Библиографическое описание:

Сугаипова Э. А. Полномочия прокурора на стадии подготовки к судебному заседанию // Молодой ученый. — 2016. — №11. — С. 1358-1360.



Полномочия лица, поддерживающего государственное обвинение, на различных этапах производства в суде первой инстанции различны. Связано это не столько с изменением правового статуса государственного обвинителя в различных стадиях (он всегда выступает участником со стороны обвинения), сколько с особенностями проведения того или иного этапа и задачами, выполняемыми при проведении этих этапов.

С момента получения судом от прокурора уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом (либо с постановлением о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера), а по делам частного обвинения с момента принятия мировым судьей заявления к своему производству начинается первая судебная стадия отечественного уголовного судопроизводства — подготовка к судебному заседанию, В УПК РФ ей посвящена специальная гл. 33 «Общий порядок подготовки к судебному заседанию».

Стадия назначения судебного заседания вплоть до 4992 г. называлась преданием суду и не выделялась как самостоятельная стадия производства в надзорной инстанции. В Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. весьма активная роль на этой стадии отводилась прокурору (чаще всего прокурору при окружном суде). Он, получив и изучив материалы предварительного следствия, при наличии необходимых оснований составлял обвинительный акт, и этот акт считался его заключением о предании суду (ст. 519 Устава). От суда не требовалось выносить специальное решение о предании суду. Получив обвинительный акт, он должен был в распорядительном заседании обсудить, «не требует ли дело каких-то особенных с его стороны распоряжений, и определить порядок, в котором оно [дело] подлежит дальнейшему производству» (ст. 527 и 547). Если вышестоящий прокурор (прокурор при судебной палате) не соглашался с обвинительным актом, то дело передавалось на рассмотрение судебной палаты (суда среднего звена общих судебных установлений), и она решала вопрос о предании суду (ст. 529 и 534).

В УПК 1922 и 1923 гг. данная стадия производства по уголовным делам тоже называлась «предание суду», но порядок решения вопросов предусматривался иной. В соответствии со ст. 222, 223 и 229 УПК 1923 г. (с изменениями, внесенными в октябре 1924 г.), если по делу не требовалось производства предварительного следствия и можно было ограничиться дознанием, решение о предании суду принимал следователь (в то время следователи состояли при судах).

Что касается дел, именовавшихся «следственными» (расследованных следователями), то по ним процедура принятия решения о предании суду выглядела сложнее: сначала прокурор, согласившийся с обвинительным заключением, «сообщал» суду о своем согласии и «предлагал» ему «утвердить таковое и предать обвиняемого суду»; при отсутствии возражений судья должен был собрать распорядительное заседание с участием сторон, и это заседание принимало определение «об утверждении обвинительного заключения и предании обвиняемого суду» (ст. 240).

Такая процедура была и сложной, и непоследовательной. Она подвергалась заслуженной критике, что неоднократно приводило к ее модификациям. К моменту принятия УПК 1960 г. вопрос о предании суду решался судом в коллегиальном составе на основании утвержденного прокурором обвинительного заключения, если оно не вызывало возражений у этого суда (данное правило не распространялось на дела частного обвинения).

По УПК 1960 г. решение о предании суду до мая 1992 г. принималось, как правило, единоличным судьей, которому предстояло впоследствии председательствовать при рассмотрении данного дела по существу. Коллегиально предание суду осуществлялось только в случаях: рассмотрения всех дел о преступлениях несовершеннолетних; при несогласии судьи с выводами обвинительного заключения; при необходимости изменения меры пресечения, избранной до направления дела в суд; рассмотрения дел о преступлениях, наказуемых смертной казнью. Обвинительное заключение во всех случаях утверждал прокурор, а не суд.

Руководящее положение прокурора проявляется также в принятии им решения о предании суду, выраженном в утверждении обвинительного заключения и направлении дела в суд (ст. 221 и 222 УПК РФ). Иного и быть не может, поскольку, если решение о предании суду будет принимать суд, как это было по УПК РСФСР, то он будет выполнять деятельность обвинительного характера, ведь предание суду предполагает уверенность «предающего» лица в виновности обвиняемого. Именно это имел в виду законодатель советского периода, когда в ст. 222 УПК РСФСР одним из условий, препятствующих суду назначить судебное заседание, называл отсутствие достаточного количества доказательств. [1]

Следует отметить, что в современной юридической литературе встречаются различные наименования данной стадии уголовного процесса. Процессуалисты именуют ее как «назначение судебного заседания», [2] «разрешение судьей вопроса о назначении судебного заседания», [3, с. 334] «подготовка дела к судебному разбирательству», [4, с. 324] «принятие судом дела к своему производству», [5, с. 433] «предание суду». [6] На взгляд автора, предание суду не может осуществляться судом потому, что сам термин «предание» очень близок по значению термину «передача». Именно это, скорее всего, имеют в виду, когда говорят, что «обвиняемый был предан суду», т. е. обвиняемый был передан суду, дело было передано в суд. Предание суду осуществляется кем-то отличным от суда, поскольку себе передать уголовное дело суд не может. Не может, в первую очередь, оттого, что не располагает им.

Уголовным делом и обязанностью осуществлять по нему производство в досудебных стадиях располагает прокурор, поскольку именно он является лицом, ответственным за осуществление уголовного преследования. Значит, именно прокурор и должен «предавать суду».

Предание суду в данном случае, по мнению диссертанта, должно пониматься как передача суду полномочий по дальнейшему ведению дела, ведь именно с момента предания суду суд приобретает статус государственного органа, ведущего процесс, а прокурор из «руководителя предварительного расследования» превращается в «сторону спора». Именно с этого момента прокурор теряет свои властно-распорядительные полномочия и становится равным стороне защиты.

Таким образом, представляется, что в целях избежания путаницы целесообразно использовать применительно к обеспечению названия данной стадии процесса терминологию, предложенную в настоящее время законодателем и поддержанную большинством современных процессуалистов [7] — «подготовка к судебному заседанию».

Отсутствие властно-распорядительных полномочии предполагает также невозможность наделения прокурора полномочиями по осуществлению надзора за деятельностью суда. Вероятно, не совсем правильно говорить о том, что прокурор осуществляет надзор за деятельностью суда и законностью принимаемых судом решений, поскольку признание прокурором решения суда незаконным и их опротестование по этому основанию противоречит положению, согласно которому признание решения суда незаконным находится в исключительной компетенции вышестоящего суда. Прокурор может не согласиться с решением суда, но свое несогласие он выражает как сторона, интерес которой был не удовлетворен или удовлетворен не в полной мере.

По УПК РФ прокурор, получивший дело с обвинительным заключением или обвинительным актом, в 5-дневный срок проверяет: установлено ли событие и есть ли в нем признаки преступления, полноту, всесторонность и объективность произведенного предварительного следствия, доказанность предъявленного обвинения, соблюдение требований уголовно-процессуального закона, правильность юридической оценки преступления и т. п. По результатам рассмотрения должно быть принято одно из решений, указанных в ч. 1 ст. 221 УПК.

Назначению уголовного судопроизводства по защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, соответствует следующая последовательность действий прокурора после утверждения обвинительного заключения:

а. вручение обвиняемому копии обвинительного заключения;

б. направление потерпевшему, гражданскому истцу и ответчику, их представителям уведомления о времени направления дела в суд и вручения обвиняемому копии обвинительного заключения с разъяснением им права на подачу ходатайства о проведении предварительного слушания по основаниям, закрепленным в ст.229 УПК Российской Федерации;

в. направление в суд дела, к которому приложены расписка обвиняемого о получении им копии обвинительного заключения и документ о направлении уведомления вышеуказанным участникам процесса. Отсутствие в деле названных документов должно влечь за собой назначение предварительного слушания для разрешения вопроса о наличии оснований для возвращения дела прокурору.

Литература:

  1. См.: п. 3 ст. 222 УПК РСФСР.
  2. Уголовный процесс: Учеб, для студ. Юрид. вузов и факультетов. Изд. 2-е, перераб. и доп. / Под ред. К. Ф. Гуценко. — М, 1997. — С.298; Вандынгев В. В. Уголовный процесс: Конспект лекций. — СПб, 2002. — С.208; Уголовный процесс России: Учеб. / А. С. Александров, Н. Н. Ковтун, М. П. Поляков, С. П. Сереброва. Науч. ред. B. T. Томин. — М.,2003. — С.478–480.
  3. Уголовный процесс: Учеб. / Под ред. С. А. Колосовича, Е. А. Зайцевой. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.,2003.
  4. Якупов Р. Х. Уголовный процесс: Учеб, для вузов / Под ред. В. Н. Галузо. — М.,1998.
  5. Уголовный процесс: Учеб, для студ. вузов, обучающихся по специальности «юриспруденция» /Под ред. В. П. Божьева. — 3-е изд., испр. и доп. —М,2002.
  6. Михайлова T. A. Предание суду в советском уголовном процессе / Отв. ред. В. В. Шубин. — М.,1981. — С. 5; Советский уголовный процесс. Особенная часть / Под общ. ред. Б. А. Викторова, В. Е. Чугунова. — М.,1976. — С. 174.
  7. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А. В. Смирнова. — СПб, 2003. — С.563; Химичева Г. П., Химичева О. В., Мичурина О. В. Комментарий Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации /Под ред. Г. П. Химичевой. — М.,2002. — С. 136; Уголовный процесс: Учеб, для вузов / Отв. ред. А. В. Гриненко. — М., 2004. — С.278–279.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle