Библиографическое описание:

Зенкина С. М. Юридические фикции: понятие и роль в правовой науке // Молодой ученый. — 2016. — №11. — С. 1292-1294.



В данной научной статье раскрывается история, понятие и значение юридических фикций в правовом государстве. Анализируется существование юридических фикций в современной правовой науке. Изучены характерные черты и особенности юридических фикций. Проанализированы положительные стороны юридических фикций и полезность их существования в юридической науке.

Ключевые слова: юридические фикции, история возникновения, характерные признаки и особенности, отличие от правовых презумпций

Юридическая фикция. Что же нужно понимать под данной правовой категорией? Для начала обратимся к энциклопедическому толкованию названного понятия, где указано, что под юридической фикцией понимается такой правовойприём, который заключается в предположениифактавопрекиегодействительности [6]. Сущность названного правового приема состоит в том, что известный несуществующийфактпризнаётсясуществующим,либонаоборот.

Истоки зарождения понятия и применения юридических фикций уходят глубоко во времена Римской империи и формирования римского права. Они заимствуют свою легитимность от традиции и прецедента, поскольку не имеют формального закрепления, как источника права. Многочисленное применение на практике на протяжении веков придали юридическим фикциям определенную степень стабильности, как институту юридических фикций и конкретных правовых фикций, которые неоднократно указывались в судебных прецедентах римских преторов. Именно такое продолжительное существование юридических фикций наглядно доказывает факт того, что указанная категория права присутствует и активно применяется во всех правовых системах мира.

Недостаточная разработанность вопроса о понимании юридических фикций, возможность их применения и соотношения с юридическими презумпциями, вызывает затруднения не только в определении их научной значимости, но и в использовании в законотворческой деятельности и правоприменительной практике. Данный факт, в частности затруднительность разграничения юридических презумпций и юридических фикций, вызывает многочисленные дискуссии ученых, поскольку эти два понятия между собой тесно связаны, и нередко бывают едва различимыми. Например, презумпция знания закона, одновременно можно признать как презумпцией, так и фикцией. Поэтому, для дальнейшего изучения юридических фикций, считаю необходимым немного разграничить эти правовые категории.

Юридическая фикция является преднамеренным и сознательным вымыслом, необходимым для грамотного и справедливого разрешения правового спора; юридическая презумпция — всего лишь предположение, которое считается истинным до тех пор, пока ложность такого предположения не будет однозначно доказана. В юридической науке юридическая презумпция играет важную роль в возникновении и изменении правоотношений. В некоторых случаях, юридическая презумпция выступает в качестве побуждения для возникновения неких юридических последствий. Например, существует такая юридическая презумпция, что все дети замужней женщины являются детьми ее законного супруга; обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока не будет доказана его вина. Данные презумпции, впрочем, как и юридические фикции, используются для быстрого разрешения спора и установления фактов по делу, без дополнительных трудностей и материальных или физических затрат. Главным же отличительным признаком юридических презумпций является то, что они могут быть оспорены. Юридическим фикциям такое положение не свойственно, поскольку они выступают в роли юридических фактов, или условных аксиом.

Несмотря на многовековую историю юридических фикций, ученые не придерживаются определенной точки зрения, касаемо возможности применения указанной категории в судопроизводстве. Одни ученые расценивают юридические фикции в качестве второстепенных средств правового регулирования, другие напротив отождествляют их с юридическими фактами, придавая им соответствующую значимость.

Обе эти точки зрения имеют право на существование, но на мой взгляд, юридические фикции занимают особую роль в юридической науке, поскольку они упрощают судопроизводство, расширяют правовую базу и позволяют судьям акцентировать внимание на более важных фактах, признавая тот или иной факт заведомо установленным, в результате признания его юридической фикцией.

Примером фикции будет являться положение статьи 42 Гражданского кодекса Российской Федерации «Признание гражданина безвестно отсутствующим», которая означает, что «Гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания. При невозможности установить день получения последних сведений об отсутствующем началом исчисления для признания безвестного отсутствия считается первое число месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения об отсутствующем, а при невозможности установить этот месяц — первое января следующего года» [1].

В данном случае, юридической фикцией будет являться вся норма названной статьи: во-первых, фикцией является положение о том, что при определенных условиях гражданин является безвестно отсутствующим; во-вторых, фикцией является также и положение о моменте исчисления срока для признания гражданина безвестно отсутствующим.

Применение указанной фикции в рассмотрении дела, позволит судьям не исследовать вопрос о дате, с которой гражданин признается безвестно отсутствующим, что значительно упростит процесс и сделает его менее продолжительным. К примеру, применение данной фикции в деле о наследовании имущества, принадлежавшего безвестно отсутствующему лицу, позволит ускорить рассмотрение дела в суде, а следовательно, интересы третьих лиц не будут ущемлены.

Бесспорно, данный пример, помогает понять, что юридические фикции работают в качестве вспомогательных структур. Они призваны предотвратить и искоренить несправедливость, восполнить пробелы в законодательстве. Использование юридических фикций должно быть всегда правомерным, законным и обоснованным.

Многие ученые, изучающие юридические фикции, стремились отметить, что субъективные вымыслы одного человека (в данном случае судьи) не имеют соответствующей объективной реальности. Отмечая, что юридические фикции могут потерять свою полезность в качестве вспомогательного инструмента в правовом анализе, если их используют без полного осознания их фиктивности или признания их в качестве интеллектуальной ссылки на более фундаментальную реальность (норму).

Однако когда юридическая фикция воспринимается всерьез или используется без осознания своих ложных предпосылок, она (фикция) может трансформироваться в правовую норму. Вместо того, чтобы помогать и отвечать целям правовой системы, такие фикции вызывают проблемы, поскольку фундаментальные истины нередко отходят на второй план [5].

В огромном множестве нормативных решений, которые принимают суды, правовые фикции могут порождать несправедливость. Встречающаяся безнравственность является результатом безответственного использования правовых фикций. Впоследствии такое безответственное применение юридический фикций приведет к тому, что сама сущность и ядро нравственности закона могут быть потеряны, или отодвинуты на второй план.

Поэтому, юристам, как практикам, так и теоретикам, необходимо очень ответственно и тщательно рассматривать вопрос применения той или иной юридической фикции.

Несмотря на важную роль юридических фикций в правовой науке и судопроизводстве, определение данной категории права, законодательно не закреплено.

Для того чтобы сформулировать собственную дефиницию, необходимо раскрыть и проанализировать те отличительные черты и признаки, которые присущи юридическим фикциям.

Важным признаком юридической фикции является ее неопровержимость. Из этого признака следует то, что юридическая фикция является некой аксиомой.

Следующим признаком выступает формальность. Это означает, что юридическая фикция играет роль формального доказательства, которое значительно упрощает судопроизводство. Указанная отличительная черта была рассмотрена более подробно на примере статьи 42 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Также юридическая фикция отличается исключительностью. Данный признак проявляется в том, что юридические фикции используется в ситуациях, когда иными способами и средствами невозможно достичь законодательной цели. Это означает, что в определенных ситуациях неприменение фикции становится невозможным, поскольку такое применение необходимо для разрешения правовых споров.

Еще одной важной чертой рассматриваемой категории, является заведомо ложное положение, находящееся в основе юридических фикций, которое признается истиной. Названная особенность, на первый взгляд является абсурдной, поскольку ложное положение невозможно признавать истиной, но при подробном изучении мы приходим к выводу, что такое признание является необходимой мерой для внесения определенности в общественные отношения. Кроме того, юридические фикции закреплены в норме права, а значит, являются преюдициальными.

Рассмотрев наиболее характерные черты юридических фикций, можно сформулировать следующее определение: юридические фикции — это такое средство юридической техники, с помощью которого возникает заведомо ложное императивное преюдициальное положение, признаваемое законодателем и выполняющее роль отсутствующего юридического факта.

Абсолютное законодательное признание юридической фикции в качестве юридического факта является верным. Такое положительное применение фикций напрямую отражается в их назначении. Юридические фикции признаются гарантом охраны прав человека и гражданина. Это проявляется в том, что фикции восполняют пробелы в законодательстве, что в свою очередь помогает улучшить процесс судопроизводства, достигнуть стабильного и устойчивого правового регулирования.

С помощью юридических фикций поддерживается современность законодательства, поскольку в связи с ускоренным прогрессированием науки и техники, увеличивается и становится разнообразным спектр потребностей людей, а, следовательно, прямо пропорционально возрастает разнообразие общественных отношений. Это приводит к нарушению прав граждан и ущемлению их прав, поскольку возникает все больше законодательных пробелов, вследствие того, что законодательство не успевает изменяться.

На основании проведенного анализа, считаю, что использование фикций в законе — и во многих других дисциплинах — помогает в развитии нашего понимания мира. Юридические фикции также передают информацию о законе в образах и сравнениях, которые выражаются определенным юридическим языком, что в свою очередь порождает уважение общества к закону, и призывает к общему соблюдению правовых норм.

Литература:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации: Часть первая — четвертая: [Принят Гос. Думой 23 апреля 1994 года, с изменениями и дополнениями по состоянию на 10 апреля 2009 г.] // Собрание законодательства РФ. — 1994. — № 22. Ст. 2457.
  2. Варьяс М. Ю. К вопросу о юридическом лице как правовой фикции // Законотворческая техника современной России. Том 2. Нижний Новгород, 2001. С. 118–128.
  3. Лотфуллин Р. Юридические фикции в римском гражданском праве // Бюллетень нотариальной практики. 2006. № 2.
  4. Портянкина С. П. Объект судебной защиты в судопроизводстве по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим // Мировой судья. 2008. № № 10,11.
  5. He conceits of our legal imagination: legal fictions and the concept or deemed authorship (Tel-Aviv University Studies in Law August 14, 1989, Tel Aviv U. Stud. L. 33 (1990)).
  6. Электронный толковый словарь http://dic.academic.ru/. Дата обращения 04.05.2016.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle