ст. 17.

«Косэцу» — умышленное убийство. Стоит отметить, что в статье 18 Уголовного закона о мятеже, разбое и грабеже сказано, что убийство дворового холопа под эту статью не подпадает, т. е. хозяин за убийство своего холопа или раба к уголовной ответственности не привлекается.

Примечательно, что колдовство приравнивалось к покушению на убийство. Статья 17 «Колдовство» Уголовного закона «Дзокуторицу» гласит: «Если кто-либо из-за ненависти изготовит колдовское изображение — «энми» или письменное заклинание — «фусё» или устно проклянет — «дзусё» кого-либо и таким путем вознамерится погубить другого человека, то виновного судить, как за заговор с целью убийства — «мусэцу» со снижением наказания на две ступени. Если в результате колдовства умрет человек, то судить виновного, как за действительное убийство».

Японские историки права исходят из того положения, что японский Уголовный кодекс «Тайхо рицурё» является полной копией китайского «Тан люй Шуи», и поэтому восполняют потерянные лакуны в японском «Тайхо рицурё» соответствующими, по их мнению, формулировками из уголовного кодекса «Тан люй Шуи». Так же можно провести аналогии между «Тайхо рицурё» и корейским кодексом Древнего Чосона «Восемь запретительных статей».

В единственном переводе с японского Свода законов «Тайхо рицурё» Попова К. А. сравнительный анализ статей «Тайхо рицурё» и «Тан люй шуи» автором проведен не был. Попов К. А. считал это темой особого исследования.

Такое исследование попытался провести автор настоящей статьи. Рассмотрение отдельных статей кодекса как примеров, показывает, что японский Уголовный кодекс «Тайхо рицурё» 702–718 гг. действительно является копией китайского «Тан люй Шуи». Но, при всех совпадающих моментах с китайским уголовным правом, есть и отличия японского права, обусловленные определенными специфическими условиями развития страны восходящего солнца, таблица 1:

Таблица 1

Наказания за умышленное нанесение увечий вкодексах «Тан люй Шуи» и «Тайхо рицурё»

Китайский «Тан люй Шуи»

Японский «Тайхо рицурё»

Статьи 302–307 гласят:

— «Наказания в которых расположены в зависимости от степени побоев и орудия, которым они наносились, могли колебаться в широком интервале — от 40 ударов легкими палками до ссылки на 3 000 ли»

— «За непреднамеренное убийство в драке полагалось удавление, за преднамеренное — обезглавливание»

В Уголовном законе о ранениях и драках «Тосёрицу», в статье 5 «Убийство в драке», говорится:

— «Если кто-либо не в драке, а умышленно наносит побои и ранения другому человеку, то виновного судить, как за нанесение ранений в драке, с увеличением наказания на одну ступень»

— «Если кто-либо в драке убил человека, то виновного повесить. Если кто-либо умышленно убил человека, то виновного обезглавить»

Из анализа данного текста видно, что наказание за данное преступление в японском «Тайхо рицурё» сопоставимо с китайским «Тан люй Шуи».

Статья 34 Уголовного закона о мятеже, разбое и грабеже «Дзокуторицу» регламентирует наказание за грабеж. Сопоставим с аналогичной статьей из китайского кодекса «Тан», таблица 2:

Таблица 2

Наказания за грабеж вкодексах «Тан люй Шуи» и «Тайхо рицурё»

Китайский «Тан люй Шуи»

Японский «Тайхо рицурё»

Статья 281 «Грабеж» гласит:

— «Всякий, кто совершил грабеж, имеется в виду получение чьего-либо имущества с помощью угрозы либо силы, наказывается 2 годами каторги, при нанесении человеку телесного повреждения наказывается удавлением. При убийстве человека наказывается обезглавливанием»

— «Тот, кто держал оружие, хотя бы и не получил имущества, наказывается ссылкой на 3000 ли. При стоимости 5 пинаказывается удавлением. Нанесший человеку телесное повреждение наказывается обезглавливанием».

— статье 281 (Цзюань 19) «Грабеж» говорится: «Совершение хищения, хотя бы и без получения имущества, наказывалось 2 годами каторги».

— в статье 281 (Цзюань 19) «Грабеж», прописано так: «Если полученное имущество имеет стоимость 1 чи, тогда преступник наказывается 3 годами каторги. Каждые последующие 2 пи увеличивают наказание на 1 степень.

Совершивший присвоение стоимостью полных 10 пи либо хотя бы и не полных 10 пи и даже не получивший вообще имущества, однако, нанесший человеку телесное повреждение наказывается удавлением.

Убивший человека всегда наказывается обезглавливанием. Имеется в виду, что убийство или нанесение телесного повреждения были совершены вследствие хищения».

В «Дзокуторицу», в статье 34 «Грабеж», говорится:

— «Если преступник был вооружен, но не успел украсть имущество, то все равно ему — дальняя ссылка. Словом, за кражу даже 10 тан полотна — повешение, а за убийство при грабеже — отсечение головы»

— в «дзокуторицу» (VII), статью 34 «Грабеж: «Если при грабеже не удалось украсть имущество, то виновному — 2 года каторги». «Если при грабеже украдено до 1 сяку шелкового полотна, то виновному — 3 года каторги;

— если украдено до 2 тан, то наказание увеличивать на одну ступень, за кражу до 15 тан полотна, а также за ранение человека при грабеже — повешение;

— за убийство человека-отсечение головы (то же наказание за убийство чужого раба или рабыни, хотя они и не являлись владельцами имущества, но были убиты при грабеже»

Из анализа данного текста видно, что наказание за данное преступление в японском «Тайхо рицурё» аналогично с китайским «Тан люй Шуи».

Таблица 3

Наказания за воровство вкодексах «Тан люй Шуи» и «Тайхо рицурё»

Китайский «Тан люй Шуи»

Японский «Тайхо рицурё»

- в статье 282 (Цзюань 19) «Воровство»: Всякий, кто совершил воровство, если не получил имущества, наказывается 50 ударами легкими палками.

При стоимости 1 чи наказывается 60 ударами тяжелыми палками. 1 пи увеличивает наказание на 1 степень.

При стоимости 5 пи наказывается 1 годом каторги. 5 пи увеличивают наказание на 1 степень.

При стоимости 50 пи наказывается ссылкой с дополнительными работами.

Ссылка с дополнительными работами — одна из пяти особых ссылок — ссылка на 3000 ли, утяжеленная 2 дополнительными (к одному обязательному при любой ссылке) годами принудительных работ.

Наиболее тяжелое из наказаний (исключая, разумеется, удавление и обезглавливание).

При вынесении приговора к ссылке с дополнительными работами переставали действовать привилегии, нельзя было воспользоваться откупом и зачетом рангом, приговор не отменялся амнистиями.

- в «дзокуторицу», (VII), статье 35 «Простая кража»: Если вор не успел украсть имущество, то ему — 50 розог.

За кражу 1 сяку полотна — 60 палок; за 1 тан увеличивать наказание на одну ступень.

За кражу 5 тан — 1 год каторги; за каждые последующие 5 тан увеличивать наказание на одну ступень.

За кражу 50 тан — дальняя ссылка с трехгодичными каторжными работами.

Царство Чосон со столицей существовало с VIII в. до н. э.. Китайская «История династии Хань» («Хань шу» I в. н. э.) в главе 28 сообщает, что в Древнем Чосоне существовал некий уголовный кодекс под названием «Восемь запретительных статей». Из этих статей до настоящего времени дошло содержание лишь трех. Согласно первой из них, убийство каралось смертной казнью, вторая статья требовала компенсации зерном за причинение телесных повреждений, а третья содержала наказание за воровство. Примечательно, что человек, совершивший кражу, должен был стать рабом того дома, где она совершена. Семья его тоже, по-видимому, обращалась в рабство. При этом, однако, за обращенным в рабство за кражу сохранялось право выкупа за значительную сумму.

Если провести аналогию с японским сводом законов «Тайхо рицурё», с «Восемью запретительными статьями», то можно заметить соответствие: Уголовный кодекс «Тайхо рицурё» выделял «Восемь тяжких преступлений» из всех прочих. Таким образом, можно сделать предположение, что «Восемь тяжких преступлений» и «Восемь запретительных статей» — это подобные систематики преступлений древнего права Японии и Кореи. В древнечосонском уголовном кодексе также показано существование классовой верхушки, которая являлась главой больших или малых общинных объединений. Подобный уклад древней Японии показан в «Тайхо рицурё».

В заключение можно сказать, что система Особенной части уголовного кодекса «Тайхо рицурё» имеет такую систему построения норм, в которой приоритет отдается охране государственного строя и общественного порядка, преступления, посягающие на личные права граждан, в частности жизнь, здоровье, свободу, честь, расположены в последних главах. Нормы трех из «Восьми запретительных статей», дошедших до наших дней, в отличие от японского уголовного кодекса, который направлен в основном против государственных преступлений, и преступлений против общественных норм, имеют личностную или гражданскую направленность, т. е. в них прописаны наказания за преступления против гражданина, а не государя и государства. Скорее всего, это так понимается из-за того, что статьи, направленные против государства, т. е. государственные преступления, попросту не сохранились или формулировка первой из сохранившихся статей неполная.

Действительно, многое в японском праве той эпохи было перенесено из более древних правовых систем Китая и Кореи. «Восемь запретительных статей» и «Восемь тяжких преступлений» — это подобные систематики преступлений древнего права Японии и Кореи.

Хотя Уголовный кодекс «Тайхо рицурё» и был скопирован с китайской модели, можно сказать, что он был видоизменен с учетом местных реалий и самобытности Японии, и, при всех совпадающих моментах с китайским уголовным правом, есть и отличия японского права, обусловленные определенными специфическими условиями развития страны восходящего солнца.

«Тайхо рицурё» помог реконструировать историческое прошлое японского государства, нашего соседа, продвинуться в понимании его самобытности и многообразии материальной и духовной культуры.

Литература:

  1. Попов К. А. Свод законов «Тайхо рицерё». 702–718 гг. Рицу (Уголовный кодекс). Вступительная статья, перевод с древнеяпонского, комментарий и словарь К. А. Попова. М.: Наука, 1989. — 112 с.
  2. Когурё Цари /Электронный исторический словарь. URL: http://enc-dic.com/history/Kogure-Cari-21500.html
  3. Курбанов С. О. История Кореи: с древности до начала XXI в. Из-во С. Петербургского университета. — 2009 г. — 680 с. URL: http://lib.rus.ec/b/354628/read#r53
  4. Ливанцев К. Е. Японское государство в VI — XII веках. История средневекового государства и права. 2000. URL: http://sbiblio.com/biblio/archive/livancev_ist/04.aspx
  5. Никитин В. Н. Всеобщая история: Краткое иллюстрированное пособие. — М.: Изд-во РУДН, 2004. — 202 с.: ил.
  6. Омельченко О. А. Всеобщая история государства и права. — С. 488. URL: http://ez2www.com/book_573.html

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle