Библиографическое описание:

Кривенцева С. И. Проблемы реализации и защиты гражданских прав и надлежащего исполнения гражданских обязанностей // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 1004-1008.



В условиях глобальной интеграции мирового пространства, усиления позиций Российской Федерации на мировой арене особо обращают на себя внимание проблемы реализации и защиты гражданских прав и надлежащего исполнения гражданских обязанностей. Да, ч. 1 ст. 1 Конституции РФ позиционирует Россию как демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. Но можем ли мы на деле без всякого лукавства назвать наше государство подлинно правовым? Или мы только на пути к такому государству? Вопрос.

Первым делом следует разобраться, что, собственно, представляет собой правовое государство, какое государство может гордо именоваться таковым. В научной литературе существует множество точек зрения на этот счёт. Я, в свою очередь, придерживаюсь позиции В. Л. Кулапова, который под правовым государством понимает «демократическое государство, в котором политическая власть ограничена правом, выражающим волю всего общества, где создаются все условия для наиболее полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина» [4, с. 93]. Считаю совершенно справедливым его мнение о том, что деятельность подобного государства должна быть направлена, в том числе, и на расширение и стабилизацию круга социально-полезных и правомерных общественных отношений, для чего предполагается повышение качества правового регулирования. Но можем ли мы говорить о подлинно высоком качестве правового регулирования? О том, что на данный момент времени мы имеем все условия для наиболее полного и всестороннего обеспечения прав и свобод человека и гражданина?

Рассмотрим, к примеру, вопрос о способах защиты гражданских прав. Ч. 2 ст. 45 Конституции РФ гарантирует нам возможность защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещёнными законом. В свою очередь, Гражданский кодекс РФ уже существенно сужает круг способов, доступных лицам для защиты своих прав и свобод, ограничивая их лишь теми, что указаны в законе (ст. 12 ГК РФ), оставляя, таким образом, ряд способов «за бортом». Налицо явное противоречие положений Гражданского кодекса РФ Конституции РФ, а следовательно, упущение законодателя. Какая логика в сужении круга способов защиты гражданских прав и свобод? [2, с. 29] Отрасль права содержит систему норм, «на основе которых конструируются правоотношения, определяются права и обязанности их участников» [8, с. 51]. В зависимости от содержания положений норм отрасли права, от их направленности ту или иную отрасль относят либо к отраслям преимущественно с обязывающим регулированием, либо преимущественно с запрещающим или же дозволительным регулированием. Таким образом, получается, что, так как гражданское право — отрасль преимущественно диспозитивная, результат регулирующего воздействия этой отрасли должен носить не запрещающий или ограничивающий, а дозволительный характер, должен наделять субъекта гражданских правоотношений определённым правом [8, с. 51–52]. В этом случае становится ясно, что недопустимо ограничивать выбор субъекта гражданских правоотношений только способами, прямо прописанными в законе. Очевидно, что правильнее было бы со стороны законодателя предусмотреть последний абзац ст. 12 ГК РФ в следующей формулировке: «иными способами», избавив, таким образом, эти способы от обязанности быть указанными в законе. «Исходя из своей направленности, функций, именно цивилистика в первую очередь должна следовать названному правилу, указанному в ч. 2 ст. 45 Конституции РФ» [2, с. 30].

В науке также поднимаются и иные проблемы, указывающие на пробелы в гражданско-правовом регулировании. Так, Е. В. Вавилин обращает внимание на то, что существует проблема касательно возможности отказа от защиты нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. Он отмечает, что в ряде случаев отказ субъекта от защиты своего права может повлечь ущемление интересов государства и общества. Так, например, в случае отказа государственного или муниципального унитарного предприятия от предъявления претензии к нарушителям своих прав может произойти вполне законное уменьшение государственной собственности, что является прямой предпосылкой ущемления интересов миллиона граждан. Допустим, переведя определённые денежные средства по вполне легальной сделке (купле-продаже и др.) тому или иному юридическому лицу, предприятие может не предъявлять к должнику, не исполнившему или должным образом не исполнившему своей обязанности, иск. Закон не обязывает его это делать. «Представляется, что гражданское и процессуальное право (в частности, ст. 4 АПК РФ) должно быть дополнено положениями об обязанности государственных и муниципальных унитарных предприятий обращаться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов».

Также достаточно спорная ситуация с прощением долга, ведь это право даётся кредитору ст. 415 ГК РФ. Ведь на практике может сложиться ситуация, когда это право будет принадлежать тому же государственному или муниципальному унитарному предприятию. Что ему стоит простить долг частному лицу? В ряде случаев — ничего. Юридически в соответствии со ст. 295 ГК РФ такая возможность у него имеется. Без согласия собственника, т. е. государства или муниципального образования, соответствующими организациями может быть подарено движимое имущество, находящееся на праве оперативного управления у государственного или муниципального унитарного предприятия, а также имущество, полученное учреждением от разрешенной ему хозяйственной деятельности (п. 2 ст. 298 ГК РФ). Очевидно, что нельзя ставить знак равенства между частными и публичными интересами. «Требуется учитывать специфику различных форм и видов собственности. Представляется, что свободное осуществление права прощения долга должно быть предоставлено только гражданам и неправительственным коммерческим и некоммерческим организациям. Гражданский кодекс РФ должен быть дополнен положением о том, что государственные и муниципальные унитарные предприятия, которым имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, а также государственные и муниципальные учреждения не могут прощать долг без согласия собственника» [2, с. 30].

На сегодняшний день, анализируя положения норм гражданского права, можно увидеть, что по большей части они закрепляют определённые права и обязанности, принадлежащие субъектам гражданских правоотношений, но никак не механизм их реализации. «В гражданско-правовой доктрине должно быть зафиксировано: право гражданина или юридического лица считается осуществленным с момента не только юридической, но и фактической реализации тех правовых и социально-экономических возможностей, которые предоставляются правом (указанное правило целесообразно закрепить в п. 3 ст. 9 ГК РФ)». В гражданско-правовых нормах ничего не говорится о том, что права, которые были нарушены, могут считаться полностью восстановленными в том случае, если будет осуществлена и реализована их юридическая и фактическая защита, а ведь данное положение было бы вполне целесообразно предусмотреть в качестве п. 3 ст. 11 ГК РФ. Что толку от правоприменительных актов, к примеру, от судебных решений, если на бумаге — право восстановлено, но на деле же такого восстановления, защиты не произошло? [1, с. 120] Ведь в России по статистике исполнения решений судов по гражданским спорам исполняется только каждый третий такой правоприменительный акт [7]. Наша страна находится на втором месте по количеству жалоб на неисполнение судебных решений после Турции [6]. Получается, что в львиной доле случаев мы попросту не можем должным образом реализовать своё право на судебную защиту, дарованное нам ст. 46 Конституции РФ, и, таким образом, значительная доля наших субъективных прав носит лишь декларативный характер. Боюсь, что эти показатели не позволяют без зазрений совести назвать Российскую Федерацию государством подлинно правовым. Директор Федеральной службы судебных приставов, главный судебный пристав Российской Федерации А. О. Парфёнчиков предлагает использовать в отношении должников «драконовские меры» (ограничения в водительских правах и др. — до недавнего времени такая такой практики в нашей стране не было), ссылаясь на опыт более успешных по исполнению судебных решений стран (Финляндия, Швеция, Израиль и др.), где такие меры применяются. «Мы до сих пор не можем определиться, лишать ли нам должников водительских прав или нет, а в Израиле лишают — и без всяких дискуссий. Не платишь — ходи пешком. Они еще и полностью блокируют банковские карты должников, и никого не интересует, на что живет человек, — такая идеология», — подчеркнул Парфёнчиков [7].

Отмечу, что вступил в действие Федеральный закон от 28 ноября 2015 г. № 340-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон «Об исполнительном производстве» и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Теперь у судебных приставов имеется возможность временно ограничить должников в пользовании правом управления транспортными средствами (автомобилями, воздушными судами, судами морского, внутреннего водного транспорта, мотоциклами, мопедами и легкими квадрициклами, трициклами и квадрициклами, самоходными машинами) до исполнения требований исполнительного документа в полном объеме либо до возникновения оснований для отмены такого ограничения. Речь идёт о требованиях о взыскании алиментов и требованиях неимущественного характера, связанных с воспитанием детей; о возмещении вреда, причиненного здоровью, возмещении вреда в связи со смертью кормильца, возмещении имущественного ущерба или морального вреда, причинённых преступлением; о взыскании административного штрафа, назначенного за нарушение порядка пользования специальным правом.

Важно, что законом предусмотрен ряд исключений для применения временного ограничения в пользовании транспортным средством — такое исполнительное действие не может применяться в случае: если установление ограничения лишает должника основного законного источника средств к существованию; если использование транспортного средства является для должника и членов его семьи единственным средством для обеспечения их жизнедеятельности с учетом ограниченной транспортной доступности места постоянного проживания; если должник является лицом, которое пользуется транспортным средством в связи с инвалидностью, либо на иждивении должника находится лицо, признанное инвалидом I или II группы либо ребенком-инвалидом; если сумма задолженности по исполнительному документу (исполнительным документам) не превышает 10 тыс. руб.; если должнику предоставлена отсрочка или рассрочка исполнения требований исполнительного документа.

Вместе с этим вводится административная ответственность за нарушение данного ограничения — обязательные работы на срок до 50 часов или лишение права управления транспортным средством на срок до одного года (ст. 17.17. КоАП РФ) [3].

На мой взгляд, вполне похвально. Очевидно стремление законодателя повысить эффективность правового регулирования касательно исполнения обязанностей, реализации прав и их защиты. Считаю, что применение подобных мер вполне оправдано. Человек, нарушая чьи-либо права и отказываясь должным образом исполнить свою обязанность по их восстановлению или компенсации, будет знать, на что он идёт, чем это ему грозит, и в следующий раз уже задумается, какой способ поведения — правомерный или нет — ему выбрать. Таким образом, как мне кажется, вполне возможно воспитать у человека ответственное, может быть даже и уважительное отношение к праву, ведь одна из функций гражданского права — воспитательная. «С целью дальнейшего совершенствования законодательства предлагается внести дополнение в абзац 2 п. 1 ст. 12 Федерального закона «О судебных приставах», а именно после слов «судебный пристав-исполнитель: принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов» добавить «принимает меры по реальному (фактическому) исполнению судебных решений». Кроме того, целесообразно включить в главу вторую ГК РФ отдельную статью с названием «Исполнение гражданских обязанностей». В данной статье необходимо предусмотреть определение и основополагающие принципы исполнения гражданско-правовых обязанностей, в частности общий принцип гражданского права, по которому исполнение субъективной гражданской обязанности считается осуществленным, т. е. достигшим своей правовой цели, с момента формального и фактического должного, требуемого поведения» [2, с. 31].

Выше я уже упомянула, что, к сожалению, на деле ряд наших прав носит лишь декларативный характер. Например, согласно ч. 1 ст. 40 Конституции РФ каждый имеет право на жилище и никто не может быть произвольно его лишён. Но практика показывает нам, что на деле не всё так просто и не всегда каждый из нас способен реализовать это право. При покупке жилья ни банки, ни риелторы, ни органы государственной регистрации — никто не гарантирует «чистоту» квартиры. Так, в подмосковном г. Реутов продаются квартиры со скрытым обременением — наследниками продавца, который, как оказалось, уже давно является умершим, а представляло его при совершении сделки купли-продажи некоторое доверенное лицо. Долгие и долгие годы добросовестным покупателям теперь придётся доказывать своё право на это жильё в суде, хотя перед сделкой и банк, и риэлтерское агентство уверяли покупателей, что квартира не имеет никаких обременений. В Москве два собственника выписали третьего собственника из квартиры без его согласия, а затем продали её. Соответственно, «выписанный» собственник сейчас заявляет о своих правах на эту квартиру и уже принудительно выселил добросовестных приобретателей из этого жилья, заняв квартиру целиком. В г. Энгельс Саратовской области была продана квартира в строящемся доме, которую перед продажей проверили все возможные инстанции, а после продажи выяснилось, что данная квартира находится в залоге у банка. В хакасском г. Саяногорск внучка продала квартиру своей бабушки, обманом «подсунув» той на подпись документы о продаже. В итоге, бабушку выселили из этой квартиры, а по закону (ст. 35 ЖК РФ и др.) выселение происходит без предоставления иного жилого помещения. Адвокат А. А. Добровинский заявляет о том, что в России 99 % населения юридически «девственно», поэтому нашим гражданам перед совершением важных сделок необходимо обращаться к помощи юристов. Он негодует, почему население нашей страны неохотно это делает [5]. Мне понятна его позиция, но в то же время и понятно поведение наших граждан. Услуги юриста навряд ли можно назвать дешёвыми, учитывая сложную социально-экономическую ситуацию в стране. Но уже не раз опыт показывает, что, как гласит народная мудрость, скупой платит дважды, поэтому лучше при совершении ответственных сделок всё же привлекать юридически грамотных специалистов. Также, на мой взгляд, в законодательстве следовало бы закрепить юридическую ответственность лиц, проводящих совершение подобных сделок, например, в размере стоимости квартиры, которая покупается по данной сделке. Уверена, что в таком случае и банки, и риэлтерские агентства, и органы государственной регистрации намного ответственнее относились бы к проверке документации, необходимой для законного совершения сделок, ведь п. 3 ст. 1 ГК РФ и ряд иных статей обязывает участников гражданского оборота действовать добросовестно. В противном случае, подобный беспредел и дальше будет иметь место.

Помимо пробелов в законодательном регулировании, невысокой правовой культуры наших граждан на мой взгляд на невозможность полноценно реализовать своё право или восстановить его, если оно было нарушено, на неответственное отношение к своим обязанностям влияет также и безразличие общественности, иное воспитание наших современников в отличие от предыдущего поколения. Сейчас всё больше наблюдается разобщённость людей, стремление к удовлетворению сугубо личных интересов. Со слов моих старших родственников я знаю, что в случае с бабушкой, внучка которой продала её квартиру, в прежние времена общественность давно бы осудила и застыдила такую нерадивую родственницу да так, что у той и мысли бы не было таким образом поступать. Но в наше время мы имеем дело с иным отношением общественности к подобным ситуациям: каждый занят своим делом, своими проблемами, и до проблем ближнего ему не всегда есть интерес, а это не есть хорошо. Да, возможно, воспитание и мораль — не такие мощные и императивные регуляторы, как закон, но всё же в ряде случаев они могли бы помочь избежать нарушений прав и законных интересов.

Таким образом, подводя итог всему вышесказанному, я вижу три основные проблемы невозможности в ряде случаев реализации и защиты гражданских прав и надлежащего исполнения гражданских обязанностей: законодательные пробелы, отсутствие у подавляющей части населения достаточного уровня правовой культуры и недостаточно совершенное воспитание, зачастую не имеющее своей целью привить человеку чувство единства с другими людьми, внимания и участия. Решая эти проблемы, Российская Федерация из стадии становления сможет перейти на стадию завершения стремления к становлению государства, в котором господствует право, где имеются все условия для реализации человеком своих законных возможностей.

Литература:

  1. Вавилин Е. В. Концептуальные вопросы осуществления и защиты гражданских прав / Е. В. Вавилин// Ученые записки Казанского государственного университета. Серия Гуманитарные науки. Том 150. Книга 5. — Казань: Казанский государственный университет им. В. И. Ульянова-Ленина, 2008. — 250 с. — С. 116–122.
  2. Вавилин Е. В. Проблемы защиты гражданских прав / Е. В. Вавилин // Бюллетень нотариальной практики. — М., 2008. — № 2. — С. 29–31.
  3. Вступил в силу закон о лишении права на управление транспортным средством за долги по исполнительным документам // Информационно-правовой портал ГАРАНТ.РУ. URL: http://www.garant.ru/news/689545/ (дата обращения: 14.05.2016).
  4. Кулапов В. Л. Теория государства и права: Электронный учебник. Саратов Изд-во ФГБОУ ВПО «СГЮА», 2011. — 486 с.
  5. Осторожно, мошенники! Нехорошая квартира // Телеканал ТВЦ. URL: http://www.tvc.ru/channel/brand/id/32/show/episodes/episode_id/44432/ (дата обращения: 10.05.2016).
  6. Пиррова победа: судебное решение без исполнения. Защита на уровне ЕСПЧ // Статьи и брошюры. URL: http://www.roche-duffay.ru/articles/private_nef.htm#_ftn1 (дата обращения: 9.05.2016).
  7. Приставы посягнут на права // газета.ru. URL: http://www.gazeta.ru/social/2014/01/30/5876061.shtml (дата обращения: 9.05.2016).
  8. Яковлев В. Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. — Свердловск, 1972. — 212 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle