Библиографическое описание:

Ахмедова Г. У. Парадоксы в немецком языке // Молодой ученый. — 2016. — №11. — С. 1636-1637.



Язык очень сложное устройство, подчиняющееся особым закономерностям и своей внутренней логике, которая, однако, не всегда достаточно жестка и последовательна. Известно, как много исключений и отклонений имеют правила в языке. Многие из них кажутся парадоксальными, идущими вразрез с регулярными положениями, противоречащими здравому смыслу, нарушающими стройность и последовательность отношений. Немало явлений языка производят впечатление ошибки, несуразности, отступления от общепринятого представления. На самом же деле это следствие действия встречных, дополнительных, чужих или устаревших правил. Объяснение алогичности дают экскурсы в историю, сравнения с иностранными языками (как близкородственными, так и более далекими), обращение к языковой политике и нормализаторской деятельности, могущей иногда предписывать то, что в целях унификации, упрощения или, наоборот, антикваризации традиционного смещает привычные представления.Интерес к языковым парадоксам может проявляться по-разному1. Поскольку это явление сложное, оправдано его рассмотрение по частям. Начало должно быть положено выявлением некоторого фонда алогизмов и их комментированием. Привлечь внимание к этому важно для того, чтобы углубить проникновение в суть лингвистических фактов, чтобы лучше чувствовать системные отношения и четче представлять себе связи центра и периферии в языке, чтобы приобщить к тому, что не лежит на поверхности и часто недооценивается, и чтобы не в последнюю очередь в какой-то степени предупредить речевые ошибки.Парадоксы встречаются на всех уровнях языка и в самых различных сферах его применения.Начнем с орфографии. Прагматический принцип в орфографии вторгается в существующие правила. Из вежливости и почтительности местоимения второго лица в письмах, приветствиях пишутся с прописной буквы (Sie, Du), в то время как это противоречит обычному написанию местоимений со строчной буквы. Несубстантивные части титулов получают оформление с прописной буквы (SeineMagnifizenz, RegierenderBürgermeister).Качественное перерождение слова с переходом из одной части речи в другую бывает связано с заменой прописной буквы на строчную и наоборот, с раздельностью и слитностью написания, однако «Дуден-Грамматик» 1984 года допускает колебания:auf Grund/aufgrund, an Stelle/anstelle, (gut) im Stande sein/imstande sein, zu den Zeiten/zuzeiten, Dank sagen/danksagen или: Sie liest am besten. Es fehlt ihr am Besten. Sie ist jeden Morgen die erste in der Klasse. SieistdieErsteinderKlasse.В двух последних противопоставлениях решающим является ощущение разницы между прилагательным и существительным. При реализации морфологического принципа в орфографии остается неотраженным различие в произношении: König, Könige, königlich[c,g, k]. Умлаут, который закономерно было бы ожидать в некоторых производных, тем не менее заменен на е: fertig, Eltern, iiberschwenglich, schmecken, schneuzen, greulich, Greuel.Слитное произнесение двух однотипных согласных на морфемном шве в орфографии нарушается в угоду морфологии:

Schilddrüse, mitteilen, Haussegen, funffach, Rückkunft, Bestandteil, Fußsohle, zerreißen, verreisen, erreichen, enttäuschen, handhabbar, gewandt, verwandt, er sandte.Тем не менее при непроизносимом h в конце слога на письме оно зачеркивается, хотя это противоречит общему морфологическому принципу: Roheit, Rauheit, Hoheit, но Rauhhaardackel. Столкновение на морфемном шве трех одинаковых согласных ведет к сокращению одной из них: Brennnessel, Schwimmeister, Schnellesen, dennoch, Mittag, однако если за тремя одинаковыми согласными следует еще один согласный, сокращения не происходит: Sauerstoffflasche, Pappplakat, Baletruppe. Соблюдение этимологического принципа ведет к наследованию орфографии: nähen — Naht, drehen — Draht, mahlen — Mühle. Тем не менее в его нарушение принято: blühen — Blume, Blüte; nähen — Nadel, glühen — Glut, Schuh — Schuster. Морфемный принцип при переносе слов (ver-achten, er-rei- chen, be-schließien, Haus-tür) не соблюдается в словах He-bel, freu-dig, Kin-der, Mäu-se.В грамматике парадоксы довольно часты и разнообразны. Четкие правила употребления артикля нарушаются, например, припоявлении определенного артикля с именем собственным, что в принципе без определений не допускается, причем с противоположными функциями: dieWeigel, die Ра-lucca (с почтением о женщинах-знаменитостях!)2, derThomas, dieKati, dieSchmidt, derKunze (фамильярно о близких). Обычно отсутствующий в обращении артикль появляется в просторечной угодливой речи: Siewiinschen, dieDame? Wohin soli es gehen, die Herrschaften? Darf ich Ihnen helfen, der Herr? Названия близких родственников могут употребляться без артикля, функционально сближаясь с именами собственными: IchsagdasBruder, dannerlebstduwas! FragdasMutti. Когда нарицательное существительное берет на себя функцию имени собственного, артикль опускается: InMittewurdeeinneuesRestauranteingeweiht. Антропонимы с артиклем обозначают названия произведений:DenNathanvonLessinglesenwirmorgen. Die Piccolomini habe ich nie auf der Biihne erlebt. Der Ottokar Domma wurde verfilmt.Определенный артикль может появиться у антропонимов для конкретизации множественного числа (dieGrimm, dieHumboldt) или женского рода, когда по одной фамилии нельзя установить, что говорится о женщине (dieKunze, dieMüller).Реликтовая грамматическая категория рода имен существительных может считаться некоторым недоразумением, особенно когда она присуща словам неодушевленным и абстрактным. Нелогичен грамматический род, идущий вразрез с биологическим полом: dasWeib, dasMädchen, dieStreife, dieWaise, dasHuhn.Парадоксальны метаморфозы рода при транспозиции номинаций из одной сферы в другую. Мужской род меняется на женский в названиях пароходов: die «SchotaRustaveli», die «Surikow», die «GrafSpee», derStappellaufder «HeinrichHeine»; средний род — на женский: die,,Hessen», die «Bremen», die «Deutschland». Марки самолетов преимущественно женского рода: dieTU, dieIL, dieBoeing, dieAdler, diePfeil, dieStorch; автомобилей — мужского рода: derWartburg, derWolga. Названия населенных пунктов и городов, как правило, среднего рода, несмотря на то, что главная основа сложного слова была мужского или женского рода: dasschoneFreiberg, dasalteSalzburg. Отступление от первоначального рода наблюдается в производных словах: derSchrei — dasGeschrei, dieWoche — derMittwoch, dieScheu — derAbscheu.Согласно «Дуден-Грамматик» 1984, колебание оформления грамматическим родомимеется в 108 словах с одинаковым значением (типа der, dasGelee), в 37 pродственных словах с разным значением (типа derBauer — крестьянин, dasBauer —клетка для птиц), в 21 случае с неродственными словами, имеющими разные значения (типа das Тог — ворота, derTor — глупец), в 40 родственных словах как с одинаковым значением (dieHacke, derHacken — пятка), так и с разным (dieRuine руина, derRuin — банкротство). С позиций нормы едва ли является положильным то, что в немецких существительных имеется вариантность оформления грамматического рода одного и того же слова.Алогичные непоследовательности в категории числа имен существительных прослеживаются в словах, употребляемых только во множественном числе: Altwaren, Ferien, Kosten, Masern, Tropen, Spirituosen и др. В «Дуден-Грамматик» 1984 приводи 132 таких слова, из них 50 не исключают и форму единственного числа. Весьма разнообразны приросты смысла, например, во мн. числе фамилий: dieBuddenbrooks — семья Будденброков, dieNachbars — семья соседей, dieWeinerts — артисты ансамбля имени Э. Вайнерта, dieMüllers — члены бригады Мюллера, dieGorkis — работники Берлинского театра имени М. Горького горьковцы; dieLennons — поклонники шансонье Леннона; мн. число имен собственных со значением такой, как: DieGoethesfindenSieunterdiesenDichternnicht. Die Hitlers kommen und gehen, und deutsche Volk bleibt (E. Thälmann) илидинастии: die Habsburgs, die Hohenzollern. Мн. числоотименвещественныхприобретаетдополнительныйсмысл «разновидности», «сорта»: Weine, Mehle; отабстрактных — значение «проявления», «акты», «виды»: die Leiden — болезни, die Grausam- keiten — зверства, die Schönheiten einer Landschaft — разныестороныкрасоты (красоты) ландшафта, die Tugenden — разныевидыдобродетели. Нередка лексикализация форм множественного числа: dieTropfen — капли (лекарство), dieSeifen —моющие средства.

Литература:

  1. Одинцов В. В. Лингвистические парадоксы. — М., 1982.
  2. Lichnowsky М. Worte iiber Worter.— Wien, 1949,— S. 63.
  3. Суперанская А. В. Общая теория имени собственного. — М,: 1973.— С. 287.
  4. Девкин В. Д. Асимметрия означающего и означаемого // Коммуникативно-прагматический аспект предложения в немецком языке. — М., 1984.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle