Библиографическое описание:

Кудряшова Д. Б. Предания Арзамасского края: традиции и современное состояние // Молодой ученый. — 2016. — №11.2. — С. 54-56.



Любовь к Родине — это, прежде всего, любовь к родному краю. Как писал Д. С. Лихачев: «От малого к большому», от почитания своих корней и истоков — к патриотизму и уважению к Отечеству. Но можно ли почитать свои корни, если не знать их? Соответственно, важно ли сохранять памятники и тайники народной культуры?

Арзамасский филиал ННГУ им. Н. И. Лобачевского уже 60 лет занимается не только собиранием и исследованием, но и изданием и выпуском наиболее ярких и богатых примеров устной поэзии Арзамасского края. На нашей земле такая работа была начата П. И. Мельниковым-Печерским, А. В. Карповым, В. Н. Морохиным, М. П. Шустовым и другими [1, С. 29]. Но замысел Юрия Александровича Курдина, декана историко-филологического факультета, настолько обширный, что включает в себя проект издания 24х томного свода «Народная поэзия Арзамасского края». Нужно отметить, что шаги к достижению этого замысла уже были сделаны: два солидных тома народных сказок вышли в 2002 и 2003 годах, еще два тома из этой же серии появились в 2005 и 2006 годах, затем в 2010 году свет увидела книга «Песни Арзамасского уезда», а в 2014 — «Были и байки» [3].

Сборник «Предания» состоит из 2х книг, подготовленных Юрием Александровичем и Людмилой Алексеевной Климковой, профессором кафедры русского языка и литературы. Первая книга — «Предания земли Арзамасской», вторая — «У народной памяти много слов». Все это — результаты работы фольклорных и диалектологических экспедиций и практик студентов, проводимых под чутким руководством составителей сборника. Материал, вошедший в сборник и объединенный в тематические циклы, расположен в хронологическом порядке и ярко отражает прошлое нашего родного края.

«Предания земли Арзамасской» содержат 222 предания, некоторые из которых представлены не в одном варианте, и разделены на несколько разделов.

В первом разделе представлены «легендарные предания», в которых, кроме достоверных фактов, содержится яркое повествовательное начало, присущее легендам и былинам [2]. Такие предания восходят еще к временам татаро-монгольского нашествия и основываются на языческом мировоззрении первых мордовских поселенцев. Так, например, предание «Почему в нашей местности много птичьих названий» ярко иллюстрирует легендарное повествовательное начало и мировосприятие древней мордвы. Предания о лебедушке Настеньке рассказывает нам о девушке-воине, потерявшей свою красоту в боях за родину, но сумевшей ее вернуть, искупавшись в озере Светлояре. Однако за чудесное превращение пришла расплата, и девушка превратилась в белого лебедя (№ 4). Сказочные мотивы присутствуют и в преданиях о невинно пострадавших Марии и Кате (№ 5,8). «Марьина роща» (№ 6) повествует о семнадцатилетней девушке, которая, подвергшись домогательству от сына барыни, покончила с собой и возродилась кукушкой. Здесь тоже прослеживается мотив превращение девушки в птицу. А вот в предании «Катина яма» главная героиня от несчастной любви своей утонула в реке, и с тех самых пор на том месте стали тонуть молодые люди. Старики говорили, что «жениха своего ищет … когда дождется, они и перестанут топиться». Так и произошло, а омут тот стали звать Катиной ямой. (№ 8).

Следующий раздел содержит собственно исторические предания, где превалируют фактологическая и информационная составляющая текстов [4]. Данный раздел в свою очередь делится на циклы или группы по историческим лицам или явлениям. Следует отметить, что социальная тематика является основной в данных преданиях. Начинается раздел с цикла о казанском походе Ивана Грозного, что связано с историей возникновения Арзамаса и района в целом. Отметим, что Иван Грозный является героем большинства фольклорных произведений XVI века. В мордовском фольклоре также широко представлены предания о казанском походе. Говоря об этом походе, стоит упомянуть о неприродных, а созданных людьми, курганах. Ведь курганы Ивана Грозного — это холмы и бугры, созданные на пути следования войска в Казань и обратно. В преданиях говорится о разных их ролях, но не каждая из этих версий может быть достоверной. Скорее всего, такие насыпи служили опорными пунктами наблюдения и ориентировали на местности. (№ 13а) Также они служили указателем места, помогали найти обратную дорогу. Возможно, курганы демонстрировали своеобразную мощь войска, и тем самым устрашая противников своими размерами. По народным представлениям основной функцией кургана считается наглядная демонстрация потерь от казанского похода, сравниваются огромные насыпи до похода с мелкими буграми, созданными остатками войска на обратном пути. (№ 13)

Вызывают интерес предания, отражающие противоречивое отношение мордвы к правящему царю и его приближенным. С одной стороны, мордва, уставшая от татаро-монгольского ига, встречает русское войско как освободителей. Но с другой стороны, когда русское войско начинает диктовать свои условия существования, они высказываются против. Предание «Как мордву крестили» как раз является ярким примером недовольства поселенцев. Но отметим, что это, пожалуй, единственное предание о походе Ивана Грозного, где ярко выражена негативная оценка действий русского царя. В большинстве же своем, предания иллюстрируют примеры освобождения мордвы, где Иван Грозный изображен как заступник. «Беркин городок» повествует нам о защите русским царем мордовских поселений от разбойников (№ 18). Вся мордва встречала Ивана IV с почестями и добровольно пополняла ряды его войска. Однако в одной деревне образовался заговор, чтобы убить царя. Но одна из девушек решила предупредить Ивана Грозного, поплатившись за это жизнью. Царь приказал похоронить ее со всеми почестями, насыпав курган, который оказался таким большим, что стал называться Девичьими горами (№ 20). А девушка Меланья напоила царя водой, с тех пор колодец носит ее имя (№ 19).

Очень популярны предания о проводниках Ивана Грозного по топким болотам, непроходимым лесам, темным дебрям. Это три брата из деревни Балахна (№ 13), бортники Кужедей и Ерзя (№ 15), братья Арзай и Масай, в честь которых назван наш город (№ 17). Большую помощь оказали местные охотники, особенно из рода Холодай племени Голодай, который будучи «начальником царских охотников», обеспечивал пропитанием все войско. В честь этого события, был устроен пир под Нижним Новгородом, где царь провозгласил, что быть городу «под гербом оленя» (№ 16).

Следующие циклы посвящены «народным заступникам» — Степану Разину, Емельяну Пугачеву и Кузьме Рощину, ведь эти громкие имена так или иначе связаны с Арзамасом. Хотя сам Степан Разин и не побывал в наших краях, все же многие арзамасцы ему симпатизировали и были активными участниками его движений. Но не только мужчины, даже женщины-повстанцы присоединялись к его рядам. И предание «Монахиня-атаманша» (№ 28) повествует нам об этом. Алена Ивановна из Выездной слободы бежала из монастыря и вступила в один из отрядов Разина. Ее отряд появлялся неожиданно, наносил удары по царским войскам, не щадя никого, и ускользал из виду. Поэтому было приказано изловить атаманшу и «придать казни». Но царские воеводы взяли в кольцо отряд атаманши, а саму ее — в плен. Алена Ивановна была сожжена на костре, но в народной памяти осталась героиней, вступившейся за народ.

Емельяну Пугачеву пришлось побывать у нас проездом, в связи с чем и появилось известное предание «Пугач и Салтычиха» (№ 35), повествующее о встрече народного предводителя с богатой тиранкой-крепостницей. Такой встречи, конечно же, не было, так как владелица имений Салтыкова отбывала тюремное заключение за жестокие казни своих крестьян. Но по народному преданию, именно Пугачев наказал помещицу и, испугавшись его взгляда, Салтычиха умирает в мучениях.

Кузьма Рощин по преданиям больше похож на Стеньку Разина, эдакий «благородный» разбойник, что еще больше подчеркивает симпатию народа к заступнику. По преданиям Кузьма был «редким мастером» (№ 72), одним из кузнецов купца Баташова. Существует мнение, что Рощин — это выдуманная фамилия, так как разбойник после бегства скрывался в лесных рощах (№ 55). Согласно большинству преданий, Баташов был жестоким купцом, который морил голодом простых рабочих, не выпускал их даже на улицу, чеканил фальшивые монеты, по праздникам палил из пушек, рискуя жизнью людей. Но самая главная причина разбойничества Рощина — кровная месть купцу. Согласно преданию «О Ваське Рощине — разбойнике» (№ 72), приглянулась Василию Ивановичу одна девушка, так ее из под венца Баташов увел. Тогда разозлился Рощин и ушел в леса богатых грабить. «Мстить им решил с лютой злостью». Но как-то на дороге Василию попался сам Баташов, тут последний пал на колени и стал слезно просить о пощаде. Рощин смилостивился, лишь «отобрал казну, да и отпорол Баташова как следует».

Третий раздел книги — географические или, конкретнее, топонимические предания. Их функция состоит в толковании происхождения названий объектов местности, но и сами названия могу происходить от каких-либо исторических событий. В таких случаях топонимические и исторические предания перекликаются так тесно, что пропадает возможность их четкой классификации. Например, предания об именовании населенных пунктов, где следовало войско Ивана Грозного, можно относить и к топонимическим, и к историческим преданиям. Топонимические тексты приводятся в неотредактированном изложении самих сельских жителей, со всеми диалектологическими особенностями местного говора, что передает нам местный колорит.

Особый интерес представляют гидротопонимы, то есть предания, объясняющие происхождение названий местных рек и озер. Чаще всего реки и озера представлялись людям в виде живых существ, что доказывают нам такие предания, как «Реки Пьяна и Вад» (№ 91), «Как речка в гости ходила» (№ 93), «Река Нукс» (№ 94), «Река Сережа» (№ 96б) и другие.

Собранные на наших землях материалы народной прозы представляют неоспоримый интерес для всех любящих Арзамасский край и тех, кто понимает всю важность сохранения духовных истоков для будущих поколений. Ведь недаром существует в народе пословица: «Без корня и трава не растет».

Литература:

  1. Ахмедшин Б. Г. Жанры преданий и легенд в трудах арзамасских фольклористов и диалектологов // Карповские чтения: сборник статей. — № 3. — АГПИ им. А. П. Гайдара. – Арзамас: АГПИ,2010. — с. 29–43.
  2. Курдин Ю. А. Мифологические рассказы арзамасского края // Личность. Культура. Общество. 2009. Т. XI. № 1 (46–47). С. 383–391.
  3. Курдин Ю. А., Пряников А. В. Рассказы — воспоминания в устной эпической традиции Арзамасского края //Электронный научно-практический журнал Культура и образование. 2014. № 10 (14). с. 51.
  4. Курдин Ю. А. Традиционная культура Арзамасского края в её историческом становлении //Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2014. № 11–1 (41). С. 125–128.
  5. Предания. Народная поэзия Арзамасского края. В двух книгах: / Сост. авторы вступительных статей и комментариев: Л. А. Климкова, Ю. А. Курдин // АГПИ им. А. П. Гайдара. – Арзамас: АГПИ, 2005. — 373 с.: ил. Номера преданий указаны по данному изданию.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle