Библиографическое описание:

Сергеев В. А. Образ простора в творчестве Юрия Александровича Курдина // Молодой ученый. — 2016. — №11.2. — С. 79-81.



Что такое простор? Этот образ многократно упоминается в разных областях нашей жизни: математике, физике, религии. А что такое простор в языке литературы и, в частности, поэзии? Если внимательно прислушаться к поэтическому языку, то можно узнать, в чем его художественно-семантические свойства. В первую очередь, простор — нечто бесконечное, уходящее вдаль и не имеющее преград. Простор подразумевает под собой полную свободу для человека, безграничность его возможностей. Человек на просторе чувствует себя особенным, например, в отличие от заточения среди стен, где он ощущает себя ущемленно и подавленно. На природе он сливается с ней воедино: единство человека и природы не разграничивается. С одной стороны, эта бескрайняя даль и ширь может пугать, но, с другой, — может привлекать, благодаря полному соединению индивида и бесконечности простора. Благодаря подобному единству, характеру природы, она может оставить свой след в характере, мировосприятии человека, отношении к своему собственному народу, нации, воспитании патриотичности [3]. Образ простора — образ, наполненный гуманитарной энергией. Энергия — всегда мысль, этой действие. «В образной энергии концентрируется сгусток человеческого переживания, облагороженный художественным видением происходящего. В образной энергии усиливаются сознательные и бессознательные процессы, производя человечность как результативный продукт этой деятельности» [6, С. 170].

В своем труде «Судьба России» Н. Бердяев написал, что «русская душа ушиблена ширью, она не видит границ, и эта безграничность не освобождает, а порабощает ее… Эти необъятные русские пространства находятся и внутри русской души и имеют над ней огромную власть…» [1]. Несмотря на свое единство с русским простором, человек полностью от него зависит и находится под его же властью. И зачастую он беспомощен в его организации, чувствуя даже беспомощность. В отличие от европейского населения, в русском человеке отсутствует так называемая узость, сосредотачивающая в себе энергию, полученную за счет небольшого пространства души. Русский человек широк, как и земля, на которой он обитает, поэтому в нем бушует славянский хаос, не поддающийся управлению. Находясь под властью простора, человек не поддается дисциплине, а также ее обучению — он тонет в нем. В этом и заключается судьба русского народа [1].

Простор можно рассматривать как внутреннюю, так и внешнюю судьбу человека. На первый взгляд, простор представляется лишь как географический фактор. Но с другой, более глубокой и философской точки зрения, — это внутренний и духовный фактор души русского человека. Это особая «география русской души», которая способствовала поклонению простору. В поэзии часто можно увидеть эпитеты, при помощи которых постоянно сравнивают душу русского человека, с чем-то великим, необъятным, широким.

Тема простора многократно прослеживается в творчестве современного поэта Ю. А. Курдина, перекликаясь с фрагментами грусти, пути, патриотизма, любви.

Любовь к родной стране, патриотизм — одна из ярких черт его поэзии. Любовь к нескончаемому родному краю, бескрайнему простору в строчках заставляет проникнуться ими:

Уводит дальняя дорога –

И ближе сердцу отчий кров.

Где у родимого порога

Березка в шелесте ветров [5, С. 12].

Одновременно, эти бескрайние дороги ведут к родному дому и куда-то в бесконечность, за горизонт — навстречу к неизвестному. Само проникновение в эти просторы делает человека добрым, гостеприимным, доброжелательным. Укрепление этих качеств зависит от характера странствия: чем опаснеепуть, тем лучше и крепче становятся эти качества. Это отличительная черта славянского народа.

Простор не только порождает вышеперечисленные, положительные качества, но и порождает грусть, печаль, тоску и другие человеческие эмоции. В лирике Ю. А. Курдина особо не выделяется ни одна из этих эмоций, а скорее, представлен их сложный синтез, причем непостоянный, а меняющий свою степень эмоциональности, в зависимости от ситуации. Это есть — «творение» простора.

Во все концы уходят вдаль

Поля, деревни, огороды…

Не умалить твою печаль

Край увядающей природы…

И только боль да плач души в

В твоих истерзанных просторах,

В твоей немеющей тиши

И в редких птичьих разговорах [5, С. 15].

Очень заметна взаимосвязь самого автора с его родным краем. Он чувствует его боль, сочувствует ему, разговаривает с ним. Размышления автора наталкивают мысли об утрате ценности родного края для людей: люди не берегут его, а разрушают посредством физического воздействия. Это может закончиться плачевно для всего славянского народа, ведь необъятный русский простор, бок о бок с которым он живет, способствует воспитанию терпимости, неприхотливости — так же черты национального характера. Об этом свидетельствуют даже древние памятники: например, Святослав спал на земле во время похода, не имея шатра. Такими же качествами было наделено и его войско. Так и воспитывалась с древних времен выносливость народа.

Неоглядная российская ширь зачастую пугает европейцев. Ведь они не могут похвастаться такими большими просторами.

За яровыми в чистом поле

Церквушка белая видна…

И бьется сердце поневоле –

Как хороша моя страна [5, С. 12].

Если жителей Европы пугают неоглядные дали, то русского человека они гипнотизируют, вводят в транс. Мировосприятие европейца ограничено пространство, т. е. дальше определенных пределов оно выйти не может, у русского же мировосприятие ничем не ограничивается, не имеет рамок — он видит этот мир иначе. Душа Европы представляется по-разному: она ограничена и ее душа слишком прозрачна, но в то же время души русского и европейского людей похожи [3]. Кругозор русской мысли должен быть достаточно широким и в то же время далеким от других. Отсюда, возможно, и идет внезапное и сильное неприятие русским посягательства на его свободу, простор самореализации идей и возможностей. Логично, что иное мировоззрение не могло родиться под воздействием непостижимой силы простора [1].

Русская душа требует странствий, анархии. Лирический герой в некоторых стихотворениях Ю. А. Курдина представляется странником — самым свободным и, наверное, счастливым человеком на земле:

Потом за множеством смешного

Увидит в горечи судьбы,

Что в суете житья земного

И не рабы мы и рабы.

Но, не найдя пути к иному

И жизнь назвав тяжелым сном,

Пойдет тихонько к гастроному

Огонь души залить вином [5, С. 17].

Образ странника является не только личным, но собирательным — в нем сосредоточено величие и целеустремленность русского народа. Ходя от места к месту, странник мог стать отшельником, жить в полной отдаленность от мирской суеты, созерцая пустоту, а также употреблять вино, используя его как антидепрессант. Открытое пространство, простор, неоглядная ширь — обязательное условие для рефлексии и самопознания. Феномен простора предполагает не статичность, а полную свободу движения, выбора жизненного пути, осознание того, что человек-странник. Что может быть самым страшным испытанием при взаимодействии с простором? Это статичность и неподвижность. Она лишает всего, чем должен обладать русский человек.

Влияние простора сказывается не только на качествах человека, его воспитании, восприятии и мировоззрении, но и на взаимоотношении с другими людьми. Простор — неотъемлемая часть любви [4].

Зыбкий мостик под ногами,

Тонкой ивы силуэт…

Над речными берегами

Звезд вечерних робкий свет.

На дощечке нам не тесно –

Мы едины — ты и я!

И поет о счастье песню

Акши светлая струя [5, С. 31].

Если рассмотреть эти строки, то можно сделать вывод, что роль простора играет здесь определенную, и, весьма важную роль. Посредством простора дается общая картина, и нам становится понятно, что лирического героя с героиней связывают любовные чувства [2]. Образ реки, данный автором, символизирует счастье и наивысшую точку радости обоих.

Юрию Александровичу свойственно чувство слитности с природой, ее антропоморфизация. Его описания всегда конкретны и детализированы. Каждая единица живой природы показана как что-то единственное и неповторимое («Тонкой ивы силуэт», «Улыбались цветы в апреле», «Лишь одна пламенеет роза», «Пленяет роща праздничным нарядом».) [5]. Так же зачастую образы живой природы олицетворены и сравниваются с живым человеком. Автор с особым чувством раскрывает душу природы, простора, его окружающего. Он не перестает удивляться красоте мира, его многообразию. Лирический герой Юрия Александровича всегда внимателен и чуток к природе. Странник, или же влюбленный юноша не является пассивным наблюдателем, а творцом своей жизни, открывающим для себя прекрасное в природе [7].

Творчество Юрия Александровича Курдина очень многообразно, многогранно, обширно. Множество тем фигурирует в его творчестве: патриотизм, любовь и др. Но одной из главных тем является тема простора, включающая в себя любовь к родной земле, к окружающей природе, неохватному миру [8]. В стихотворениях много картин простора, даже в стихотворении, не имеющего отношения к природе, простор играет главную роль. В каком-то смысле, Юрий Александрович — художник. Он знает жизнь природы (простора), ее характерные особенности, понимает ее противоречия. При анализе стихотворений можно убедиться, что ничто иное, как жизненный опыт и наблюдение послужили источниками вдохновения. Прослеживаются тенденции к обращению к национальному характеру в стихотворения. Юрий Александрович понимает национальные черты характера, колорит, а также интерпретирует философские корни фольклора [3]. Внимание к взаимоотношению между человеком и местом, где он живет приводит к более глубокому понимаю не только характера своей нации, но и характера других наций тоже. Произведения Юрия Александровича отражают взаимосвязь человека и природы, воспитывает любовь не только к ближнему, но и к родному краю. Стихотворения пропитаны патриотизмом, любовью и иногда грустью. Поэтическая позиция синтезирует и поэтическое дарование, и научные знания. Это дает нам увидеть природу в динамике, в вечном борении/взаимодействии с человеком, а не статично, мертво [7]. Такой прием дает возможность более глубоко понять суть и величие простора, глубокую любовь поэта к родному краю. Любви Юрия Александровича к своему краю остается лишь завидовать. «И бьется сердце поневоле — как хороша моя страна!» [5].

Литература:

  1. Бердяев Николай, Судьба России (сборник статей 1914–1917). Режим доступа: http://royallib.com/read/berdyaev_nikolay/sudba_rossii_sbornik_statey_1914___1917.html#0
  2. Курдин Ю. А. Природные святыни в народном православии Арзамасского края // Приволжский научный вестник. 2013. № 8–2 (24). С. 89–94
  3. Курдин Ю. А. Фольклорная сокровищница России. Личность. Культура. Общество. 2007. № 2. С.410.
  4. Курдин Ю. А. Традиционная культура Арзамасского края в ее историческом становлении. Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2014. № 11–1 (41). С 125–128.
  5. Курдин Ю. А., Пяткин С. Н. Лирические отступления. Стихи разных лет — Арзамас: АГПИ, 2001. — 78 с.
  6. Фортунатова В. А., Валеева Е. В. Гуманитарная энергия современного образовательного процесса // Вопросы культурологи. 2013. № 11. С. 15–19.
  7. Чанкаева Любовь Альбертовна, Концепция духовного взаимодействия природы и человека в прозе Алексея Малышева // Автореферат дисс. на соиск. уч. ст. к. фил. н., Майкоп, 2006. — 185 с.
  8. Fando R. A., Valeeva E. V. Conflict harmonization between natural-science and art education // Scienceand Education: materials of the II international research and practice conference, Munich, December 18th — 19th, 2012. Munich: Vela-Verlag, 2012. Vol. II. P. 643–646.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle