Библиографическое описание:

Татарникова А. С. Некоторые вопросы криминологической обусловленности уголовной ответственности за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков // Молодой ученый. — 2016. — №11. — С. 1360-1363.



 

Ключевые слова: уголовная ответственность, наркотические средства, наркопритоны, дифференциация ответственности, сбыт и производство наркотических средств.

 

Прежде чем объявить деяние преступным и наказуемым необходимо определить наличие соответствующих критериев для его криминализации. В науке при этом говорят о криминологической обусловленности уголовной ответственности за то или иное деяние. Криминологическая обусловленность в свою очередь подразумевает сочетание выработанных теорией и практикой характеристик, наличие которых, либо их отсутствие позволяют сделать вывод о том, что деяние следует либо не следует признавать преступным и наказуемым. [1, c.161] Итак, содержание криминологической обусловленности должно включать в себя: вывод о высокой степени общественной опасности деяния; вывод о распространенности деяния, невозможности противодействия негативному явлению с помощью иных отраслей права, возможность доказывания по делам такого рода в рамках УПК РФ и с использованием криминалистических методик, соответствии криминализации деяния положениям Конституции РФ.

Опасность неконтролируемого обращения наркотических средств и психотропных веществ общеизвестна. Постоянно возрастающие объемы их незаконного производства, спроса, проявляющиеся на этом фоне антисоциальные тенденции обусловили необходимость установления на внутригосударственном и международном уровне соответствующей системы контроля. [2, c.101] Поэтому вопрос о криминологической обусловленности уголовной ответственности с одной стороны как бы излишний, но с другой стороны, с позиций науки уголовного права, он также требует пристального внимания и раскрытия.

Весьма бурно в последнее время обсуждается вопрос об установлении уголовной ответственности за употребление наркотических средств. По данным опроса, проведенного Левада-Центром в марте 2015 года, 76 % респондентов отметили, что государством предпринимаются недостаточные меры по борьбе с наркоманией, 75 % поддерживают введение уголовной ответственности за употребление наркотиков. Введение уголовной ответственности обусловлено целями восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Однако есть и иная точка зрения. Наркоман, по мнению многих специалистов, больной человек и его необходимо лечить, возможно, и в условиях строгой изоляции, но не в местах лишения свободы, по приговору суда. Эти люди являются важнейшей средой для сбытчиков наркотиков, крупных дилеров, поэтому к ним необходимо самое пристальное внимание. По нашему мнению, в рамках УК РСФСР было принято взвешенное решение о привлечении их к уголовной ответственности после неоднократного привлечения к административной ответственности (административная преюдиция). Как представляется, шаг в этом направлении уже сделан законодателем. В соответствии со ст. 82' УК РФ суд может при соответствующих основаниях отсрочить наказание осужденного, признанному больным наркоманией.

Таким образом, введение уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ является криминологически обусловленной, т. к. способствует активному противодействию наркопреступности в целом и таким наиболее опасным формам как производство и сбыт в частности. Угроза уголовной ответственности также выступает существенным сдерживающим фактором, т. е. выполняет задачу предупреждения преступлений данной категории. Данные статистики также говорят, что ведется эффективная работа. Судами различных инстанций в 2015 году за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ, осуждено более 735,5 тыс. человек, из них: граждан России — около 96 %, женщин — 14,9 %и несовершеннолетних — почти 4 %. Условно осуждены к лишению свободы 27,4 % от числа осужденных, приговорены к штрафам в различных размерах- 15,8 % и ограничению свободы 4,4 %. Приговорены к реальному сроку отбывания наказания в местах лишения свободы: до 1 года — 16,6 % от общего числа осужденных за наркопреступления, от 1 до 2 лет — 22,5 %, от 2 до 3 лет — 20,5 %, от 3 до 5 лет — 21,8 %, от 5 до 8 лет — почти 11 %, от 8 до 10 лет — около 5 %, от 10 до 15 лет — 2,3 %, от 15 до 20 лет — 0,5 %, от 20 до 25 лет — 0,1 %, свыше 30 лет и пожизненному лишению свободы 72 человека. [3]

При этом важно соблюдать принцип дифференциации ответственности на законодательном уровне, чтобы не смешивать в одну группу простых наркоманов и незаконных производителей и сбытчиков наркотиков. Уместно в этом смысле замечание профессора Э. Ф. Побегайло о том, что «контингент участников преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, отличается неоднородностью» Последняя категория интересует нас особенно. Как показывают исследования, в качестве оптовых сбытчиков часто выступают жители Азербайджана, Украины, Казахстана и Средней Азии. Они организуют этот бизнес с использованием приемов конспирации, прикрытия со стороны правоохранительных органов. Как и розничные торговцы наркотиками, «оптовики» делятся на тех, кто занимается этим эпизодически в составе небольшой преступной группы, и на тех, кто входит в организованные структуры, занимающиеся наркобизнесом профессионально. В этом случае речь идет уже о преступном сообществе, преступной организации, цель которой — извлечение финансовой прибыли путем совершения тяжких и особо тяжких преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. Крупные дилеры используют все новые и новые варианты сбыта. Это и сбросы на пути следования транспорта, использование различных вариантов компьютерных технологий и т. д. [4, c.661] Законодатель должен вовремя реагировать на подобные «новеллы» и иметь контрмеры. Говоря о сбыте и производстве наркотиков, нельзя не сказать о таком преступлении, как организация либо содержания притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ (ст.232 УК), в чем заинтересованы крупные дилеры. Вывод профессора Э. Ф. Побегайло о том, что «контингент участников преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, отличается неоднородностью», вполне может быть экстраполирован и на характеристику личности организатора и содержателя наркопритона. Но его мнению, из числа личностных типов участников незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ к типологии личности организатора и содержателя наркопритона относятся два общих типа: крупные наркодельцы; сбытчики-профессионалы. Это подчеркивает важность повседневной работы по выявлению наркопритонов, их содержателей и поставщиков наркотиков. Эта задача в большей степени ложится на службу полиции общественной безопасности (участковые уполномоченные) и криминальную полицию. В этом смысле особое значение приобретает Федеральный закон от 07.02.2011 № 3- ФЗ (ред. от 21.07.2014) «О полиции». Для более точной квалификации преступлений в данной сфере, дифференциации ответственности необходимо классифицировать принтоносодержателей по следующим группам: осуществляющие изготовление наркотических средств и психотропных веществ; осуществляющие хранение, перевозку, пересылку или сбыт наркотических средств и психотропных веществ.

Другие специалисты предлагают классификацию в зависимости от количества сбываемых веществ. Так, Г. В. Зазулин предлагает выделять среди организаторов наркопритонов розничных сбытчиков, оптовых сбытчиков, организаторов наркобизнеса. [5, c. 376]

На практике, статус подобных наркопритонов и их организаторов (содержателей) значительно ограничивает возможности для уголовного преследования виновных и пресечения деятельности наркопритона. Кроме того, в последнее время, в связи с распространением синтетических наркотиков, притоны для потребления наркотических средств организуются в квартирах и иных жилых помещениях. В таких случаях нередко нарушаются общепринятые правила общежития, создается угроза нарушения противопожарных, санитарно-эпидемиологических требований, рост преступности в жилом секторе.

Одной из основных сложностей в пресечении деятельности таких наркопритонов и расследованию преступлений, связанных с их содержанием, является особый статус жилища, установленный в Конституции РФ. Зачастую сотрудники правоохранительных органов не имеют достаточных оснований для проникновения в жилое помещение против воли проживающих в нем лиц. Исследования, проведенные различными учеными, показали, что проявилась тенденция снижения доли граждан иностранных государств и, соответственно, увеличения доли граждан России, задержанных за перевозку оптовых партий героина. Это объясняется тем, что увеличивается число причастных к наркотрафику российских граждан — бывших граждан других государств. Бывшие граждане Таджикистана, откуда в большей степени поступает героин в Россию, получив российское гражданство, с учетом связей и возможностей на бывшей родине становятся крупными сбытчиками этого «зелья». Как отмечают специалисты, практика правоохранительных органов показывает, что число бывших граждан Таджикистана, принявших российское гражданство и задержанных на территории Российской Федерации за перевозку оптовых партий героина, имеет устойчивую тенденцию к росту. [6, c.45]

Как отмечают криминологи, просматривается аналогичная тенденция в отношении бывших граждан Республик Казахстана и Киргизии, а также Узбекистана». Как показывают исследования, такого рода сбытчики в основном мужчины в трудоспособном возрасте от 18 до 45 лет. Они стремятся к быстрому обогащению, вложению преступных «грязных» финансовых средств в легальную экономику. Таким образом незаконный сбыт наркотиков тесно связан с легализацией финансовых средств, полученных преступным путем (ст. 174, 174' УК), отрицательно влияет на различные сферы экономической деятельности в Российской Федерации, а нередко и в мировой экономике.

Вышеприведенные аргументы позволяют сделать вывод о том, что криминологическая обусловленность уголовной ответственности за так называемые наркопреступления и в частности за сбыт, производство и пересылку наркотических средств и психотропных веществ является действительной, объективной и требующей постоянного внимания законодателя. Новеллы уголовного законодательства должны повлиять на негативную ситуацию с наркопреступностью, наркотизмом населения, но при условии неукоснительного соблюдения основных принципов уголовного права: законности, равенства всех граждан перед законом, вины, справедливости, гуманизма.

 

Литература:

 

  1.               Наумов А. В. Российское уголовное право. Курс лекций. В двух томах. Т.1. Общая часть. М., 2005. 308с.
  2.               Уголовное право России. Части общая и Особенная / Под. ред. А. И. Рарога. М., 2004. С. 101
  3.               Mvd.ru [электронный ресурс], — Режим доступа https://mvd.ru/folder/101762/item/7087734/, свободный
  4.               Криминология. под.ред. В. Н. Кудрявцева и В. Е. Эминова. Изд 4-е. М:. Норма, 2009. С.661
  5.               Зазаулин Г. В. // Криминология под.ред. В. Н. Бурлакова, С. Ф. Милюкова, С. А. Сидорова, Л. И. Спиридонова. Спб.,2010. С.409
  6.               Майоров А. А., Малинин В. Б. Наркотики: преступность и преступления Спб.,2012. 56с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle