Библиографическое описание:

Саидова З. Э. Феномен креолизации текста в сетевом дискурсе // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 1490-1493.



Статья посвящена изучению феномена креолизации в языковом пространстве Интернет-коммуникации. Отдельное внимание уделяется проблеме разграничения понятий «поликодовый текст» и «креализованный текст».

Ключевые слова: креолизация, сетевой текст, креолизованный текст, интернет-коммуникация, поликодовый текст, гибридный текст, устно-письменная речь, визуализация, мем, эмотикон.

В традиционной лингвистике принято было говорить о двух разновидностях текста: лингвистические (вербальные) и экстралингвистические (невербальные). В современной лингвистике всё чаще говорят о смешанных текстах с преобладанием либо вербальных, либо невербальных компонентов. Такой тип текста характерен, в частности, для Интернет-коммуникации.

Распространение в лингвистике получил термин, введенный Ю. А. Сорокиным и Е. Ф. Тарасовым, — «креолизованный текст». Для обозначения же участия в создании текста элементов разных знаковых систем используется термин «креолизация» [4]. К такого рода креолизованным текстам относят афиши, транспаранты, листовки, комиксы, карикатуры, плакаты, кинотекст и электронные тексты, которые и являются предметом нашего исследования.

Креолизация имеет универсальный характер и тесно связана с прогрессирующей интернационализацией и глобализацией. О глубинном и разностороннем характере происходящих процессов можно судить по резко возросшему в последние годы количеству исследований, посвященных различным аспектам креолизации.

Фундаментальным исследованием креолизации коммуникативного пространства стала работа Е. Е. Анисимовой [1], в которой освещены ведущие традиции изучения паралингвистических средств в рамках мировой и отечественной лингвистики.

Следует отметить, что в центре внимания ученых оказались примеры синтеза языковой и визуальных знаковых систем. Рост интереса к проблеме визуализации обусловлен целым рядом фактором, но в первую очередь требованиями современной коммуникации: именно понимание того, что глобальный мир ориентируется на визуальный способ представления информации», привело к обоснованию необходимости выделения в рамках современной науки понятия визуальности. Сетевой текст, с нашей точки зрения, является примером наиболее активной визуализации.

Ю. А. Сорокиным и Е. Ф. Тарасовым опрелетяют креолизованные тексты как ««тексты, фактура которых состоит из двух и более негомогенных частей (вербальной языковой (речевой) и невербальной (принадлежащей к другим знаковым системам, нежели естественный язык)» [4].

Этот термин использовался в качестве рабочего многими современными исследователями, в том числе Е. Е. Анисимовой [1], которая относит креолизованные тексты к числу паралингвистически активных текстов.

Однако другие ученые не раз поднимали вопрос о терминологической неточности данного определения, используя другие термины для описания схожих лингвистических явлений.

М. Б. Ворошилова в своей монографии «Политический креолизованный текст: ключи к прочтению» отмечает, что только в российском научном дискурсе более 20 вариантов термина «креолизованный текст», среди которых синкретический, семиотически осложненный, поликодовы или дикодовый, полимодальный, бимедиальный или полимедиальный, мультимедиальный, гетерогенный, контаминированный, интерсемиотический, гибридный, супертекст и мн.др. [2]

Следом за М. Б. Ворошиловой стоит отметить, что термин «поликодовый» является наиболее частотным из всех приведенных и нередко используется как по-своему «примиряющий» различные научные направления, что обусловлено его «нейтральной» формой, отражающей только один, центральный и основообразующий признак анализируемых текстов — поликодовость, сочетание знаков различных семиотических систем [2]. Чернявская В. Е., размышляя о феномене смешанного текста, отмечает, что термин «поликодовость» намного «более точно и менее натянуто, чем упоминавшийся термин «креолизованный текст», передает суть рассматриваемого феномена» [5]. Такое мнение нам кажется вполне справедливым. В нашем представлении оба термина имеют право на существование, так как описывают хоть и схожие явления, но с несколько различными целями. «Поликодовость» представляется нам характеристикой любого текста, для построения которого были использованы элементы разных знаковых систем. Для обозначения текстов, в структуре которых знаки различных семиотических систем вступают в более сложные отношения — взаимовлияния, взаимодополнение и т. д., — целесообразно сохранить метафорический термин, предложенный Ю. А. Сорокиным и Е. Ф. Тарасовым, — «креолизация» [4].

К средствам креолизации вербальных текстов относятся различные изобразительные компоненты, наряду с вербальными и оказывающие существенное влияние на интерпретацию текста, а также все технические моменты оформления текста, влияющие на его смысл. Среди них следует назвать: шрифт, цвет, фон текста, средства орфографии, пунктуации и словообразования, иконические печатные символы (пиктограммы и идеограммы) графические средства (изображения, иллюстрации, нетрадиционная структура текста) и т. п.

В рамках сетевых текстов креолизация выполняет достаточно значимую роль: паралингвистические единицы дополняют и конкретизируют лингвистические, привлекают внимание читающего, способствуют выражению авторской художественной интенции. Наиболее часто в сетевых текстах наряду с орфографическими, пунктуационными и лексическими средствами используются аватары, эмотиконы, мемы, различные шрифты.

Эмотиконы (смайлики), не являясь речевыми единицами, представляют собой попытку имитации участниками компьютерного дискурса физиогномики и чаще всего выполняют экспрессивную и эмотивную функции. Их набор нельзя четко ограничить в количестве, так как в сетевом общении то и дело появляются новые смайлики, выражающие новые интонационные и эмоциональные отношения к высказыванию (грусть, печаль, восторг, радость, воодушевление и др.). К ним также можно отнести появившиеся не так давно смайлики стандарта эмоджи, выражающие различные эмоции и даже заменяющие отдельные предложения.

Мы считаем целесообразным отнести к средствам креолизации текста интернет-мемы. Понятие «интернет-мем» (от англ. Internet meme) возникло в середине первого десятилетия XXI века и впервые было употреблено в книге американского этолога, основателя меметики, Ричарда Докинза “The Selfish Gene” («Эгоистичный ген») [3]. В ней он называет «мемом» результат культурной эволюции человека, «единицу культурной информации», которая находится в мозгу, способна мутировать и быстро «размножаться» (он называет это репликацией). Он рассматривает мемы как закономерности, способные влиять на своё окружение и обладающие способностью к размножению — репликации. Интернет-мем может представлять собой информацию, спонтанно ставшей популярной в Сети, причем она может быть представлена как в форме изображения, так и аудио- и видео-файла, и даже просто фразы.

К популярным словам и фразам в Интернет-коммуникации можно отнести такие, как «баян», «Капитан Очевидность или кэп», «превед», «дык, и т. д. Слово «баян», прочно вошедшее в Интернет-жаргон, изначально имело значение «старая, надоевшая шутка», однако позднее оно стало употребляться в отношении любого информационного материала, известного большинству участников обсуждения. «Капитан Очевидность» — интернет-мем, используемый в качестве саркастического замечания кому-либо при сообщении очевидных вещей, «дык» — выражение, указывающее на полную уверенность говорящего в своей правоте, не требующую дальнейших пояснений.

Одной из самых распространенных форм Интернет-мемов на сегодняшний день считаются эдвайсы, т. е. графическая форма мемов, представленных в картинках, плакатах, комиксах. При правильном использовании эдвайсы могут являться сильным общественным инструментом выражения своих мыслей. Иногда они носят серьезный мотивирующий характер, а иногда юмористический. В качестве примера следует упомянуть эдвайс под названием «Узбагойся», стремительно набравшее популярность осенью 2013 года. Он представляет собой имидж-файл с изображением лемура, страдающего врожденным дефектом речи (данный образ взят из мультипликационного фильма «Пингвины Мадагаскара»). Изначально этот мем употреблялся по отношению к людям, находящимся в состоянии нервозности, но позднее, обретая всё большую популярность, он приобрел различные производные с заменой глухих согласных на звонкие: «Я збогоен», «Узбегиздан — замая збогойная резбублига» и т. д.

Примечателен тот факт, что многие из вышеперечисленных паралингвистических средств проникают в ситуации реального общения и получают качественно новые характеристики. Например, популярно использование всё той-же фразы-мем «Узбагойся» и в разговорной речи, когда говорящий хочет успокоить нервного собеседника. При этом, зачастую говорящий копирует манеру, мимику и жест всем известного лемура, таким образом достигая узнаваемости. Тем не менее, только в Интернет среде данный феномен способен продолжать жить и развиваться.

Таким образом, креолизованный текст является важнейшим средством самовыражения личности в виртуальном пространстве. Такие средства креолизации, как мемы и эмотиконы помогают коммуникантам достичь успеха в коммуникации при минимальном использовании лингвистических ресурсов.

Итак, определения «поликодовый», «семиотически осложненный» текст представляются наиболее предпочтительными для обозначения родового понятия негомогенных, синкретических сообщений (текстов), образуемых комбинацией элементов разных знаковых систем при условии их взаимной синсематии, т. е. при одинаковой значимости всех знаковых систем, участвующих в оформлении данного сообщения (текста), при невозможности замены или пропуска одной из них.
Однако термин «креолизованный текст» более точно характеризует степень взаимовлияния соприкасаемых семиотических систем. В сетевом дискурсе креолизация проявляется в повсеместном использовании таких графических и мультимедийных средств, как моджи, эмотиконы, мемы, аватары и т. п., которые упрощают процесс самовыражения и взаимопонимания.

Литература:

  1. Анисимова Е. Е. Лингвистика текста и межкультурная коммуникация (на материале креолизованных текстов). Учеб. пособие для студентов факультетов иностр. языков вузов. М.: Academia, 2003. 128 с.
  2. Ворошилова М. Б. Политический креолизованный текст: ключи к прочтению: моногр. / Урал. гос. пед. ун-т. — Екатеринбург, 2013.
  3. Докинз Р. 2013. Эгоистичный ген. М.: АСТ: CORPUS, 512 с.
  4. Сорокин, Ю. А. Креолизованные тексты и их коммуникативная функция / Ю. А. Сорокин, Е. Ф. Тарасов // Оптимизация речевого воздействия. — М., 1990.
  5. Чернявская, В. Е. Поликодовое пространство текста: лингвосемиотическая парадигма языкознания / В. Е. Чернявская // Язык в парадигмах гуманитарного знания: XXI век: сб. науч. ст. / под общ. ред. д-ра филол. наук В. Е. Чернявской и д-ра филол. наук С. Т. Золяна.— СПб.: Изд-во СПбГУ-ЭФ: Лингва, 2009. — С. 23–37.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle