Библиографическое описание:

Миничева Е. П., Машкова А. В. Модели финансирования инноваций и особенности финансирования космической деятельности // Молодой ученый. — 2016. — №12. — С. 1362-1366.



Правительства разных стран, осознавая безусловную необходимость развития инновационной деятельности и научных исследований расходуют в этих целях значительные суммы. По данным всемирного банка за 2013 год [1] на исследования и разработки направлены суммы, приближающиеся к 3 % ВВП, это такие страны как Германия (2,85 %), США (2,81 %), Австрия (2,81 %), Бельгия (2,28 %), Франция (2,23 %). Есть страны, потратившие на инновации и больше: Дания — 3,06 % ВВП, Швеция — 3,30 %, Финляндия — 3,31 %, Республика Корея — 4,15 %, Израиль — 4,21 %. Однако Российская Федерация не может похвастаться такими достижениями, если у остальных стран расходы на науку растут, то Россия неизменно (с 2009 года) направляет в этот сектор экономики 1,13 % ВВП. Конечно существуют страны, отстающие от России. В Казахстане на науку идет лишь 0,29 % ВВП, в Киргизии — 0,15 %, в Таджикистане — 0,09 %, но в ЮАР — уже 0,93 %, а в Турции — 0,94 % ВВП, и они скоро нас обгонят [2]. Эстония (1,74 % ВВП), Чехия (1,91 %), Венгрия (1,41 %) и даже такая маленькая страна, как Люксембург, равная по населению среднему областному городу России, обогнала нас — 1,16 % ВВП тратит она на научные исследования и разработки.

Однако важен не только размер затрат, но и умелое распределение этих средств, а именно повышение эффективности их использования, так называемой экономической эффективности.

В 1970-х гг. А. Чарнес, В. Купер, Е. Роуд, Р. Бэнкер положили начало методу анализа среды функционирования — методологии сравнительного анализа деятельности сложных технических, экономических и социальных систем, которая охватывает гораздо более широкий спектр понятий и возможностей, чем просто вычисление и анализ эффективности сложных объектов [3]. И на основании данных, ежегодно публикуемых в «Европейском табло инноваций» (European Innovation Scoreboard — EIS) [4]и анализа среды функционирования рассчитываются показатели технической эффективности для ряда стран ЕС. Эти показатели позволяют провести классификацию стран по критерию инновационности. Все страны можно объединить в 4 категории:

– инновационные лидеры;

– инновационные последователи;

– страны-умеренные инноваторы;

– догоняющие страны [5].

На основании данного исследования можно сделать выводы о неэффективном использовании Россией средств на научные исследования.

Можно долго рассуждать на тему коррумпированности, откатов и нецелевого использования средств на науку. Однако же существуют и положительные примеры инвестирования инновационной деятельности. Для понимания и определения направленности движения развития страны необходимо рассмотреть модели финансирования инновационных технологий и разработок. По экспертным оценкам можно выделить 4 основных типа таких моделей: рыночная, кластерная (сетевая), корпоративно-государственная и мезо-корпоративная.

Наиболее распространенной, популярной и достаточно успешной моделью считается рыночная система финансирования инвестиций в инновационную деятельность. Это, как правило, венчурное финансирование, бизнес-ангелы, венчурные фонды, институциональные инвесторы. При таком подходе львиная доля инвестиций приходится на рынок, а государство играет незначительную роль, ограничиваясь прямым финансированием высокотехнологичных программ. Данная модель наиболее характерна для стран с развитой рыночной экономикой и довольно долгой историей развития венчурного инвестирования в инновационную деятельность, это такие страны, как США, Великобритания, Канада, Израиль.

Необходимыми условиями существования данной модели являются: честная и работающая законодательная база (позволяющая определить права собственности, в том числе интеллектуальной и акционерной), эффективный арбитражный суд; прозрачные рыночные отношения; ликвидность финансовых рынков; развитая система долгосрочных инвестиций.

Кластерная (сетевая) модель наиболее применима к относительно небольшим развитым странам с диверсифицированной экономикой и в первую очередь взята на вооружение странами скандинавского региона: Швецией, Финляндией, Данией. Необходимым стартовым условием является наличие набора отраслей с высоким уровнем конкурентоспособности по критериям мировых рынков. Вокруг территориальных и отраслевых кластеров объединяются независимые друг от друга мелкие и крупные инновационные фирмы, университеты и научно-исследовательские институты.

С течением развития отрасли на основе технологической и научно-исследовательской кооперации формируются устойчивые партнерские взаимоотношения. Значительную роль в их становлении играет государство, выступающее в роли стимулятора различных форм кооперации. Также государство частично финансирует этапы развития инновационной идеи — в основном фундаментальные и поисковые исследования и ранние стадии НИОКР, но при этом не является главным источником финансирования. Государственное управление не только обеспечивает взаимовыгодное научно-исследовательское взаимодействие между государством и бизнесом, но и осуществляет поэтапную реализацию проекта, который происходит от стадии к стадии [6]. Это, так называемая, линейная модель финансирования инновационного процесса.

Для корпоративно-государственной модели характерна высокая вовлеченность государства в процесс создания инновационного продукта на паритетных условиях с крупными частными корпорациями, высоко развит институт частно-государственного партнерства. Инновационное развитие многих европейских стран, таких как Испания, Франция, Италия, Германия, происходит на базе данной модели. Выбор этой модели обусловлен целью Европейского союза стать наиболее конкурентоспособной и динамично развивающей экономикой мира, основанной на знаниях. Источником конкурентоспособности и роста, по решению Европейского союза, должны стать инновации [7]. Для реализации этой цели ЕС разработал программу «Региональные инновационные стратегии», первым методологическим принципом которой стал тезис: Региональные инновационные стратегии должны быть основаны на частно-государственном партнерстве и консенсусе [8].

Данная модель также позволяет решать социальные и экологические проблемы, создает инструменты для решения задач регионального развития и интеграции.

Ключевыми условиями успешной реализации такой модели являются инновационно активные компании с наличием развитой научно-исследовательской инфраструктуры, высокое качество государственного администрирования и мощная система банков, выступающих стратегическими партнерами.

Мезо— корпоративная модель в-первую очередь направлена на увеличение темпов роста экономики, сокращению разрыва в уровне научно-технического развития, уровне благосостояния. Такую модель приняли на вооружение, в основном, страны Восточноазиатского региона: Япония, Республика Корея, Китай, Сингапур.

Ключевые игроки — крупнейшие многопрофильные корпорации (мезо-корпорации), включающие в своем составе как научно-исследовательские, производственные, технологические, так и торговые и финансовые компании.

При таком подходе значительно снижаются издержки на инновации за счет двух важных составляющих: эффекта экономии на масштабе и исключения стадии начальных исследований и разработок из НИОКР, так как данная модель является стратегией форсированного "имитационного" развития.

Для успешного функционирования данной модели необходима устойчивая финансовая система, высокий уровень развития корпоративной культуры и немаловажным условием является недорогая, но высококачественная рабочая сила, с довольно сильным профильным техническим образованием.

Рассмотренные модели инвестирования инновационного развития являются на сегодняшний день наиболее распространенными и успешными.

Характеристики вышеперечисленных моделей (см. табл. 1) также играют важную роль; и наличие тех или иных количественных и качественных параметров ограничивает применимость таких систем финансирования инновационной деятельности в Российской экономике.

Таблица 1

Сравнительные характеристики моделей финансирования

Основные характеристики моделей

Тип модели финансирования

Рыночная

Кластерная (сетевая)

Корпоративно-государственная

Мезо-корпоративная

Развитость финансового рынка

высокая

невысокая

невысокая

невысокая

Развитость и устойчивость малого и среднего бизнеса

высокая

высокая

невысокая

невысокая

Территориальная концентрация компаний

не важна

высокая

не важна

высокая

Уровень административной вовлеченности государства

невысокий

средний

высокий

средний

Развитость крупных корпораций

не важна

не важна

высокая

высокая

Доля венчурного инвестирования

высокая

высокая

невысокая

невысокая

Доля государственного инвестирования

невысокая

невысокая

высокая

высокая

Требуемый уровень правового развития

высокий

высокий

невысокий

невысокий

Распространяемость полученных результатов на смежные отрасли

высокая

невысокая

невысокая

высокая

Требуемый уровень развития отраслей

не важен

высокий

высокий

невысокий

Устойчивость от колебаний рынка

невысокая

высокая

высокая

высокая

Источник:составлено авторами

Только после "примерки" всех характеристик и ответа на поставленные вопросы возможен и выбор оптимального и эффективного пути инновационного инвестирования.

Необходима компиляция лучших примеров инвестирования в инновационную деятельность для применения их в России.

Инновации могут успешно развиваться и за счет государственного бюджета, и за счет частного финансирования. Проблема заключается в очень низком уровне финансирования НИОКР в РФ частным сектором. В условиях того, что стимулы к инвестированию в разработки и исследования со стороны частного капитала в РФ отсутствуют, государственный бюджет по-прежнему остается главным финансовым источником этой сферы. Инновационная экономика начнет развиваться только тогда, когда бизнес сектору станет выгодно вкладывать свои средства в инновационные проекты. Наука в РФ выйдет из кризиса, когда бизнес начнет тратить на инновационную деятельность не в 2 раза меньше, чем государство, а в 5—10 раз больше. При этом значительную роль играет развитие инновационного процесса в стране: законы, которые регулируют взаимоотношения всех участников инновационного процесса, сотрудничество между всеми участниками инновационного процесса, доступная информация и техническое и материальное обеспечение исследований (см. табл. 2).

Таблица 2

Инструменты финансового стимулирования инновационной деятельности

Прямое финансирование

Косвенное финансовое стимулирование

Инновационные проекты

- субсидии (группа А);

— гранты на научные исследования (группа А);

— взносы в уставный капитал организаций (группа А);

— приобретение обязательств инновационных организаций (группа А);

— льготные кредиты и займы (группа А);

— варианты софинансирования с частным бизнесом (механизмы венчурного финансирования и государственно-частного партнерства) (группа А)

- налоговые льготы (группа С);

—инвестиционный налоговый кредит (группа С);

— пониженные налоговые ставки (группа С);

— налоговые каникулы (группа С);

— льготные режимы налогообложения (группа С);

— освобождение из-под налогообложения отдельных объектов (группа С);

— упрощенный порядок ведения бухгалтерского и налогового учета (группа С);

— амортизационные льготы (группа С);

— страховые льготы (группа С);

— таможенные льготы (пошлины, сборы) (группа С);

— поручительства и гарантии по кредитам (группа С);

— льготное ценообразование (группа С)

Инновационная инфраструктура

- гранты на научные исследования (группа В);

— взносы в уставный капитал организаций (группа В)

- налоговые льготы организациям

(группа В)

Источник:составлено авторами

Наиболее значимым фактором, определяющим специфичность космической промышленности, является зависимость от государственного заказчика, замыкающего на себя и на контролируемый государством экспорт цепочки переделов и цепи снабжения. Отрасль, аккумулирующая критически важные, по большей части двойные технологии, имеет стратегическое значение, что обусловливает ведущую роль государства в её инновационном развитии. Согласно оценкам Euroconsult, Futron и Space Foundation государственные ассигнования на гражданские и военные космические программы составляют до трети всего объёма мирового рынка космической деятельности. Так, только ассигнования НАСА на программы "исследований и разработок" ежегодно составляют около 10 млрд дол. (53 % бюджета агентства в 2011 г.) [9], тогда как общий бюджет США на военные космические проекты в 2011 г. оценивался в 28–30 млрд дол. [10] Для сравнения, объём продаж космической промышленности США в том же году составил 44,59 млрд дол. Даже в значительно более скромном европейском военном сегменте космической промышленности государственный сектор обеспечивал 56 % инвестиций на "исследования и разработки" [11].

Недостаток финансирования ракетно-космической промышленности (далее — РКП) в современной России традиционно является ключевой особенностью и одновременно проблемой отрасли. За счет федеральных программ в основном финансируются военные проекты, а полученные в результате их разработки технологии не всегда могут быть перенесены в гражданскую коммерческую продукцию РКП. Поэтому процессы разработки новых технологий и изделий, а также модернизации коммерческой продукции осуществляются в основном за счет собственных средств и средств, полученных от реализации результатов НИОКР. Следовательно, одним из ключевых принципов выделим принцип достаточности финансирования, означающий выбор только тех инновационных проектов, на каждый этап жизненного цикла которых предприятия РКП смогут найти необходимые финансовые ресурсы.

Как отмечают исследователи, мировое лидерство США в сфере космических технологий поддерживается, во-первых, благодаря масштабным государственным инвестициям в создание опережающего технологического задела (прежде всего, в военной сфере), а во-вторых, благодаря существованию неразрывно встроенного в систему национального хозяйства механизма инновационных процессов в военном секторе экономики, сочетающего в себе высокий уровень самоорганизации (сетевые самоподдерживающиеся структуры), развитую систему государственно-частного партнёрства (как главного ядра механизма) и нацеленность на универсализацию промышленного комплекса страны на базе технологий двойного назначения [12]. С 90-х гг. прошлого века обмен технологиями (как spin-off, так и spin-on) приобрёл в США систематический и планомерный характер, его объёмы постоянно возрастают, что создаёт мультипликативный эффект взаимного обогащения военной и гражданской сфер. Как отмечается, стратегия двойных технологий и инноваций способствовала изменению критериев, используемых при разработке военной техники, одним из которых становится ориентация на высокорисковые исследования [13].

За несколько последних лет при благоприятном инвестиционном климате в экономически развитых странах сформировалась устойчивая тенденция инновационного развития, благодаря инновациям образуется до 75 % прироста ВВП. Инновационная отрасль создает новые рабочие места, открывает новые перспективные компании, экономит природные ресурсы. Анализируя сильные и слабые стороны рассмотренных моделей финансирования возможно скомпилировать особенную, российскую модель инвестиций в инновации. Необходимо не "набивать собственные шишки", а использовать положительный зарубежный опыт. Это будет способствовать активизации инновационной деятельности, увеличению объемов производства, в конечном итоге повышению конкурентоспособности и рост экономики страны.

Литература:

  1. http://data.worldbank.org/indicator/GB.XPD.RSDV.GD.ZS/countries?order=wbapi_data_value_2014 %20wbapi_data_value %20wbapi_data_value-last&sort=asc&display=default
  2. Айдинов Х.Т., Гугняк В.Я. Россия в мировом инновационном пространстве: Статья. — Власть № 01 2015. с. 27-33.
  3. https://ru.wikipedia.org/wiki/Анализ_среды_функционирования.
  4. http://ec.europa.eu/growth/industry/innovation/facts-figures/scoreboards.
  5. Hollanders Hugo Measuring innovation efficiency.– INNO-MetricsThematicPaper., Netherlands. 2007. — 26 с.
  6. Куликов И.Н. Модели финансирования инновационных технологий.– Инновации. Инвестиции (80) УЭкС, № 8/2015.
  7. Никонова Я.И. Мировой опыт финансирования государственной инновационной стратегии: Статья. –Вестник Томского государственного университета. 2013. № 373. С. 151–157.
  8. Regional Innovation Strategies under the European Regional Development Fund Innovative Actions 2000–2002. URL: http://www.ec.europa.eu/regional_policy/innovation/pdf/ guide_ris_final.pdf.
  9. AAAS Report XXXVI. Research & Development FY 2012 // American Association for the Advancement of Science : website. Table II-1 : R&D by Agency and Character of Work. P. 131–137. URL: http://www.aaas.org/spp/rd/rdreport2012/tblii01.pdf (дата обращения: 15.04.2016).
  10. Al-Ekabi C. Space Policies, Issues and Trends in 2011/2012 : ESPI Report 42 /Cenan Al-Ekabi // European Space Policy Institute : website. 2012. May. P. 15–16. URL: http://www.espi.or.at/images/stories/dokumente/studies/ESPI_Report_42.pdf (дата обращения: 15.04.2016).
  11. Brandes F., Poel M. Sectoral Innovation Foresight — Space and Aeronautics Sectors: Europe INNOVA Sectoral Innovation Watch : Final Report for DG Enterprise and Industry / Felix Brandes, Martijn Poel ; European Commission. Task 2. 2010. December. P. 13.
  12. Панкова Л.В. Инновационные процессы в военной экономике США : автореф. дис. ... д-ра экон. наук : 20.01.07 / Панкова Людмила Владимировна ; ИМЭМО РАН. М., 2007. 40 с. (На правах рукописи).
  13. Панкова Л.В. Двойные технологии и инновации в военно-ориентированном секторе экономики: опыт США / Л. В. Панкова // Вопросы оборонной техники. 2009. № 5 (354). С. 69–74.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle