Библиографическое описание:

Колосовская Т. В. Превышение должностных полномочий // Молодой ученый. — 2016. — №11. — С. 1313-1316.



 

По мере развития государства развивалась и система мер уголовно-правовой борьбы с преступлениями должностных лиц. Однако, несмотря на положительную динамику развития права, предусматривающего ответственность за данные преступления, нормы действующего уголовного законодательства далеко не совершенны. Ответственность за должностные преступления устанавливается со времен Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года. Вышеизложенное подтверждает, что проблема превышения должностных полномочий в уголовном праве далеко не нова и, к сожалению, еще не разрешена. В современных условиях проблема борьбы с превышением должностных полномочий становится все более острой, поскольку должностные преступления представляют собой большую социальную угрозу.

Следует отметить, что статистика далеко не отражает подлинные размеры должностных преступлений, из-за высокой латентности. Превышение должностных полномочий, является опасным преступлением по своим последствиям, связанным с подрывом авторитета органов государственной власти и органов местного самоуправления, сокрытии и попустительстве совершению преступлений и т. п.

Политика государства в борьбе с должностными преступлениями должна основываться на принципе неотвратимости наказания за преступление. Привлечение к уголовной ответственности — одна из самых эффективных мер борьбы с преступностью, а неопределенность законодательных понятий существенно снижает действенность уголовно-правовых мер. Обращаясь к истории законодательства первой половины XIX века, необходимо отметить, что корыстная направленность преступных действий должностных лиц ранее находила отражение в достаточно суровых санкциях, таких как: лишение прав всех состояний, смертная казнь, ссылка на каторгу, на поседение в Сибирь и на Кавказ. Лишение всех прав состояния, означало по своей сути гражданскую смерть (лишение преимуществ, собственности, родительских прав и др.).

В действующем УК РФ круг преступлений несравнимо меньше, применяемые наказания мягче, но по-прежнему вопрос о преступлениях против интересов государственной власти представляет ощутимую угрозу интересам общества в целом. Когда преступления совершают должностные лица, призванные обеспечивать правопорядок, у людей уходит вера в возможности государства.

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, любое преступление, а равно наказание за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя непосредственно из текста соответствующей нормы — в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, — каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия) [1].

Существенное значение для характеристики превышения должностных полномочий имеет выяснение понятия и признаков должностного преступления. В непосредственной зависимости от этого понятия находятся вопросы правильной квалификации этих преступлений.

Превышение должностных полномочий может выражаться, в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые:

‒          относятся к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу);

‒          могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение оружия в отношении несовершеннолетнего, если его действия не создавали реальной опасности для жизни других лиц);

‒          совершаются должностным лицом единолично, однако могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом;

‒          никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать (п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 16 октября 2009 г. N 19) [2].

Состав превышения должностных полномочий в УК РФ сконструирован как материальный. Объекты данного состава преступления: родовой (видовой) — общественные отношения в сфере государственной власти, интересов государственной службы и органов местного самоуправления; основной непосредственный объект — общественные отношения, которые обеспечивают нормальное функционирование конкретных органов государственной власти, интересы государственной службы и органов местного самоуправления; также имеется дополнительные непосредственный объект — интересы граждан, общества, организаций, государства. Точное определение объекта преступного посягательства позволяет дать правильную юридическую оценку преступных действий. Для того чтобы, общественно опасное деяние было квалифицировано как преступное, необходимо посягательство на основной и дополнительный объекты. При этом надо помнить, что дополнительный объект и основной не должны совпадать, т. е. их тоже надо отграничивать и описывать при формулировании обвинения и приговора самостоятельно. Таким образом, возникает сложность в описании объекта состава преступления.

Обязательными признаками объективной стороны являются действия, явно выходящие за пределы полномочий должностного лица, последствия и причинная связь между ними. Исходя из понятия «превышение», понимается, что оно может быть совершено только лишь действием, а именно использование полномочий в большем объеме, чем предоставлено. Использовать более, чем дозволено не возможно.

Субъектами должностных преступлений, могут быть только должностные лица. Понятие должностного лица дано в примечании к статье 285 УК РФ, в которое недавно были внесены изменения, а именно, расширен круг субъектов, относимых к должностным лицам.

Уголовно-правовая норма дополнена указанием на организации, в которых работают лица, приравненные к субъектам преступлений главы 30 УК РФ, но не состоящие на государственной или муниципальной службе, а сами организации, в которых они трудятся, функционируют вне сферы государственной власти, а также государственной или муниципальной службы, что невозможно в рамках главы 30 УК РФ. Данную категорию причислили к числу должностных лиц. Их появление, по сути дела, лишь создало дополнительные проблемы, так как данные изменения препятствует их применению. Возможно, правильным было бы ввести иной категориальный аппарат для этого нового специального субъекта. В связи с данными изменениями в примечание также введено понятие «контрольный пакет акций». На самом деле такой подход ранее предлагался. К примеру, Б. Волженкин высказывал мнение, что управленцев «предприятий с преобладающей (более 50 %) долей государственного капитала» возможно считать должностными лицами [3]. Позднее В. Борков упоминает в качестве должностных лиц субъектов, выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в «организациях, в уставном капитале которых доля государства составляет более пятидесяти процентов» [4].

Включив данный термин, законодатель усложнил квалификацию деяний по признаку субъекта, поскольку в Федеральном законе от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» такое понятие не содержится. В литературе под контрольным пакетом акций понимается «доля обыкновенных акций в акционерном обществе, которая позволяет их владельцам самостоятельно решать вопросы деятельности организации, а также назначать совет директоров и руководителя». Вопрос о том, какой должна быть названная доля акций, в законодательстве не урегулирован. Очевидно, что квалификация деяний управленцев таких организаций по признаку субъекта будет вызывать определенные сложности.

Субъективная сторона ст. 286 УК РФ представляет психическую деятельность должностного лица, непосредственно связанную с совершением им данного преступления, которая охватывает всю психологическую структуру правонарушения, т. е. все ее компоненты, представленные в сознании действующего субъекта. Она имеет важное юридическое значение, т. к. позволяет разграничить преступное превышение должностных полномочий от непреступного, определить степень общественной опасности, как деяния, так и самого субъекта. Субъективная сторона характеризуется такими признаками, как вина, мотив и цель, которые позволяют раскрыть ее психологическое содержание [5].

Для превышения должностных полномочий необязательно наличие у виновного корыстной или иной личной заинтересованности. Мотивы могут быть любыми, однако представляется все же необходимым при превышении должностных полномочий их учитывать, так как это может играть большую роль при квалификации преступления и может отграничить преступление от других составов.

Более того, в УПК РФ содержатся императивные предписания, обязывающие доказывать мотив преступления (ст. 73 УПК РФ, ч. 2 ст. 171 УПК РФ, ст. 307 УПК РФ).

При юридическом анализе состава превышения должностных полномочий, предусмотренного ст. 286 УК РФ, внимание обращают на себя следующие моменты, имеющие квалификационное значение:

Данный состав преступления не содержит стадии приготовления и покушения. Это связано с тем, что его основным криминообразующим признаком выступают последствия.

Особые сложности, связанные с квалификацией превышения должностных преступлений вызывают оценочные признаки состава превышения (например, «явности», «тяжких» последствий»). В целях изменения ситуации, связанной с проблемами квалификации, необходимо свести к минимуму количество оценочных категорий.

Статья 286 УК РФ закрепляет еще одно оценочное понятие общественно-опасного последствия в виде «существенного вреда». Конкретное определение «существенности» отсутствует. По своему содержанию последствия превышения должностных полномочий различны. Таким образом, определение существенности при квалификации превышения должностных полномочий играет значительную роль. Так, к примеру, суды для признания физического вреда существенным либо нет, используют заключения судебно-медицинской экспертизы, согласно которой определяется степень тяжести причиненного здоровью вреда. Сложнее решить вопрос признания существенным вреда материального, так как границы такового отсутствуют. Поэтому суды, в каждом конкретном случае исходя из конкретных обстоятельств дела должны выяснить, является ли для гражданина или организации нанесенный материальный ущерб существенным. Должен быть выработан единый подход в оценке содеянного, однако до настоящего времени такой еще не разработан. Превышение должностных полномочий также предусматривает в качестве последствий и нематериальный вред, определение которого вызывает еще большие трудности. Эффективная методика оценки такого вреда не существует. Затруднения при определении нематериального вреда появляются потому, что суду сложно сформировать свои убеждения и оценить доказательства, а также положение лица, которому вред был причинен. В связи с этим невозможно вывести формулу расчета возмещения такого рода вреда, которая однозначно была воспринята судом, поскольку она ограничивала бы процесс формирования убеждения суда по конкретному делу с учетом собранных доказательств» [6].

Превышение должностных полномочий может сопровождаться оскорблением личного достоинства потерпевшего (право на имя, честь, достоинство, сохранение врачебной тайны и др.) При квалификации деяния необходимо исходить из того, что ст. 286 УК РФ указанные права охраняет, обеспечивает их восстановление при нарушении.

Статья 286 УК РФ предусматривает в качестве последствий причинение существенного вреда не всем, а лишь охраняемым интересам. По своей сути «интерес» представляет собой какую-либо социальную ценность или благо, которыми охватываются самые разнообразные права людей. По своей направленности интересы можно разделить на материальные, политические, социальные, духовные. При этом уголовный закон защищает все блага независимо от их проявления и направленности. На наш взгляд, для определения существенности вреда, в наступивших последствиях при превышении должностных полномочий в качестве такого следует рассматривать конкретные блага, предусмотренные Конституцией и федеральными законами. Вследствие этого, любое ограничение законных прав и интересов либо воспрепятствование их реализации является существенным нарушением прав и интересов граждан и организаций. Отсутствие причинения «существенного нарушения прав и законных интересов» исключает состав данного преступления.

Ссылка в диспозиции ст. 286 УК РФ на огромную область правоотношений, где участвуют должностные лица без конкретизации определенного правового института либо определенной нормы права, является одной из проблем применения нормы о превышении должностных полномочий, поскольку область деятельности должностных лиц очень обширна.

 

Литература:

 

  1.                Определение Конституционного Суда РФ от 25.02.2016 N 288-О /КонсультантПлюс/
  2.                Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // Российская газета. 2009. 30 октября.
  3.                Волженкин Б. В. К вопросу о понятии должностного лица как субъекта должностных преступлений // Советское государство и право. 1991. N 11. С. 80.
  4.                Борков В. Н. Указ. соч. С. 169.
  5.                Романенко М. А. Субъективная сторона превышения должностных полномочий (ст.286 УК РФ) // В сборнике: Актуальные проблемы правоприменительной и правоохранительное деятельности в современных условиях. Материалы XI Международной научно-практической конференции. 2014. С.59–67.
  6.                Хакимова Г. Е., Ярема Т. Некоторые вопросы квалификации злоупотребления должностными полномочиями // Проблемы права. — 2012. — № 2. — С. 154.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle