Библиографическое описание:

Попов М. Е. Творческая деятельность русских писателей и поэтов в Берлине в первой половине 1920-х гг. // Молодой ученый. — 2016. — №11. — С. 1118-1120.



 

Среди актуальных вопросов культурной деятельности русской эмиграции в Берлине в 20-е годы, особое место занимает творческая деятельность русских писателей и поэтов. Изучение их деятельности в Берлине позволяет наиболее полно отобразить картину культурной жизни Берлина в начале 20-х годов, а также сформировать представление о феномене «Русского Берлина» как культурном центре русской эмиграции.

Ключевые слова: Берлин, русские писатели, русские поэты, творчество, Б. Л Пастернак, В. Набоков, А. Белый, А. М Ремизов, М. И Цветаева, М. Горький, А. Н. Толстой.

 

Литература оставалась наиболее цельным и крупным «островом» русской культуры в изгнании. Она сохранила свои основные виды и жанры: проза, поэзия, литературная критика; роман, рассказ, поэма. Она длительное время сохраняла язык Серебряного века. Предметом настоящего исследования является рассмотрение творческой деятельности русских писателей и поэтов в Берлине в первой половине 1920-х гг.

Русские писатели и поэты, покинувшие Советскую Россию по различным причинам, зачастую отправлялись в Берлин, во многом благодаря тому, что он являлся крупным издательским центром. Это позволяло русским писателям сравнительно легко публиковать свои произведения, чему также способствовало отсутствие идеологического давления.

Наиболее популярным писателем в Берлине был Набоков, о чём может свидетельствовать библиография научных и критических работ, посвящённых Набокову, которая составляет около тысячи [1, с. 92]. Действие его романов, как правило, происходит в Берлине, сам города представляет для Набокова фон, в котором его персонажи обретают плоть и кровь. Характерным для его романов является негативное описание немцем, которое может отражать общее презрение к ним как самого автора, так и всех русских эмигрантов [2, с. 138].

Своеобразным символом «Русского Берлина» был А. Белый, опубликовавший во время пребывания в Берлине значительное количество работ.

В Берлине нашёл своё пристанище Ф. А Степун, который стал одной из самых заметных фигур культурной жизни эмиграции. При его участии выходил журнал «Современные записки».

Особое место среди русских писателей в Берлине занимал А. М Ремизов. Парадоксальность его творчества, согласно воспоминаниям В. Андреева, заключалась в том, что он был «самым русским» писателем за рубежом, что выражалось как в его творчестве, так и в повседневной жизни. Ко всему прочему, Ремизов был одиноким писателем, он не примыкал не к каким литературным объединениям и держался особняком, в нём также было заложено сознание исключительности, о чём свидетельствуют воспоминания В Андреева. «В Ремизове было глубоко заложено сознание своей литературной миссии — писателя, открывшего некую тайну русского языка, необходимость посвятить в эту тайну читателей, и сознание того, что он — свидетель великих событий, о которых необходимо рассказать так, как он один может это сделать» [3, с.255].

В Берлине, так же, как и в России, А. Ремизов не нашел своего подлинного читателя, но изданные там произведения обрели известность позднее. В Берлине А. Ремизов оставался до 1923 года. Берлин сыграл в его творческой судьбе ту же роль, что и в судьбах многих русских писателей: объединяющего начала, благодаря которому сохранились и дошли до потомков образы уникальной русской культуры той сложной и противоречивой эпохи.

Уникальную роль в «русском литературном Берлине» сыграл Б. Л Пастернак, так как именно на 20-е годы приходится решающий этап в становлении его поэзии. Именно с начала 1921 года можно говорить о подлинной «печатной» биографии поэта в полной мере, так как до возможности постоянно печататься в Берлине публикация его произведений в России не была регулярной. О поездке Пастернака в Берлин можно судить как освоего рода бегстве от внезапной славы. «Я еду в Германию на полгода или на год, если удастся. Еду работать. То же неуменье жить не дает мне возможности поделить время между работой и не-работой, как того требует Москва. Оттого и еду. Я знаю, что внешне — порчу себе, так как, несомненно, меня в мое отсутствие так же быстро покатят вниз, как вкатили, меня не спрашиваясь, наверх — на высоту вполне условную, еще пока не заслуженную и малопонятную». В Берлине Б. Пастернак надеялся опубликовать «Темы и вариации», которые были куплены издателем Геликона А. Г Вишняком с правом продажи книг в России [3, с. 235].

М. И Цветаева, несмотря на своё недолгое пребывание в Берлине (2 с половиной месяца), оставила заметный след в его культурной жизни. В мае 1922 она читала стихи в Доме искусств, через две недели принимала участие в полемике на страницах газеты «Голос России», где она резко выступала против А Толстого, ввиду того что тот напечатал в сменовеховской газете «Накануне» письмо из России К Чуковского, обвиняющего писателей в неприятии Советской власти. Позиция Цветаевой характеризует её как истинно эмигрантского поэта. Из Берлина уезжала уже не совсем та Цветаева, которая два с половиной месяца назад покидала Москву. За плечами оставался большой кусок жизни. Вот какой увидел Цветаеву в Берлине Марк Слоним: «Она говорила негромко,быстро, но отчетливо, опустив большие серо-зеленые глаза и не глядя на собеседника. Порою она вскидывала голову, и при том разлетались ее легкие золотистые волосы, остриженные в скобку, с челкой на лбу. При каждом движении звенели серебряные запястья ее сильных рук, несколько толстые пальцы в кольцах — тоже серебряных — сжимали длинный деревянный мундштук: она непрерывно курила. Крупная голова на высокой шее, широкие плечи, какая-то подобранность тонкого, стройного тела и вся ее повадка производили впечатление силы и легкости, стремительности и сдержанности. Рукопожатие ее было крепкое, мужское». Такому рукопожатию еще в юности научил ее Волошин. [4, с. 286].

Особую роль в «Русском Берлине сыграл А. Н Толстой, поскольку способствовал размежеванию среди интеллигенции, возникновении примирительных настроений по отношению к советской власти. В работе А. Толстого по редактированию «Литературного приложения» к сменовеховской газете «Накануне», издававшейся эмигрантами-«возвращенцами», выявилось его положительное отношение к проблеме отъезда на родину и соответствующая ориентация проживающих за границей русских писателей. В определенной мере с «возвращенческими» настроениями, со стремлением «вписаться» в «официальную» советскую литературу связана и тональность произведений писателя, созданных перед окончательным переездом в Советскую Россию. Так, «Повесть Смутного времени» оставляет впечатление умиротворенности, а «Аэлита» — первый роман А. Толстого, опубликованный после одобрения М. Горьким в Советской России (1922), — затрагивает социально-политическую тематику, а его главный герой Гусев участвовал в революции. Статья «О новой литературе» прямо говорит о «новой личности» и «новом сознании». Рассказ «Рукопись, найденная под кроватью» в отрицательном свете показывает русскую эмиграцию. В июле 1923 года А. Толстой переехал в Россию [3, с. 249].

К 1921–1923 годам относится второй и самый продолжительный визит в Берлин М Горького. Уезжая из Москвы, Горький получил от Ленина задание организовать помощь голодающим в СССР. В феврале 1922 года в Берлине вышла брошюра Нансена, Гауптмана и Горького «Россия и мир» с призывом помочь России. В первые полгода пребывания в Берлине Горький написал 10 воззваний, обращений, открытых писем в связи с голодом в России. В январе 1922 года в «Летописи Дома литераторов» было опубликовано письмо Горького из Берлина. По рекомендации врачей он едет на два-три месяца в Шварцвальд: «Не скажу, чтобы все это меня обрадовало, ибо мне хочется работать. Очень хочется. Здесь у немцев такая возбуждающая к труду атмосфера, они так усердно, мужественно и разумно работают, что, знаете, невольно чувствуешь, как растет уважение к ним, несмотря на «буржуазность». В конце сентября 1922 года Горький переехал в Бад-Сааров, тихий курортный Городок под Берлином [5, с. 251].

Русские писатели организовывали в Берлине различные собрания, вечера и выпускали совместные сборники. В 1922 г. вышел сборник литературы и искусства, который носил дореволюционное название — «Шиповник». В нем участвовали как писатели из Советской России, так и оказавшиеся к тому времени в эмиграции: В. Ф. Ходасевич, Ф. К. Сологуб, А. А. Ахматова, М. А. Кузмин, Б. К. Зайцев, Л. М. Леонов, Б. Л. Пастернак, Н. А. Бердяев, Ф. А. Степун. Это была еще единая по своему духу «команда», рожденная идеалами Серебряного века, его интеллектуальным и духовным богатством.

В 1921–1924 гг. в берлинской среде отсутствовала граница между эмигрантской и советской литературами, русская литература еще могла оставаться единым культурным целым. Но в дальнейшие годы наметились противоречия между представителями различных течений. После 1924 г. Начинается постепенный отток русских писателей и поэтов из Берлина, связанный с ухудшением экономического положения. К середине 20-х годов многие литераторы перебрались в другие страны. В культурной жизни Берлина наступило затишье, и она полностью замирает к середине 30-х гг., после прихода к власти Гитлера.

Таким образом, в культурной жизни Берлина, русские писатели составили наиболее цельный «островок» русской культуры. Они оставили значительный след в культурной жизни Берлина, каждый из них сыграл особую роль в обогащении мировой литературы, занимаясь плодотворным творчеством в 20-е гг. в Берлине.

 

Литература:

 

  1.      Смирнова А. И. Литература русского зарубежья («первая волна» эмиграции: 1920–1940 годы). Часть 2.-Волгоград.: Волгоградский государственный университет, 2003. — 232 с.
  2.      Урбан Т. Набоков в Берлине.- М.: Аграф, 2004.- 250 с.
  3.      Сорокина В. В. Русский Берлин.-М.: Изд-во Моск,2003.-345 с.
  4.      Швейцер В. Быт и бытие М. Цветаевой.-М.: Букинистическое издание,1992.-544 с.
  5.      Летопись жизни и творчества М. Горького. Вып 3.- М.: Издательство академии наук СССР, 1959.- 722 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle