Библиографическое описание:

Бекмамбетова Д. М. Проблемы правового регулирования договора возмездного оказания услуг // Молодой ученый. — 2016. — №11. — С. 606-609.



Рынок услуг сегодня — один из наиболее динамично развивающихся секторов экономики: деятельность по оказанию услуг простирается не только на сферу удовлетворения социальных, бытовых, духовных человеческих потребностей, но и затрагивает сферы глобального макроэкономического масштаба. Услуги, проникая в той или иной форме во все области деятельности человека, в настоящее время приобрели достойную потребительную оценку и получили свое закрепление в Конституции РФ (ст. ст. 8, 74). Современный период можно назвать временем интенсивного формирования договоров многих видов оказания услуг, которые претендуют на самостоятельное типологическое существование в будущем.

Вместе с тем в правовом регулировании отношений по оказанию услуг достаточно много белых пятен. В частности, ст. 128 ГК РФ закрепляет услуги в качестве объекта гражданских прав, не раскрывая их признаков; диспозиция п. 2 ст. 779 ГК РФ [1, с.206] устанавливает, что «оказать услуги» означает: совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность. Одновременно п. 4 ст. 38 НК РФ, устанавливающая, что общие положения о подряде вообще и о бытовом подряде в частности применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст. ст. 779–782 ГК, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг. Исходя из количества статей, регламентирующих обязательства подрядного типа, можно сделать два вывода, вытекающих один из другого. Первый состоит в том, что действующее законодательство содержит достаточное количество норм, которые применяются одновременно к договорам подряда и возмездного оказания услуг, т. е. используются как универсальные.

Второй вывод логически завершает первый: ГК РФ не проводит четкого разграничения между услугами как объектом договорных отношений и работами, выполненными по договору подряда.

В итоге понятие «услуга» в российском праве имеет размытые границы, обладая множеством смысловых оттенков. Ученые и практики также не пришли к единому мнению, поскольку было сформулированы различные концепции о понятии «услуга» и правовом регулировании отношений, возникающих в связи с ее оказанием.

С целью установления более определенной сферы действия главы 39 ГК РФ в нее включен перечень особо урегулированных в ГК РФ договоров, оказавшихся тем самым за пределами данной главы. Соответствующий перечень носит исчерпывающий характер. Однако следует отметить, что указанный перечень обладает двумя недостатками: во-первых, он включает договоры, которые не обладают признаками договора возмездного оказания услуг, а во-вторых, является неполным. В подтверждение можно сослаться прежде всего на то, что п. 2 ст. 779 ГК РФ относит к договорам возмездного оказания услуг, т. е. к подпадающим тем самым под признаки, указанные в п. 1 ст. 779 ГК РФ, договоры, предусмотренные в 11 главах ГК РФ. Это соглашения, выделенные в главах 37 «Подряд», 38 «Выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ», 40 «Перевозка», 41 «Транспортная экспедиция», 44 «Банковский вклад», 45 «Банковский счет», 46 «Расчеты», 47 «Хранение», 49 «Поручение», 51 «Комиссия», 53 «Доверительное управление имуществом».

В самом ГК РФ существует и другой, но уже примерный перечень, куда включены не поименованные в нем отношения, отвечающие признакам, предусмотренным в ст. 779 ГК РФ. Речь идет об услугах связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услугах, услугах по обучению и туристическому обслуживанию. Если этот перечень и расширить за счет включения указанных выше и поименованных в ГК РФ договоров, это все равно будет лишь малая толика действительно используемых в гражданском обороте договоров услуг. Так, не попали в него договоры на банковские и биржевые услуги, услуги по рекламе, самые разнообразные бытовые, финансовые, правовые и риэлторские услуги.

По мнению многих ученых, услуга выражается в определенном, как правило, ожидаемом нематериальном эффекте, который воспринимается зачастую на уровне чувств: пассажир перевезен, больной — вылечен, ученик — получил образование и т. п.

Однако уважаемые ученые упускают из виду, что существуют услуги, целью которых является не только процесс деятельности (консультирование, лечение и т. п.), но и достижение определенного желаемого овеществленного (как правило, индивидуализированного) результата, т. е. услуга как правовая категория имеет дуалистическое начало — последствием одних достигается желаемый нематериальный результат, одновременно другие услуги направлены на получение именно индивидуализированного материального результата. Так, индивидуальный пошив одежды представляет собой вид бытовой услуги, имеющей целью получить определенный материальный результат, который вполне отделим от личности исполнителя. При этом процесс оказания услуги, т. е. деятельность, посредством которой создается данный материальный результат, осуществляется таким образом, что в итоге формируется (проявляется, создается) желаемый материальный результат. Следовательно, если результат материален, то услуга, ему предшествующая, содержит в себе ряд качеств и свойств, присущих данному результату. Таким образом, услуга содержит в себе элементы результата и, соответственно ему, может быть материальной или нематериальной.

Исходя из изложенного полагаем, что выстроенная виднейшими учеными-юристами России несколько десятилетий назад теоретическая платформа договора возмездного оказания услуг, с учетом развивающегося рынка услуг, нуждается в дополнении и уточнении, а понятие услуги и правоотношения по ее оказанию — в законодательном обновлении.

Принимая во внимание, что признак возмездности оказания услуг не является обязательным, так как услуги могут быть оказаны безвозмездно, полагаем: название главы 39 целесообразно изложить в редакции «Оказание услуг» и, соответственно, из ст. ст. 779–783 ГК РФ исключить термин «возмездность».

Проблематике существенных условий договора возмездного оказания услуг уделяется значительное внимание в юридической литературе, однако однозначного понимания как в теории, так и в правоприменительной практике до сих пор нет. Между тем эта проблема очень актуальна, поскольку от правильного решения вопроса о наличии или отсутствии в договоре существенных условий зависит признание его заключенным. В условиях отсутствия специального законодательства, в котором перечень существенных условий договора возмездного оказания услуг мог бы быть закреплен, решение рассматриваемого вопроса становится весьма затруднительным. Поэтому для урегулирования условий наиболее распространенным основанием для возникновения обязательства по оказанию услуг выступает гражданско-правовой договор.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 432 Гражданского кодекса Российской Федерации существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Вопрос о круге существенных условий для договора возмездного оказания услуг является дискуссионным в юридической науке. Кроме того, судебная практика по данной проблеме весьма противоречива [2, с.84]. Позиция Высшего Арбитражного Суда РФ в отношении данного вопроса высказана в Определении от 11 февраля 2009 г. № 292/09. В частности, ВАС РФ указал, что из содержания ст. ст. 779 и 781 ГК РФ следует, что существенными условиями, названными в законе для договора возмездного оказания услуг, являются предмет и цена [3, с.18].

В то же время в арбитражной практике встречается позиция, согласно которой предмет данного договора является его единственным существенным условием. В обоснование своей позиции арбитражные суды приводят следующие аргументы: существенным условием договора возмездного оказания услуг является только условие о предмете договора, так как необходимость согласования иных условий (в том числе о сроках выполнения работ) не усматривается из норм, регламентирующих отношения, возникающие на основе договора возмездного оказания услуг.

Анализ судебных решений показывает, что, как правило, наибольшие риски неисполнения или ненадлежащего исполнения условий договора возникают из-за непроработанности в договоре условий о предмете, т. е. о конкретных услугах, которые будут оказываться. Представляется, что предмет как существенное условие, применительно к договору возмездного оказания услуг, должен быть максимально конкретизирован и индивидуализирован сторонами договора, для того чтобы можно было установить не только факт оказания услуги, но также объем и ее содержание.

На сегодняшний день спорным является вопрос относительно срока как существенного условия в договоре оказания услуг. Существенность данного условия для рассматриваемых нами отношений в юридической литературе представляется спорной [4, с. 26]. Данный вопрос также по-разному трактуется и судами. Так, арбитражный суд в одном из определений договор без условий о сроке признал действующим. При этом суд указал, что начальный и конечный сроки оказания услуг не названы в ГК РФ в качестве существенного условия договора возмездного оказания услуг [5, с. 32]. Аналогичной позиции придерживаются ВАС РФ [6, с. 16] и окружные арбитражные суды [7, с. 9].

Однако есть и противоположные судебные решения, и, как правило, принимаются они теми же арбитражными судами. При этом судьи аргументируют свои решения о субсидиарном порядке применения правил договора подряда к возмездным договорам, из которого следует, что условие о сроке также является существенным (ст. ст. 708, 779, 783 ГК РФ). Такие выводы можно встретить в решениях ФАС Московского округа [8, с. 7]; ФАС Дальневосточного округа [9, с. 18], Западно-Сибирского округа [10, с.9]. Пересматривали свой подход и суды других округов, в частности ФАС Уральского округа, который вынес подобное решение в 2011 г. [11, с. 5]

Еще одним важным условием договора возмездного оказания услуг является цена. В юридической литературе по данному вопросу позиция авторов также является неоднозначной [12, с. 140].

Таким образом, если стороны заключают договор об оказании услуг как возмездный, определяя цену данной услуги, то цена будет существенным условием данного договора.

Следует привести пример судебного спора, возникшего при формировании условия о возмездных началах сделки. Так, суд округа указал, что в материалах дела отсутствуют надлежащие и бесспорные доказательства, свидетельствующие о том, что стоимость услуг, определенная исполнителем в одностороннем порядке, согласована с заказчиком, как требует того условие договора. Недоказанность истцом заявленных требований является основанием для отказа в иске о взыскании задолженности [13, с. 17]. Эту позицию разделяют и некоторые иные окружные суды. Например, ФАС Западно-Сибирского округа указал, что, поскольку в договоре возмездного оказания услуг отсутствуют положения о стоимости оказываемых услуг, данный договор считается незаключенным [14, с. 36].

Иная позиция сложилась у ФАС Дальневосточного округа, который из смысла норм права (ст. ст. 423, 424, 779 ГК РФ) сделал вывод, что несогласование цены в договоре не освобождает заказчика от обязанности оплатить оказанные исполнителем услуги. Именно данная позиция суда, как указывает В. А. Белов [15, с. 135], представляется более верной, поскольку стоимость услуг во многих случаях можно определить исходя из цены, которая обычно взимается при сравнимых обстоятельствах. Как указал ФАС Восточно-Сибирского округа, исходя из правовой природы договора возмездного оказания услуг, в котором отсутствует материальный результат действия, оплачивается услуга как таковая [16, с. 28].

Таким образом, выделение возмездного оказания услуг в качестве самостоятельного договора позволило отграничить действие норм от других, отразив присущие услугам особенности. Появление пробелов и потребность в их устранении являются прямым результатом последствий развития различных отраслей человеческой деятельности, и прежде всего науки и техники, поскольку едва ли не любой шаг в этом направлении порождает потребность в различных видах услуг и одновременно возможность их оказания. Многие из услуг настолько специфичны, что влекут за собой необходимость формирования новых правовых моделей, а до этого — вынужденное ограничение использованием статей, помещенных в главе 39 ГК РФ.

Литература:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51–ФЗ: по сост. на 15 июля 2015 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32. Ст. 3301.
  2. Дорохова Н. А. Антикризисный комментарий к главе 39 «Возмездное оказание услуг» Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: ЭкООнис, 2011.
  3. Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 февраля 2009 г. N 292/09 по делу N А45–2265/2008–37/66 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».
  4. Степанов Д. И. Услуги как объект гражданских прав. М., 2005. С. 258; Шаблова Е. Г. Гражданско-правовое регулирование отношений возмездного оказания услуг: Автореф. дис. д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С. 34; Ситдикова Л. Б. Проблемы определения содержания круга существенных условий в договоре возмездного оказания информационных услуг // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 7.
  5. Измайлова Е. В. Договор на выполнение маркетинговых исследований: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 2000.
  6. Определение ВАС РФ от 2 апреля 2010 г. N ВАС-3600/10 // СПС «КонсультантПлюс».
  7. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 1 сентября 2010 г. по делу N А82–16387/2009 // СПС «КонсультантПлюс»; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19 апреля 2010 г. по делу N А82–3523/2009–7 // СПС «КонсультантПлюс»;
  8. Постановления ФАС Московского округа от 1 декабря 2010 г. N КГ-А40/14481–10 по делу N А40–26577/10–134–194, от 22 ноября 2010 г. N КГ-А40/13851–10 и от 9 июня 2010 г. N КГ-А40/5364–10 // СПС «КонсультантПлюс».
  9. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 28 января 2010 г. N Ф03–8023/2009 по делу N А73–5672/2009 // СПС «КонсультантПлюс».
  10. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 2 февраля 2010 г. по делу N А45–15189/2009 // СПС «КонсультантПлюс».
  11. Постановление ФАС Уральского округа от 19 января 2011 г. N Ф09–11412/10-С3 // СПС «КонсультантПлюс».
  12. Витрянский В. В. Существенные условия договора // Хозяйство и право. 1998. N 7. С. 5; Нарозников Н. К., Суденко В. В. Радиотелефонная сотовая связь: правовое регулирование оказания услуг. М., 2004. С. 70; Степанов Д. И. Услуги как объект гражданских прав. М., 2005. С. 258; Сироткина А. А. Договор оказания медицинских услуг: особенности правового регулирования. М.: Статут, 2004. С. 140–142; и др.
  13. Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 11 мая 2005 г. № А29–6991/2004–4э; Западно-Сибирского округа от 26 апреля 2007 г. № ФО4–2259/2007(33444-А45–39) // СПС «КонсультантПлюс».
  14. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26 апреля 2007 г. N Ф04–2259/2007(33444-А45–39) // СПС «КонсультантПлюс».
  15. Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации, частей второй и третьей / Под общ. ред. В. А. Белова. М.: Юрайт, 2009. С. 445.
  16. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 23 января 2007 г. № А33–13505/06-Ф02–7377/06-С2 // СПС «КонсультантПлюс»

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle