Библиографическое описание:

Суздальцев И. А. Христианские легенды и народное православие южных районов Нижегородской области // Молодой ученый. — 2016. — №11.2. — С. 62-66.



В последнее время с восстановлением православных традиций в России возрос интерес фольклористов и к народному православию, которое находит свое отражение в христианских легендах, активно бытующих на территории Нижегородской области.

Сам термин «народное православие» ввел А. А. Панченко, который в своей книге «Исследования в области народного православия: Деревенские святыни Северо-Запада России» предложил использовать именно данную терминологию [4]. Критикуя термин «двоеверие», А. А. Панченко отмечал, что его использование оправдано лишь тогда, когда речь идет об ортодоксально-догматическом взгляде на проблему народной религии. Он считал, что нельзя переводить христианское представление о народной религии в научную дисциплину.

Примером подлинного народного православия могут считаться народные предания, приведенные в исследовании Курдина Ю. А. «Природные святыни в народном православии Арзамасского края» [1]. Известный фольклорист подробно анализирует в своей работе культы вводных святынь и культы особо почитаемых камней, упоминая также и несколько легенд, которые могут служить примером культа земли и культа деревьев. В этих записанных исследователем историях мы видим, что, например, источник становиться святым для жителей села не сам по себе, не потому что он часть природы, которая является чем-то сакральным, а потому что с ним связано чудо появления иконы Ильи Пророка. Также и камни, и деревья, которым поклоняются местные жители, в других записанных преданиях, чтутся не сами по себе, а потому что связаны с явлением Богородицы или житием, предсказанием того или иного святого.

Многие легенды Арзамасского края, пересказанные Ю. А. Курдиным в работе «Местные святыни в устной народной традиции» [2], связывают происхождение святых ключей и родников с культом преподобного Серафима Саровского: например, легенды о вадских ключах. Но если эти сюжеты о явлениях батюшки Серафима распространены в Арзамасском крае, то сколько их должно быть в южных районах Нижегородской области, а именно на земле, непосредственно прилегающей к Дивеево и Сарову.

Почти каждый посещаемый родник ближайшей округи Сарова (например, на Хитром, у Кременок или на месте Курихинского монастыря) так или иначе связывается с именем Серафима Саровского. Например, более поздняя легенда о связи происхождения названия родника Явленный в селе Кременки с восстанием Степана Разина и явлением в незамутненной воде родника лика Божьей Матери вытесняется современным и более популярным преданием о явлении Серафима Саровского жительницам села Кременки.

Однако есть только один единственный родник на Ближней пустынке в Сарове, который действительно исторически связан с преподобным старцем.

«Изначально источником преподобного Серафима считался только родничок на Ближней пустыньке (где ныне построена церковь Сошествия Духа возле). Когда-то, ещё в XIX веке, здесь явилась батюшке Серафиму Сама Богородица. Открылась старцу целебность того родника, издавна называемого Богословским (во имя Иоанна Богослова). К концу жизни старец Серафим стал приходить сюда в разрешённое дневное время. Преподобный стал принимать людей, беседовал с ними и исцелял их той родниковой водой. Со временем стали именовать источник Серафимовским. После закрытия монастыря с тем источником долго боролись комиссары и богоборцы. Рассказывали, что хотели засыпать этот источник, чтоб люди не ходили сюда толпами. Подогнали трактор, но тот заглох. Поехали за деталью к мотору, а трактористу явился старичок и попросил: «Василий, не засыпай мой источник». И уж потом никто не смог Васю уломать засыпать родник. Да и начальнику, что приказывал Васе, не фартило больше в жизни. Однако всё же с годами понижение общего уровня воды привело к исчезновению родника» (по рассказам Мавлихановой Елены Алексеевны, сотрудника научно-духовного центра Свято-Успенского мужского монастыря «Саровская пустынь») [3].

И вот тут важно отметить принципиальное различие между двумя видами произведений: христианскими легендами и рассказами в духе народного православия. Первые имеют под собой реальные исторические события из церковной жизни, которые нашли свой отпечаток в памяти народа и дошли через устные рассказы, а источником вторых является не историческое событие, а именно живое православное сознание народа и повествуют эти сюжеты больше о природных явлениях и культах стихий. В работах Ю. А. Курдина приведено несколько преданий, связанных с одним из святых мест юга Нижегородской области — Царским скитом, расположенным на окраине посёлка Лесозавод (ныне Прибрежный) на юге Первомайского района, примерно в 30 км от Дивеева, на границе с Мордовским заповедником. Эти произведения говорят о чудесах, связанных с этим местом: о чудесном голубом сете, не обжигающем руки, о слышимом паломниками колокольном звоне и пении ангелов, о явлении во время молебнов лесных птиц и зверей и т. д. Несомненно, эти рассказы — проявления именно народного православия.

Но сама история Царского скита — одна из главных христианских легенд нижегородского края последнего времени. Она берёт начало в 19 веке и напрямую связана с возникновением, развитием Серафимо-Понетаевского женского монастыря при селе Понетаевка Арзамасского уезда Нижегородской губернии. Архивные документы, мемуарные источники доносят до нас скупые сведенья, проливающие свет на события той давней поры, которые дают представление о зарождении скита и появлении «царского следа» в его названии. Но нигде, сразу отметим, не упоминается, нет даже косвенных подтверждений, что кто-либо из императорских особ когда-либо посещал в XIX–XX веках это место в глубинке Самодержавной России, именуемый Царским скитом, или Царской дачей. Хотя есть ряд сайтов, на которых как исторический факт утверждается, что царь и императорский двор не только покровительствовали монастырю и скиту, но и приезжали на отдых, молились, ходили на ближние и дальний камни Серафима Саровского. Скит посещали Александр II, царь Александр III, царь Николай II и царица Александра, цесаревич Алексей, цесаревны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия и др. Первый, кто посетил эти места еще до образования Царского скита, при жизни преп. Серафима, был царь Александр I.

Местные жители это отрицают, соглашаясь лишь с утверждением, что монашествующие Царского скита были из дворянского рода, царского, а также царские дворовые, няньки и бедные девицы.

Достоверно известно, что Государь Александр II, после официального утверждения в 1864 году Серафимо-Понетаевской Скорбященской женской обители, пожаловал в обитель землю полевую, луговую и лесную, мерою 597 десятин (650,7 гектара). Государыня Императрица изволила пожертвовать в пользу общины 1500 рублей. На земле, пожалованной Александром II, в густом лесу, в 12 верстах (12,8 км) от Сарова стал обустраиваться женский скит Серафимо-Понетаевского монастыря на хуторе, получившем название Царская дача. Возле скита был вырыт колодец, который местные старожилы именуют тоже Царским, поскольку, по преданиям он был вырыт по прямому указанию Александра II.

По некоторым сведениям, царь Николай II, продолжая родовую традицию, так же, как и его предки, по наследству проявлял заботу о содержании и благоустройстве Царского скита. По-своему знаменательно, что Священное Коронование Николая II состоялось 14(27) мая 1896 года в день празднования Серафимо — Понетаевской иконы Божьей Матери «Знамение». Специально по заказу для этого торжества монахини живописцы Серафимо — Понетаевского монастыря написали иконы Небесных Покровителей Августейшей Четы — Николая Чудотворца и Царицы Александры, которыми их благословили на Царский Престол.Долгожители окрестных селений до сего дня из поколения в поколение передают предание о том, что сёстры Введенского скита на Царской даче поставляли для Императорского Двора отборные и чистые в здешних краях ягоды, грибы и прочие продукты сельскохозяйственной деятельности.

В 1891 году на монастырском хуторе Царская дача епископ Нижегородский Владимир совершил закладку каменной церкви, на углах которой были заложены кирпичи с дальней пустыньки преподобного Серафима Саровского. Храм был освящён в честь праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы. Таким образом стал обустраиваться Введенский скит Понетаевской обители, где сёстры занимались в основном сельским хозяйством.Со временем из-за «царской родословной» скит стали называть по преимуществу Царским.

В мае 1885 года в Серафимо-Понетаевском женском монастыре совершилось необыкновенное явление, преобразившее чудесным образом всю духовную жизнь обители и её скитов. Великим чудом стало обретение чудотворной иконы «Знамение» в Серафимо-Понетаевской обители. О многочисленных исцелений, происходивших от святого образа «Знамение», доносила игуменья монастыря Евпраксия преосвященному Модесту, епископу Нижегородскому и Арзамасскому. Так, 22 мая девочка из села Панова Анисья Лаврова получила исцеление от болезни глаз. Крестьянский сын Василий Заренков, 15 лет от роду, села Мамлёва Лукояновского уезда, получил прозрение в левом глазу. Мужчина из села Панова, расслабленный, получил исцеление, и ещё многие другие удостоились великой милости от Богоматери. Чудотворение от иконы «Знамение» под присягой были подтверждены как исцелёнными, так и очевидцами исцелений. Среди свидетелей были сын историка, автора «Истории Государства Российского» Н. М. Карамзина — Александр Николаевич Карамзин с женой Натальей Васильевной, а также исцелённый от болезни почек академик живописи П. С. Сорокин, который руководил иконописными мастерскими Понетаевской общины. Святейший Синод указом 27 сентября 1885 года признал чудотворность святой иконы, и она со славою была возвращена в обитель и поставлена в храме Живоносного Источника.

После революции Царский скит, как и многие другие церкви и монастыри, стали разорять большевики. Послушницы и монахини вынуждены были бежать и скрываться. Многие из них нашли временное убежище в Кошелихе. Михеева Татьяна Григорьевна, жительница села, рассказывает, что беженки принесли со скита много старинных икон, жили они в домишках по 2–3 человека, молились, помогали жителям по хозяйству, крестили новорождённых, отпевали усопших, этим и зарабатывали на хлеб.

В 1918 году в Кошелихе разгромили церковь местные Советы — так называемая власть — председатель Сельсовета Екатерина с двумя мужчинами влезла на крышу церкви и скинули с купола крест. Впоследствии все они расплатились своим здоровьем и жизнью. По словам Михеевой Т. Г., одного мужчину вскоре сбил насмерть грузовик, а второй упал в колхозе в чан с горячей бардой и от сильных ожогов почти сразу умер, сама же Екатерина, именуемая в народе Катей Пестрой, проткнула чем-то нечаянно глаз и окривела.

Из полуразрушенной церкви верующие жители постарались украдкой вынести и спрятать, сколько возможно было икон. Оставшиеся иконы и церковная утварь были сожжены разбушевавшимися советами. Среди укрытых ценностей была огромная деревянная икона Николая Чудотворца. Её сохранили две монахини, бежавшие с Царского скита. По рассказам очевидцев однажды в келью к женщинам зашла толпа ребятишек (они часто посещали монахинь, так как те славились своей добротой и гостеприимством и угощали детей пареной в печке калиной с топлёным козьим молоком). Одна приезжая девочка, внимательно разглядывая икону Николая Чудотворца, вдруг узнала в нём дедушку, который однажды успокаивал её плачущую от обид мачехи на улице. Дедушка с огромной деревянной иконы и сейчас смотрел на детей своими ясными голубыми глазами и как будто хотел им сказать — «Всё будет хорошо, я с вами». Когда женщины — монахини умерли, икона эта внезапно исчезла, многие полагают, что её похитили.

В 20-е годы начались гонения и репрессии на всех верующих и близких Церкви людей. Были арестованы и отправлены в лагеря большинство монахинь с Царского скита. Был замучен и убит бывший кошелихинский батюшка – поп Виктор Золотницкий. Советская власть обвинила его в принадлежности к партии левых эсеров и объявила главарём банды, убийцей и поджигателем.

Но время лечит раны. В Кошелихе уже давно открыта новая церковь — «Новомученников и Исповедников Русской Церкви», в память о всех погибших и незаслуженно забытых представителей русского духовенства и интеллигенции.

И сегодня история о царском ските обрастает все большими деталями, появляются новые варианты легенды о святых камушках. И это уже настоящее народное православие.

Литература:

  1. Курдин Ю. А. Природные святыни в народном православии Арзамасского края // Приволжский научный вестник № 8(24), том 2 – 2013 – Ижевск, 2013 – с. 89–94.
  2. Курдин Ю. А. Местные святыни в устной народной традиции // Аркадий Гайдар и круг детского и юношеского чтения. — Арзамас, АГПИ, 2009 – с. 70–77.
  3. Мавлиханова Е. А. Родники наши серебряные // Христианская газета Севера России «Вера» – «Эском» июль`13, 2-й вып. № 688 / — г. Сыктывкар, 2013.
  4. Панченко А. А. Исследования в области народного православия. Святыни Северо-Запада России. — СПб.: Алетейя, 1998. — 320 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle