Библиографическое описание:

Чо Ы. Сходство культурной корреляции и взаимного перевода делового письма в русском и корейском языках // Молодой ученый. — 2016. — №11. — С. 1725-1726.



В статьи проанализирована проблема культурной корреляции и взаимного перевода русской и корейской деловой переписки. Изучены сходства делового письма в русском и корейском языках.

Ключевые слова: корреляция, деловое письмо, русский язык, корейский язык, перевод, сходство.

Keywords: correlation, business letter, Russian, Korean, translation, similarity.

В русской и корейской деловой корреспонденции отмечаются как общие свойства, так и различия. Сходство связано в первую очередь с реализацией в деловом письме таких качеств, как информативность и стереотипность оформления. И для русских, и для корейских деловых партнёров они являются определяющими.

Для того чтобы полноценно и эффективно организовать деловое взаимодействие в межкультурной среде, необходим правильный перевод информации, в том числе с учётом стилистических особенностей переводимого текста. Перевод требует не только поиска наилучшего лексического соответствия и оформления единиц в верные с точки зрения морфологии формы, но и культурной корреляции, такой перестройки текста, которая даст результат, наилучшим образом воздействующий на корреспондента. В современных условиях, когда от успешного осуществления международной переписки зависит коммерческий успех компаний, такая культурная корреляция особенно необходима.

Вопросами корейско-русского и русско-корейского перевода занимаются такие русские и корейские исследователи, как М. С. Ким, Ж. В. Ни, У. Я. Полуэктвич, Е. Б. Трофимова, Е. Н. Филимонова, Ю Хак Су и др. При этом проблему учёта специфики синтаксиса при переводе затрагивают нечасто, можно назвать исследования Е. В. Бречаловой и нек. др.

В течение ряда лет занимается вопросами переводов с корейского языка на русский, в основном на материале средневековых текстов, Е. Н. Филимонова. Она рассматривает вопросы перевода на русский язык цифр и чисел, которые в корейском часто являются составными частями речений-мифологем типа «пять правил», «семь грехов» и др., причём речения-мифологемы «относятся к той части национально-специфических элементов, которые не могут быть проигнорированы и не включены в переводной вариант русского текста» [Филимонова 2001: 63]. Обращается к анализу перевода корейских чинов, анализируя при этом исторические тексты, но замечая и важные моменты с точки зрения современных текстов [Филимонова 2011]. Е. Н. Филимонова говорит о существовании интеркультурных лакун, появляющихся в результате «несовпадения культурных фондов носителей различных общностей (в нашем случае корейской и русской)» [Филимонова 2000: 64] и требующих заполнения.

Есть точка зрения, согласно которой «перевод — это специфическое искусство, требующее специфического таланта» [Бречалова 2009: 121], однако это утверждение справедливо лишь в отношении художественных текстов, перевод которых — сложный творческий процесс. Действительно, известны прекрасные переводы корейской классической поэзии, выполненные А. А. Ахматовой [Пак 2007]. Для остальных переводов, в том числе переводов деловых писем, есть техника, есть правила, среди которых немаловажны правила культурной корреляции и учёта стиля текста, и делать такой перевод способен любой человек, владеющий в необходимой степени лексикой и грамматикой иного языка.

Для современного корейского общества, являющегося дифференцированным с тоски зрения сфер общественной жизни, проблема стилистического расслоения языка и особенностей построения текстов разных стилей так же актуальна, как и для любого другого развитого общества. В то же время для общения и взаимоотношений между людьми в современном корейском обществе ориентиром остаётся конфуцианство как «система моральных и этических ценностей, регулирующих взаимоотношения людей и побуждающая их быть последователями высшей мудрости, определяющей нормы справедливости, праведности и соответствия человека, какое бы место он ни занимал в социально-общественной иерархии» [Куротченко 2005: 45]. Для конфуцианской этики важной составляющей общения является почтительность. По словам Ю Ин Ча, «конфуцианство способствовало введению в речевой этикет корейцев сыновней почтительности, благочестивости, уважения младшими старших» [Ин Ча 2010: 80]. Традиционные установки конфуцианства вступают в диалектическое соотношение с общепринятыми в мире правилами стилистического расслоения языка и построения текстов в различных стилях, что порождает особенности в стилистике.

Для настоящего исследования важно рассмотреть русское и корейское деловое письмо в сопоставлении и выделить общее и различное в его строении, чтобы спроектировать решение проблемы культурной корреляции в деловом общении между русскими и корейскими бизнес-партнёрами. Исследования подобного рода в российском и корейском языкознании ещё не проводились.

Материалом для проводимого сопоставления стали около ста российских и корейских писем, представляющих собой элементы деловой переписки между различными фирмами внутри России и Республики Корея.

Важная особенность синтаксиса деловой корреспонденции, как имплицитность субъекта высказывания, является общей чертой русского и корейского делового письма.

Надо отметить, что система конфуцианских ценностей, являющая определяющей для всего уклада жизни современного корейского общества, вполне коррелирует с такими требованиями к деловому стилю языка и деловому письму в частности, как иерархический характер общения, строгая субординация и вежливость. Социальный мир, в соответствии с конфуцианским учением, устроен вертикально и поделен на строгие структуры, одна из важнейших среди которых — «руководитель — подчинённый» [Колодина 2011: 41]. В анализируемом письме мы видим строгость при сообщении важной информации нижестоящим чиновникам, но мотивированность и ссылки на документы эту строгость вполне уравновешивают.

Анализ приведённых выше и остальных рассмотренных нами деловых писем показал, что чертами, полностью совпадающими в русском и корейском деловом письме, являются информативность и стереотипность формы. Это важнейшие качества деловой переписки, обеспечивающие объективность и точность представленной в документе информации и, потенциально, — успешность деловой международной переписки между русскими корейскими бизнес-партнёрами.

Реализация в корейском деловом письме таких качеств, как минимальный характер выразительных средств, эмоциональная составляющая и адресованный характер, имеют национально специфичные особенности, что и будет рассмотрено нами в следующем параграфе.

Литература:

  1. Бречалова, Е.В. Критика и коррекция несовершенных переводов с корейского на русский / Е. В. Бречалова // Вестник Бурятского государственного университета. — 2009. — № 8. — С. 120–128.
  2. Ин Ча, Ю. Лингвокультурологическая специфика обращения в русском и корейском языках / Ю Ин Ча // Вестник Иркутского государственного лингвистического университета. — 2010. — № 1. — С. 77–81.
  3. Колодина, Е.А. Вербальные и невербальные средства речевого этикета, иллюстрирующие специфику языкового менталитета корейского этноса / Е. А. Колодина // Вестник Международного института экономики и лингвистики ИГУ. Серия: Восточные языки. — 2011. — № 3. — С. 39–49.
  4. Куротченко, К. Б. Корейский язык: Учебное пособие / К. Б. Куротченко, М. В. Леонов, Ю. И. Щвецов. — М., 2005. — 253 с.
  5. Филимонова, Е.Н. Ассоциативные интеркультурные лакуны в переводном тексте (на материале переводов с корейского) / Е. Н. Филимонова // Язык, сознание, коммуникация: Сб. ст. / Отв. ред. В. В. Красных, А. И. Изотов. Вып. 14. — М.: МАКС-Пресс, 2000. — С. 64–68.
  6. Филимонова, Е.Н. Цифры и числа в русских переводах с корейского / Е. Н. Филимонова // Язык, сознание, коммуникация: Сб. ст. / Отв. ред. В. В. Красных, А. И. Изотов. Вып. 18. — М.: МАКС Пресс, 2001. — С. 56–64.
  7. Филимонова, Е.Н. Корейские чины и чиновничество в русских текстах (на материале переводов с корейского) / Е. Н. Филимонова // Язык, сознание, коммуникация: Сб. ст. / Отв. ред. В. В. Красных, А. И. Изотов. Вып. 43. — М.: МАКС Пресс, 2011. — С. 10–27.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle