Библиографическое описание:

Лобова О. Л. «Акши светлая струя…» (символический образ русской реки в поэтическом дискурсе) // Молодой ученый. — 2016. — №11.2. — С. 74-77.



Степные, пологие, глянцево-черноземные берега,

буквально вровень с поверхностью воды,

крепко сдерживали ее потоки. А она несла

свои воды чинно и горделиво. Акша…

С. В. Перевезенцев

В Нижегородской области через Дивеевский и Арзамасский районы протекает река с былинно-звучным названием Акша. На ее берегах двадцатидвухлетний Иван Грозный, молодой и запальчивый царь, стоял пятым станом во времена похода на Казань. «Акша поила своей водой его ратников, его коней, наполняя силой и правдой» [2, С.112]. Река протяженностью в 28 км стала для нижегородских поэтов своего рода мифообразом, который берет начало от мифологемы реки, например, античных Стикса, Леты и Ахерона или славянской Смородины.

Вода занимает особое место в сознании человека, так как является одной из фундаментальных стихий мироздания наряду с огнем, воздухом и землей, а потому так много вопросов, касающихся постижения ее природы и поиска себя, возникает в человеческом сознании. В мифологиях многих народов, где Река понимается как космическая или мировая, мифологема реки мыслится как стержень Вселенной, который пронизывает все ее миры: верхний, средний, нижний. Отсюда появляется символика ритуалов, связанных с водой: к примеру, ритуал омовения как второго рождения, клятвы на воде, переправа через реку как символ завершения важного дела и приобретения новых качеств.

«Все знают, что вода — это источник жизни. Но русская река — это еще и источник духа, столь же значимый как земля, солнце, небо…», — таким смыслом наполняет образ реки русский историк и философ, писатель С. В. Перевезенцев [8, С. 101].

В стихотворениях нижегородских поэтов Ю. В. Назарова и Ю. А. Курдина художественное пространство и время, которые обеспечивают целостное восприятие художественной действительности и организуют композицию произведения [1, С. 52], объединены и выражены в хронотопе «река Акша». Выбор времени и места не случаен, потому что Акша для обоих поэтов является малой родиной, кровную связь с которой «как-то чувствуешь по-особому» [6, С. 6]. Мифологема реки важна для наиболее глубокого понимания стихотворений: Акша избрана не только географическим стержнем, но и мифопоэтическим, а также нравственным центром художественного мира как у Назарова, так и у Курдина.

В стихотворениях Юрия Александровича Курдина река Акша выступает в качестве старого доброго друга — свидетеля всех радостей и печалей, которые только может встретить человек на своем жизненном пути. Рассмотрим два противоположных по настроению образа Акши. В стихотворении «Зыбкий мостик под ногами» автор рисует встречу двух дополняющих друг друга людей, что подтверждается строкой «мы едины» [5, С.143]. Пейзажная зарисовка дает понять, насколько хрупки человеческие отношения. Курдин подчеркивает это, изображая место действия с помощью имен прилагательных, обозначающих непрочность, неустойчивость:

Зыбкий мостик под ногами,

Тонкой ивы силуэт…

Над речными берегами

Звезд вечерних робкий свет [5, С. 143].

Стихотворение пронизано нотами гармонии и понимания. Близость лирических героев («на дощечке нам не тесно» [4, С.143]) и их радость от осознания этого разделяет и сама река:

На дощечке нам не тесно –

Мы едины — ты и я!

И поет о счастье песню

Акши светлая струя [5, С.143].

Светлые воды реки говорят о том, что Акша — источник хорошего и доброго, и герои испытывают доверие к этому месту.

В стихотворении «Песня» Юрий Александрович рисует совсем другую картину. От единения лирических героев не осталось и следа, а каждая строфа передает основное настроение стихотворение с помощью слов лексико-семантического поля «покинутость»: одиноко, пусто, позабытый, грустит, стонет.

Позабытый мостик окован льдом,

Вьюга кружит, кусты теребя,

На пригорке грустит одинокий дом,

Пусто в доме том без тебя4, С.39.

То равновесие, царящее в предыдущем стихотворении, нарушается, и вот уже «зыбкий мостик» превращается в «позабытый мостик», то есть в место, куда давно не приходит лирический герой. Из последующих строк становится ясно, но опустело не только место прошлых встреч, но и дом, бывший когда-то пристанищем. Чувства лирического героя выражаются только однажды, во втором четверостишии:

В стылых комнатах серый царит полумрак,

Не играет солнце в окне…

Без тебя все не то, без тебя все не так,

Без тебя все не радостно мне [5, С.145].

Функцию выражения внутреннего состояния героя берет на себя пейзаж. Центральным образом является дом, и все в нем ассоциируется с полным одиночеством героя и его душевным запустением: «на пригорке грустит одиноко дом», «в стылых комнатах серый царит полумрак», «не играет солнце в окне», «о тебе тоскует наш тихий дом» [4, С.145]. Но дом не единственное родное и понимающее героя место. Река Акша, как добрый товарищ, сочувствует лирическому «Я» автора: она «пригорюнилась», замедлила бег своих вод. Река выступает в качестве символа перемен, которые произойдут, но не скоро: время в стихотворении обозначено четко — это зима, период душевного угасания, тоски, разобщенности с собой и с миром.

Пригорюнилась Акша под толстым льдом,

Ветер стонет, поземкой клубя,

О тебе вздыхает наш тихий дом,

Пусто в доме том без тебя [5, С.145]!

В своих водах Акша унесет печали, но пока она, как воплощение мудрых сил природы, приостановила свое течение «под толстым льдом», чтобы дать герою возможность самостоятельно пережить это состояние и переродиться весной для новой жизни.

В своих стихах Юрий Назаров поддерживает видение Ю. А. Курдина реки Акши как душевно родственного живого существа. Так, например, в стихотворении «В омут с головой» поэт рассказывает наивно-простодушную историю любви лирических героев, парня и девчонки, разворачивающуюся на берегах вольной реки. Когда девчонке наскучило «в любовь играть» [7, С.32], парень отправился переживать свою боль не в компанию веселых друзей, а на лихом соседском коне к водам Акши:

По лугам бесстрашно мчался.

Воздух бил в лицо тугой.

Я отчаянно бросался

С ходу в омут с головой… [7, С.32]

В безысходном порыве герой ищет спокойствия у реки, и можно не сомневаться, что ее воды унесут горести влюбленного паренька.

В стихотворениях-воспоминаниях «Пошли над Акшею туманы» и «Речка Акша» разные хронологические рамки — осень и лето, но топос остается неизменным. Показывая читателю знакомые с детства русские пейзажи с туманными лугами, «прохладой от реки» [6, С. 9], «солнечную речку в камышовых берегах», «машет ива кроной стройною, густой» [6, с.11], поэт возрождает в своей памяти те чувства, которые он переживал каждый раз, покидая свою малую родину.

Как будто ты теряешь друга,

Иль расстаешься с ним на срок [7, С. 11].

Эти строки снова и снова заостряют внимание на дружеских отношениях лирического героя и реки. Он чувствует потребность отдать дань уважения и выразить свою благодарность Акше за подаренное время уединения и общения с собой и природой:

И песню Акше, что не спета,

Давно так хочется сложить [7, С. 11]

Необходимость уезжать в большой мир вслед за заботами и проблемами суетной жизни рождает во внутреннем мире героя ностальгические нотки по всему, что связывает его с домом, отчего прощание с родными местами всегда затягивается:

Уезжая,

С речкой Акшей

Распрощаться

Не могу! [7, С.11].

Интересно, что в стихотворении «Речка Акша» река сравнивается со смущенной девчонкой.

Тема дружбы продолжается в стихотворении «Знакомый мостик.»... В нем Акша рассматривается как знаковое, символическое место встречи разбросанных судьбой по свету друзей.

И хорошо здесь

В день погожий

С друзьями рядом помолчать.

Подумать вместе о насущном [7, С.13].

Наряду с образом реки важное место в стихотворении занимает образ пути, воплощенный в тропинке, «вдаль бегущей, где луг цветами запестрел». Река — это точка отсчета начала возникшей дружбы, совместных приключений, благодаря которым появляются бесчисленные исхоженные вместе пути-дороги, в свою очередь доказывающие, что дружеские связи истинны и проверены временем. Цикличность этих встреч, происходящих несмотря на жизненные трудности, Назаров заключает в последней строфе:

И через год

Тропинка будет

В поход далекий

Снова звать [7, С.13].

Совсем иной предстает Акша в стихотворении «Путь к святыням». Это уже не просто знакомая с детства речка, это, по мысли С. В. Перевезенцева, «исток земного русского спасения, а, может, и главная русская река, главное море, главный океан России. …Акша — она везде, она вселенская по своей сути» [9, С.102]. Назаров показывает, насколько всеобъемлющей может быть река из глубинки, разлитая «по просторам отеческим» [6, С.10]. Эта древняя земля многое повидала на своем веку и хранит отпечаток истории. Действительно, наши предки стояли насмерть против басурман и за Волгу, и за Снежедь, и за Тешу с Акшей. Автор простирает свой взгляд еще дальше:

Здесь глубинная Русь,

Здесь преданья свежей [7, С.10].

Перед Юрием Владимировичем не стоит проблема выбора ответа на вопрос, что такое природа — храм или мастерская. Уже в первой строфе проводятся параллели между водами Акши и живительной святой водой, дающей силы усталым путникам, а запахи мяты и меда слышны во всех церквях на Медовый Спас. Можно ли представить исторический путь России, если не прибегать к понятию «Святая Русь», ведь именно в нем сосредоточены все смысловые и целевые установки существования нашей страны? Пока по русской земле текут такие реки, как Акша, пока есть люди, умеющие слышать голос древних вод, понятие «Святая Русь» не будет забыто. Единение народа через способность чтить свои традиции и хранить красоту окружающей священной природы ощущается сквозь поколения, и поэт уверен, что «до далеких святынь» дойдет не одно поколение.

Новая грань изображения России раскрывается в стихотворении «Снега оседают, долины влажнеют», где Юрий Назаров в качестве центрального образа выбирает «соседку» Акши — реку Пьяну. Интересна композиция данного стихотворения: она кольцевая, так как хронологические рамки укладываются в календарный год и захватывают смену всех времен года. Ключевым понятием «Снегов» является концепт «бесконечность», что прослеживается и в цикличном течении времени, и в необъятных просторах России, и в звучащей рефреном строке «А Пьяна тихонько течет стороной» [7, С.22]. Что бы ни происходило в мире людей, мир природы всегда незыблем и философски мудр, потому что ничто не может поколебать его спокойствия и порядка.

В стихотворении «Доверие» Юрий Назаров подвел итоговую черту сборника «На Акше, солнечной реке». Здесь лирический герой представлен взрослым, серьезным, опытным человеком, который повидал за свою жизнь многое и теперь смотрит на бытие с точки зрения вечности. Он, как и раньше, замечает красоту окружающего мира, но теперь не просто восторгается ею, а спокойно и вдумчиво созерцает ее. «Мир лесной природы» распахнут навстречу чистому сердцу героя, отвечая той же приветливостью:

Здесь все

По-дружески открыто,

Зеленый куст

Привет вам шлет [7, С. 49].

Лирический герой получил и воспринял главный урок жизни — нужно ко всему относиться с доверием («Сюда с собой, // Как праздник мая, // Свое доверие несу» [6, С. 49]). Что помогает герою стихотворения прийти к этому важному пониманию? Каждый из предшествующих стихов сборника отвечает на этот вопрос. Красота родимого края, берега родной реки, простор русской земли — все это сопровождает героя на протяжении его взросления и становления как личности, а значит, оставляет отпечаток на его душе. Конечно, мир людей гораздо сложнее во взаимоотношениях, чем мир природы («Здесь мир // Доверия живет» [6, С. 49]), но этому и нужно учиться человеку: верить себе, верить красоте, верить другим.

При такой масштабности изображения и широком спектре образов река Акша, небольшая по своим географическим размерам, и в стихотворениях показана миниатюрной:

Акша — тихая речонка:

Вся поместится в руках [6, С.73].

Загребу рукой –

Вот и вся речка [10].

На первый взгляд, упоминания о незначительном размере реки должно заставить читателя сомневаться в том, было ли правильным решением поэта уделять образу Акши столько внимания. Поэт реагирует на мысль читателя, развеивая его сомнения новой строфой, начинающейся с антитезы:

Божий дар

Самой природы,

Божий дар

Округи всей [6, С. 73].

Юрий Назаров подчеркивает факт, что в природе нет ничего малого, незначительного, делая образ реки Акши одним из ключевых в своем творчестве. Акша, на ряду с многочисленными маленькими речками России, не обозначенными на карте, но символизирующими родную землю для жителей их берегов, — это воплощение Родины, отражающееся порой в самых малых, но дорогих сердцу деталях.

В творчестве нижегородских поэтов образ реки Акши приобретает мифологическое наполнение. «Спокойная, гордая, зубастая Акша и самом деле может размыть любого ворога, как акшинская щука не пожалеет даже своего, если он покушается на речную полноту бытия» [8, С.102]. В этом образе сосредоточены разные ипостаси Акши — это и древние воды, и оплот культуры Святой Руси, и родные просторы России, и «малая родина». Действительно, Акша есть, по словам Перевезенцева, «великая русская тайна», «потаенная река России», в водах которой скрыты какие-то истинно русские клады, доступные отнюдь не каждому [9, С. 102].

Литература:

  1. Бахтин М. М. Эпос и роман. — СПб: Азбука, 2000. — 304 с.
  2. Ганичева М. В. В Дивеево, на реках Теше и Акше. / Журнал «Роман-журнал XXI век» № 10 (46). — М.: РИД «Роман-газета XXI век», 2002. — 112 с.
  3. Курдин Ю. А. С малой родиной кровная связь. / Назаров Ю. В. На Акше, солнечной реке: Стихи. — Арзамас: АГПИ им. А. П. Гайдара, 2005. — С. 50–52.
  4. Курдин Ю. А. Стихи. / Просветительский журнал «Арзамасская сторона» № 1–2. — Арзамас: АГПИ им. А. П. Гайдара, 2001. — С.39.
  5. Курдин Ю. А. Стихотворения. / Сборник стихотворений «Голос музы Арзамасской». — Арзамас: ЗАО «Арзамаскомплектавтоматика», 2000. — 265 с.
  6. Назаров Ю. В. В родной стороне: Стихотворения. — Нижний Новгород: ННГУ, 1997. — 87 с.
  7. Назаров Ю. В. На Акше, солнечной реке: Стихи. — Арзамас: АГПИ им. А. П. Гайдара, 2005. — 53 с.
  8. Перевезенцев С. В. Добрые дела и люди Арзамаса. / Журнал «Роман-журнал XXI век» № 10 (58). — М.: РИД «Роман-газета XXI век», 2003. — 112 с.
  9. Перевезенцев С. В. Потаенный океан России. / Журнал «Роман-журнал XXI век» № 5–6 (53–54). — М.: РИД «Роман-газета XXI век», 2003. — 112 с.
  10. Перевезенцев С. В., Силантьев Р. А. Что же мы такое — «русский человек»? [Электронный ресурс] / Радио «Радонеж» — 2014 — URL: http://radonezh.ru/analytics/chto-zhe-my-takoe-russky-chelovek-russky-narod-kak-eto-sformuliroval-russky-narodny-sobor-119541.html (дата обращения: 07.04.2016).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle