Библиографическое описание:

Коврежкин А. А. «Миноритарий». Кто же это? // Молодой ученый. — 2016. — №11. — С. 1308-1310.



 

Законодательством, регулирующим деятельность акционерных обществ, образован огромный нормативный массив. Он включает в себя законы, указы Президента, постановления Правительства и прочие нормативные акты, определяющие и регулирующие правовое положение акционерного общества в целом и акционера в частности. Однако понятие «миноритарный акционер» законодательно до сих пор жестко не зафиксировано.

При этом сам термин «миноритарный акционер» и его производные прочно закрепились в современной теории и практике предпринимательского и акционерного права. Эти понятия активно применяют в научной литературе, некоторых нормативных актах, в судебной практике.

Однако, как уже было сказано, отсутствует категоричное определение понятия «миноритарий» в российском законодательстве, ввиду чего предлагаю сначала обратиться к зарубежной литературе. В справочной литературе, применяемой в США, миноритарный акционер понимается как владелец такого незначительного количества акций корпорации, что не имеет возможности контролировать управление этой корпорацией или избирать ее директоров [1].

Если обратить внимание на законодательство стран ближнего зарубежья, то на примере Казахстана мы имеем возможность обнаружить определение «миноритарный акционер» в нормативных правовых актах. В соответствии с Законом Республики Казахстан от 19.02.2007 № 230–111 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам защиты прав миноритарных инвесторов» акционеры разделены на два типа: крупные и миноритарные. При этом статусы мажоритария и миноритария мобильны. В соответствии со ст. 1 Закона Республики Казахстан «Об акционерных обществах» миноритарные акционеры, имеющие в результате заключения письменного соглашения более 10 процентов голосующих акций, автоматически приобретают статус крупных акционеров.

В Российском законодательстве упоминания о миноритариях нет ни в Федеральном законе № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», ни в Федеральном законе № 46-ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг», ни в других законах. Встречается это понятие разве что в Постановлениях Центрального Банка РФ и соответствующих тематике судебных решениях. То есть в законодательстве можно найти только контекстные определения понятия, которым присущи следующие особенности: данное понятие используется в важных положениях при отсутствии его четкого толкования; интерпретации в различных источниках зачастую не совпадают, а существует лишь общее понимание, что такое «миноритарный акционер». Причем этот вопрос достаточно часто поднимается экспертным сообществом в различных статья, комментариях и учебниках.

В качестве примера упоминания понятия обратим внимание на некоторые официальные документы:

–                    распоряжение Правительства Москвы от 27 декабря 2004 года № 2619-РП «О плане работы Правительства Москвы на первое полугодие 2005 года». В план работы здесь включен пункт «О консолидации по отраслевому признаку находящихся в собственности города миноритарных пакетов акций»;

–                    Постановление Правительства Москвы от 7 декабря 2004 г. № 843-ПП со следующим содержанием: «…провести анализ возможности консолидации по отраслевому признаку городских миноритарных пакетов акций предприятий транспортного комплекса…» [2].

Также приведу пример использования понятия «миноритарный акционер» в актах высших судебных органов, что достаточно парадоксально ввиду необходимости ими основываться только на строго установленных законом понятиях:

–                    решение Верховного Суда РФ от 18 февраля 2002 г. № ГКПИ 2001–1921: «…позволяет акционерному обществу аннулировать акции, принадлежащие миноритарным акционерам…»;

–                    Постановление Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2003 г. № 5-П: «…имущественные права требования также являются «имуществом», а, следовательно, обеспечиваются конституционно-правовыми гарантиями, включая охрану законом прав акционеров, в том числе миноритарных (мелких) акционеров…»

–                    Определение Конституционного Суда РФ от 17 марта 2005 г. № 61-О: «…с учетом критерия общего для акционерного общества блага, а также прав и законных интересов миноритарных акционеров…».

Из вышеперечисленных примеров, проведя их анализ, можно сделать общий вывод о том, что российские законодательные и судебные органы рассматривают миноритариев как обладателей «некрупных пакетов акций», либо как обладателей «неконтрольных пакетов акций», «мелких акционеров», а также, по сути, причисляя миноритариев к слабым и наиболее незащищенным участникам акционерных обществ. В распоряжениях Правительства Москвы миноритарии косвенно трактуются как обладатели низкодоходных активов, а их пакеты акций как неэффективное средство управления. Однако авторы подобных постановлений, распоряжений и решений зачастую упускают из вида, что «мелкий» пакет акций зачастую совершенно не соответствует понятиям «низкодоходный» или «неконтролирующий».

В современной российской практике широкое распространение термина «миноритарий» напрямую связано с именем Кеннета Дарка, скандально известного в финансовых кругах бизнесмена. В России он получил известность в начале 2000-х ввиду успешного шантажа владельцев нефтяных компаний «ЮКОС» и «Сибнефть» [3]. В процессе приватизации им были скуплены миноритарные пакеты акций дочерних предприятий этих компаний, далее им требовались особые условия выкупа принадлежащих ему акций по ценам, в разы превышающим рыночные. Подробнее о корпоративном шантаже и об этом случае в частности мной будет изложено позже.

Ввиду перечисленного, этимологическое значение используемого понятия «незначительность» при определении категории «миноритарный акционер» следует проанализировать отдельно.

В соответствии со ст. 31 и 59 ФЗ об АО, акции определенной категории наделяют своих владельцев одинаковым объемом прав. При этом все права акционеров связаны с имуществом. Однако стоит заметить, что при распределении имущества или прибыли ввиду, например, ликвидации общества, совершенно не имеет значения объем пакета акций участника в разрезе вопросов контроля. Ввиду этого от имущественной сферы мы все же вынуждены обратиться к сфере корпоративного управления, контроля и процессу принятия решений в акционерных обществах.

Для анализа трактовок предлагаю выделить несколько основных факторов для исследования их характеристик.

  1.                Во всех перечисленных трактовках понятия «миноритарный акционер» и «миноритарный пакет акций» взаимосвязаны и используются парно с понятием «контрольный пакет акций». То есть «миноритарный пакет акций» — это неконтролирующий пакет акций. Подробнее исследуем связь этих понятий.

Четко закрепленное законодательно определение «контрольного пакета акций» также отсутствует. Однако некоторыми специалистами предлагается разделять понятия «контрольный» и «миноритарный» по аналогии с разделением «головная организация» и «дочерняя компания» [4]. В ст. 105 ГК РФ сказано: «Хозяйственное общество признается дочерним, если основное хозяйственное общество в силу преобладающего участия в его капитале либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом, имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом». Исходя из этого можно сделать вывод, что понятие «контрольный пакет акций» означает, что с учетом всех значимых особенностей корпоративных отношений, обладатель этого пакета имеет возможность влиять на процесс принятия решений простым большинством голосов, в том числе обеспечивать создание единоличного исполнительного органа и избрание совета директоров.

  1.                Следующий фактор — это тип формирующих уставный капитал общества акций.

В соответствии с законодательством, деление акций, формирующих уставный капитал общества на обыкновенные и привилегированные, влечет за собой (если не используется право исключения привилегированных акций из этого правила) разделение акционеров на «голосующих» и «только получающих доход». Однако в зависимости от объемов эмиссии привилегированных акций зависит возможность кардинального перераспределения возможностей голосования, напрямую зависимая от финансового состояния общества. Конечно, речь идет об акциях, изначально исключенных из числа голосующих, но в связи с невыплатой дивидендов, принимающих участие в голосованиях в дальнейшем. В корпоративной практике начала 2000-х было множество случаев, когда владельцы привилегированных акций становились контрольными участниками обществ.

  1.                Следующий фактор — присутствие в составе акционеров общества государства.

Здесь следует отметить примеры использования государством изначально не имеющей контрольных функций «золотой акции» для формирования «рекомендательной» стратегии поведения частным инвесторам и косвенного требования следования этой стратегии.

  1.                Одним из самых важных факторов для определения «миноритарности» пакета акций является количество «спящих» акционеров.

Под «спящими» акционерами подразумевается та часть голосующих акций, чьи владельцы не проявляют никакой заинтересованности в процессе принятия решений обществом, не присутствуют на общих собраниях акционеров. Сюда же относятся акции не предъявивших требований наследников владельцев акций, а также акции на счетах неустановленных лиц. Исходя из этого определять «миноритарность» пакета акций по формуле «более или менее 50 % обычных акций» в корне неверно, а количество «спящих» акционеров следует учитывать при голосовании. При условии кворума в 50 % голосующих акций, владелец 25 % + 1 акция вполне может стать контролирующим акционером при наличии 50 % — 1 акция «спящих» акционеров. Из этого следует, что для вероятного владения контрольным пакетом акций, акционеру достаточно обладать минимум 25 % + 1 голосующей акцией [5].

  1.                Следующий фактор — количество свободно обращающихся на рынке акций.

Сюда относятся свободно обращаемые на фондовом рынке акции, доступные для продажи. К этому же фактору также можно присоединить акции, не аффилированных между собой акционеров, имеющих сверхмелкие доли участия в капитале общества. Однако если в случае со свободно обращающимися на рынке акциями, «миноритарность» определяется рыночной конъюктурой, статичностью рынка, то в случае простого участия сверхмалых акционеров, разницей в долях крупных акционеров. Так, например, владелец 41 % акций не может считаться мажоритарием, а владелец 39 % — миноритарием, если доля сверхмалых не аффилированных между собой акционеров равна 20 %.

Что касается «свободных» акций, то фактором миноритарности владельцев этих акций зависит также от доброжелательности этих акционеров. Так, при наличии трех основных акционеров, владельцев примерно 25 % акций каждый и 25 % «свободных» акций, реализация гринмейлерского проекта одним из них при сложности установления аффилированности с ним покупателей акций, может превратить его изначально миноритарную долю в мажоритарную [5].

  1.                Следующий фактор — фактическая аффилированность между собой участников общества (совладельцев).

Сложная цепочка формально независимых друг от фирм-владельцев акций одного общества могут фактически быть связаны между собой посредством системы дочерних фирм, в особенности при многократном использовании в этой цепочке оффшорных дочерних обществ.

  1.                Фактор вовлеченности общества в процессы недружественного захвата рейдерскими фирмами.

Одним из классическим методом для таких фирм является блокирование голосующих акций посредством получения судебных запретов для акций изначальных владельцев.

Рассмотрение вышеперечисленных факторов дает нам возможность понять реальную картину, сложившуюся в каждом конкретном обществе. При условии совпадения всех условий, указывающих на фактическое отсутствие рычагов у акционера для единоличного влияния на процесс принятия решений в акционерном обществе, мы можем говорить о его «миноритарности». Кроме того, в рамках данной статьи, предлагаю следующую формулировку понятия «миноритарный акционер»: «Миноритарный акционер — физическое или юридическое лицо, владеющее количеством и типом акций, не позволяющим ему при любых условиях влиять на результаты голосования общего собрания акционеров, в том числе не позволяющее его представителю в исполнительном органе общества оказывать влияние на принятие решения по вопросам хозяйственной деятельности общества, фактически зависимое от иных акционеров данного общества, в то же время при обязательном условия, что иное физическое или юридическое лицо, являющееся акционером, обладает возможностью прямого или косвенного влияния на результаты голосования вне зависимости от количества принадлежащих ему акций.

 

Литература:

 

  1.                Bryan Garner, Roy M. Mersky. Black's Law Dictionary. — 6th ed. — St. Paul: West Publishing Co, 1990. — 997 с.
  2.                Постановление Правительства Москвы от 7 декабря 2004 г. № 843-ПП // Вестник мэра и правительства Москвы. — 2005. — № 7. — С. 10.
  3.                Кеннет Дарт // Компания. Деловой еженедельник. URL: http://www.ko.ru/document.asp?d_no=7859&p=1 (дата обращения: 19.015.20156)
  4.                Мозолина В. П., Малеина М. Н. Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу РФ. части первой. — М.: Норма, 2004. — 250 с.
  5.                Долинская В. В., Фалеев В. В. Миноритарные акционеры: понятия и общая характеристика положения // Цивилист. — 2009. — № 4. — С. 10.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle