Библиографическое описание:

Артемова М. В. Исторические песни Арзамасского края // Молодой ученый. — 2016. — №11.2. — С. 33-35.



Арзамасский регион сыграл значительную роль в истории России, что не могло не найти отражения в фольклоре. История края отразилась во множестве песен, активно бытовавших среди населения. Фольклорный фонд района формировался под влиянием исторических, социально-экономических и национально-культурных предпосылок и связей.

Историческая песня — жанр фольклора, который не только повествует о весомых фактах прошлого, но и содержит их народную характеристику, что позволяет узнать не столько историю, сколько дух народа и его отношение к учительнице жизни. Сюжеты основаны на конкретном материале, однако нередко встречаются вымышленные и переосмысленные детали. Такие песни не стоит соотносить с действительностью буквально, так как «конкретно-исторический характер имеет проблематика этих песен, а герои их выступают как действующие лица истории независимо от того, были они таковыми или нет» [5]. Термин «историческая песня» принадлежит А. С. Пушкину и впервые встречается в наброске его статьи о песне, где поэт объединяет под ним эпические песни, «начиная с Ивана IV до Суворова». В науку же его ввёл В. П. Киреевский [6].

Историческая народная песня — это один из самых удивительных фольклорных жанров Арзамасского края. Исторические песни никогда не были простыми песнями, это хранители памяти о прошлом народа, звучащие учебники истории, рассказывающие о прошлом и раскрывающие его самые неожиданные детали, позволяющие увидеть деяния предков народными глазами, сохранившие для живущего поколения отражение прошедших восьми веков. Знать свои песни всегда значило принадлежать своему народу.

К сожалению, историческая песня и сама уже почти превратилась в историю: ежегодные фольклорные экспедиции приносят мало новых записей, да и «новинки» порой весьма невыразительны, особенно если сравнить их с уже знакомыми по старым публикациям, сборникам и хрестоматиям. Люди уходят и уносят с собой песни…

Но этому жанру непременно найдётся место и в современной жизни: учитель литературы или истории обратится к песне на уроке, она придёт на помощь студенту и краеведу. Зрители, услышав «сыгранное» или спетое лучшими исполнителями произведение на сцене, переживают тот самый катарсис, о котором говорил Аристотель в своём труде «Поэтика» [1, С. 154].

Исторические песни Арзамасского края подразделяются на: древнейшие (XIII-XVI века, противостояние татаро-монголам, завершившееся в эпоху Ивана Грозного); XVII века (ополчение Минина и Пожарского, церковный раскол, крестьянская война Степана Разина); XVIII века (эпоха Петра I, крестьянская война Емельяна Пугачёва, русско-турецкие войны); XIX века (Отечественная война 1812 года, войны на Кавказе и в Крыму); начала ХХ века (русско-японская и Первая мировая войны).

Сюжетом «Татарский полон» (сюжет № 1, 1.1.1; 1.2.2) [2, С. 26–28], записанным от русскоязычного населения, представлены самые древние песни района. Но при сравнении материала обнаруживается, что подобная песня была записана на эрзянском и мокшанском языках. Вероятны предположения либо о заимствовании песни народами друг у друга при межэтническом контакте, либо о том, что произведения создавались одновременно. В пользу второго выступает то, что при заимствовании сюжет сохранился бы более подробно, а в текстах имеются значительные различия (у мордвы — девушка узнаёт в пленнике брата; у русских — мать встречается с дочерью). Также примером параллельного развития русской и мордовской исторической песни является мордовская песня «Как начинался город Казань», укоренившаяся в русском фольклоре как «Основание Казани», и другие песни о Казанском походе Ивана Грозного. На песни XVI века повлияло поворотное событие в истории региона: завоевание Казани Иваном Грозным. К ним относятся «Гнев Ивана Грозного на сына» (сюжет № 4, 4.11.16; 4.2.17) [2, с. 38–41], «Женитьба Ивана Грозного. Бой Кострюка с русскими молодцами» (сюжет № 5, 5.1.18; 5.2.19) [2, С. 42–48] — своего рода классика жанра русского фольклора. Наследие этого времени составляет шесть сюжетов.

Арзамасский фольклор XVII века представлен песнями зарождающегося разинского цикла, в которых усилена лирическая окраска. Произведения о Степане Разине также подразделяются на три группы: поход в Персию; взятие Астрахани и борьба на Волге; пленение и казнь. Самая известные песни цикла — «Вниз по матушке по Волге» (сюжет № 10, 10.1.28) [2, С. 59], тесно связана с народной драмой «Лодка», и более всего распространенная в Починковском районе «О сынке Степана Разина» (сюжет № 12, 12.1.30; 12.2.31; 12.3.32; 12.4.33; 12.5.34; 12.6.35) [2, С. 63–67] — пойманном царской властью лазутчике. Этот цикл отличается от предшествующих гиперболизированным образом могущественного атамана, многократным использованием приёма психологического параллелизма между природой и человеком, и, как было сказано выше, более развитым лирическим началом. Песни о Разине внесли в фольклор новые образы: обобщённый сынка Разина и собирательный — восставших.

На развитие исторических песен XVIII века повлияли большие перемены, связанные с именем Петра I, в частности образование регулярной армии: события войны нашли отражение в песнях солдат, ведь это содержание их жизни и потому содержание их искусства. Народное творчество испытало европейское влияние: были созданы петровские канты. Сражение под Полтавой 27 июня 1709 г. нашло отражение в сюжете «Полтавский бой» (сюжет № 14, 14.1.38) [2, С. 72]. Песня прославляет доблесть царя и русских солдат. Но по своей форме она немного отходит от традиций исторической песни: здесь есть рифма, что свидетельствует о том, что это виватный кант — произведение популярного в XVIII жанра — торжественный гимн, который исполнялся ансамблем певцов, в частности во время придворных приёмов. К пугачёвскому циклу этого периода относится группа песен «Чика-Зарубин в темнице» (сюжет № 20, 20.1.46; 20.2.47; 20.3.48) [2, С. 80–83], которая существует и сейчас, но утратила героическую специфику. В основе этих сюжетов лежит история о том, как сподвижник Емельяна Пугачёва яицкий казак Чика (Иван Никифорович Зарубин) выдавал себя за генерала-фельдмаршала графа Захара Григорьевича Чернышова, который попал в плен, но до освобождения сохранял мужество. Интересным элементом этой песни является отголосок язычества — обращение к силам природы с просьбой о помощи в бегстве из тюрьмы, которое помогает герою, в ряде песен спасает его из плена. Это обращение символизирует слияние героя с природой, его неподвластность несправедливому государству.

Война против Наполеона ознаменовала собой начало XIX века, что нашло сильное отражение в исторических песнях: во многих песнях к России обращаются не как к стране, а прежде всего, как к живущему, чувствующему существу — «Как заплакала Россиюшка от француза» (сюжет № 24, 24.2.69; 24.4.71; 24.5.72; 24.6.73) [2, с. 115–119], «Ты Расея, ты, Расея, мать расейская земля» (сюжет № 25, 25.3.76) [2, с. 122–123]. Цикл о войне 1812 года считается одним из самых полных: он представлен шестью сюжетами. Самым распространённым является «Москва разорена французами» (сюжет № 23) [2, с. 108–114], которая рассказывает о действиях Наполеона в Москве: он разбивал город, ходил по лугу с ружьём и «с пушкой верстовой», «призывал силу свою». Наполеон изображён здесь достаточно нейтрально: он не вор и не злодей, а просто «неприятель», его называют «славным», «парнем молодым», подчёркивая его значительную силу. В ряде текстов имя Наполеона вообще не упоминается, остаётся только «неприятель наш — парень молодой». Также к этому периоду относится сатирическая песня «На острове шут родился…» (сюжет № 26, 26.1.79) [2, С. 125]. Песни о войне с Наполеоном — это новый виток в развитии жанра, так как отражают возникновение национального самосознания в процессе масштабной войны, они проникнуты патриотизмом и болью за своё Отечество.

Песни XIX в. отразили многие события, государственных деятелей: недовольство солдат Аракчеевым, смерть Александра I, войну с Турцией — «Двором девушка прошла…» (сюжет № 29, 29.2.84) [2, С. 130–132], «Собирался царь Ляксандра свою армию смотреть…» (сюжет № 30, 30.2.87) [2, С. 134–135] «Дунай речка невелика» (сюжет № 36, 36.1.101) [2, С. 146]. В середине XIX в. песни солдат изменяются: вместо общенародных событий они отражают важное лишь для какой-то группы войск. Таким произведением является «Вы воспомните, ребята» (сюжет № 35, 35.1.100) [2, С. 145]: солдатам во время преследования турок пришлось от голода есть мясо лошадей, присыпая его порохом вместо соли. Подобные песни отличаются подробными бытовыми деталями, что отсутствует в предыдущих циклах. Стоит отметить изменение характера песен: от изображения крупных событий реальности она идёт к частным моментам. Происходит трансформация жанра — создаются полуофициальные (полковые) песни.

Произведения начала XX в. отражают процесс жанрового саморазрушения. 1910-е годы — это время угасания жанра. Значительные события в истории России отразились в песнях-маршах, песнях-письмах, частушках и т. д. Это время выдвижения на передний план личностного начала в фольклоре, личностного восприятия мира и истории. Основной тематикой сюжетов XX в. является начало Первой Мировой войны («Пишет, пишет царь германский» (сюжет № 38, 38.1.103; 38.3.105) [2, С. 150], нападение Германии на Россию («На возморье мы стояли…» (сюжет № 39, 39.1.106; 39.4.109; 39.5.110) [2, с. 152–153] и военные действия в Польше («Ночки темны, тучки грозны» (сюжет № 40, 40.1.111), «Знаю, ворон, твою добычу…» (сюжет № 41, 41.1.112) [2, С. 154–155].

Остановимся подробнее на песнях периода Первой Мировой войны, большая часть которых была записана во второй половине XX века. Несмотря на то, что они не были популярны в устной прозе края, в лирике оставили глубокий след. [4, С. 126]. В первый период войны старые солдатские песни изменялись, приспосабливались к новым условиям; перепевались на новый лад песни русско-японской войны. В песнях прослеживается усиленная детализация и этнографическая точность, что не характерно для предыдущих периодов. Появляется всё больше произведений, отражающих непростой путь солдата-новобранца:

Прощай, ты, город,

Мать родная сторона,

Прощайте, мать, отец, родные,

Прощайте сына своего.

Считайте за мною остальные

Часы гулянья моего.

Теперь заходит за мною служба,

Я еду в незнакомый край.

Бог даст, когда я возвращусь

Опять на Родину свою,

Счастлив тот, за кем службы нету,

Кто живёт в отцовском дому,

Солдатской службы он не знает,

Не знает, и не верит горю моему.

Солдат с походу придёт, изустанет, –

Он рад сухому сухарю. [4, С. 127–128]

В песнях раскрылся характер позиционной, окопной войны, в которой солдата в любое мгновение могла забрать смерть. С течением войны изменилось и настроение песен: если в самом начале война затронула патриотические чувства народа, люди были уверены в победе над германскими захватчиками:

На возморье мы стояли, на германском берегу,

Да на возморье мы смотрели, как волнуется волна.

Не туман с моря поднялся, сильный дождичек пролил –

Посулился враг-германец русско войско победить.

Как у русских войска много, русский любит угостить.

Угощу свинцовой пулей, на закуску стальной штык.

Штык стальной четыре грани, он пронзил германцу грудь. [4, С. 128]

то ближе к концу появились песни о том, что русский и германский правители вместе и желают погубить как можно больше людей. Появились версии о том, что военные действия начались для того, чтобы отвлечь внимание народа от революции. Первая Мировая война оставила глубокую рану в памяти народа и эта рана так и не затянулась. Она навсегда изменила уклад жизни русских людей.

Таким образом, можно сделать вывод, что исторические песни Арзамасского края весьма разнообразны по тематике, события отечественной и мировой истории отображены в них так, как понял их народ. Исторические песни имеют большое патриотическое и культурно-историческое значение

Литература:

  1. Аристотель. Риторика. (Перевод с древнегреческого и примечания О. П. Цыбенко под ред. О. А. Сычева и И. В. Пешкова.) Поэтика. (Перевод В. Г. Аппельрота под ред. Ф. А. Петровского.) Сопровождающая статья В. Н. Марова. — М., Лабиринт, 2000. — 224 с.
  2. Исторические песни. Народная поэзия Арзамасского края / Авт. проекта Ю. А. Курдин; сост. Ю. А. Курдин, Т. В. Михайлова, Н. В. Морохин, Д. Г. Павлов, А. В. Харлов, М. П. Шустов; науч. ред. Ю. А. Курдин; АГПИ им. А. П. Гайдара, — Арзамас: АГПИ, 2006. — 247с., ил.
  3. Курдин Ю. А. Традиционная культура Арзамасского края в её историческом становлении // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2014. № 11 (41) 2014, часть 1, С. 125–127.
  4. Курдин Ю. А. Первая Мировая война в фольклоре Нижегородского края // Историческое образование. Москва, 2014. № 3 2014. С. 125–131.
  5. Путилов Б. Н. Русский историко-песенный фольклор XIII-XVI веков. — М. – Л.: Изд. АН СССР, 1960. — С. 8.
  6. Песни, собранные писателями. Литературное наследство. Т. 79. – М.: Наука, 1968. – С. 176.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle