Библиографическое описание:

Киселева Н. Е. Героика и драматизм в алтайской графике второй половины ХХ — начала XXI вв. // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 1401-1404.



The article reveals the relevance of this topic, traced the path of formation and development of graphics in the visual arts of Altai, revealed the names of the leading artists of the Altai-graphs, determine the role and significance of the historical genre, which reflects the continuity of treatment to the subjects of national history, the history of the region, the history of Altai art, as well as the role and position of graphics in Altai fine art.

Key words: fine art, Altai, graphics, heroics, drama, and graphic artists.

Актуальность исследования, посвященного проявлению героико-драматической тематики в алтайской графике второй половины ХХ — начала XXI вв., обусловлена обостренным вниманием современной науки к проблемам развития региональной культуры, к выявлению столичных и региональных взаимовлияний и связей в сфере культуры и искусства, а также развитием современного информационного общества и глобализацией, побуждающими пристально и обстоятельно исследовать проблему взаимодействия художественных традиций, в частности, степени влияния русской художественной традиции на творческий метод и стиль сибирских художников второй половины ХХ — начала XXI веков.

Прежде чем перейти к раскрытию этого вопроса, необходимо показать насколько, или в какой степени развития находился этот жанр во второй половине ХХ века.

Каталоги выставок прошлого столетия показывают нам, что своё развитие на Алтае графика получила к середине 1960-х годов, когда в край приехали после получения художественного образования из Казани, Палеха, Иванова, Москвы и других культурных центров России А. К. Дерявский, В. А. Раменский, Ю. Б. Кабанов, Б. Н. Лупачёв, Е.Еврасов, В. П. Туманов [1], которые составили ядро Алтайской организации союза художников РСФСР. К этому времени графика, во всём разнообразии её техник, в конце прошлого столетия оказалась забытой, но работы таких сложившихся художников, как Ю.Кабанов, тонкие акварели В.Туманова, В.Раменского, книжные иллюстрации Б.Лупачёва, А.Курдюмова и В.Кашкарова привлекают внимание современного зрителя. В оформлении и иллюстрировании книг они используют традиционные уникальные техники — рисунок пером, кистью, карандашом, акварелью, а также техники тиражной графики — офорт, линогравюру, ксилографию, литографию.

Во второй половине ХХ века на Алтае получило развитие искусство станковой и книжной графики. Алтайская книжная графика начиналась с с обложки к книге стихов «Лесные доктора», выполненной Илзе Рудзите (Москва, выставка 1965 г.) и с иллюстраций к книгам Алтайского книжного издательства художников С. Савчука и Г. Тарского. В 1970–1980-е годы интерес к искусству книжной графики проявляют выпускники Новоалтайского художественного училища: А. Е. Емельянов, А. В. Курдюмов, В. А. Кашкаров, Р. И. Хайрулинов. Крупнейшим мастером книжной графики и книжного дизайна на Алтае является В. А. Раменский (оформление поэмы Ильи Мухачева «Демжай-алтаец», сборник рассказов «Осенью» В. М. Шукшина (1976), «На исток-речушку к детству моему» В. С. Золотухина).

Исторический жанр рожденный на Алтае, воспринял и интерпретировал на основе особенностей исторического прошлого Алтайского края, неповторимости географической среды, уникальности творческих индивидуальностей, традиции русской исторической живописи. Преемственность проявилась в обращении к сюжетам национальной истории, присутствии в многофигурных исторических полотнах образа народа («хоровое начало»), в высоком статусе исторической картины. Трагизм, героика, драматизм зачастую наполняют произведения алтайских художников. Трагические мотивы для своих работ они черпали в истории края, в истории его обновления, что придает этим произведениям уникальность. В искусстве Алтая отразились ключевые моменты исторической памяти народа, среди них — великая память о Великой Отечественной войне 1941–1945 годов (Г. Ф. Борунов — «9 мая. Рядовые победы», А. П. Ботев — «Сестры милосердия», «Год 1941.Начало войны», М. И. Викулин — «Солдат вернулся», «Сибиряки едут на фронт», И. С. Хайрулинов — «Тяжкая весть», «Вечное прощание»). Тема войны рефреном проходит через все городские и краевые выставки второй половины ХХ века [2, с.13–16].

Своё отражение в искусстве Алтая исследуемого периода нашла тема гражданской войны (Г. И. Гуркин — «Алтайские партизаны», Д. И. Кузнецов — «Партизанский дозор», А. Н. Борисов — «Расстрел улалинских партизан», Г. Д. Лавров — «Красный партизан Алтая», В. В. Карев — «Разведка»).

В станковой же графике широкое распространение получило создание тематических циклов и серий. Среди них цельностью и органичностью образов, содержания и формы выделяются графические листы художника– графика Ю. Б. Кабанова.Вего творчестве своё развитие получилаисторико — революционная тема, где в наибольшей степени обнажается драма, трагедия и героизм событий того времени — история борьбы алтайских партизан за Советскую власть. В своих произведениях он стремится отразить всю многогранность жизни. Кабанов обращается к различным графическим жанрам и технике — мелкие круглящиеся линии, линии разнообразные, то чёткие и энергичные, то нежные и тонкие служат главным изобразительным средством в творчестве художника. Серьёзность задачи, высокая идея задуманного побуждают художника строже отбирать выразительные средства, оттачивать профессиональное мастерство. Именно такой творческий подъём испытал Ю. Б. Кабанов, работая над серией линогравюр, посвящённой герою Гражданской войны главнокомандующему крестьянской Красной Армией Алтайского Округа Ефиму Мамонтову. Талантливый красный командир завоевал большую популярность. Он обладал бесстрашием, решимостью и энергией борца. После разгрома колчаковщины на Алтае в 1920 году добровольческая бригада сибиряков под командованием Е. М. Мамонтова участвовали в боях с Врангелем, вместе с другими частями Красной Армии штурмовали Перекоп. «Красивый человек!» — говорит о нём художник. Много времени посвятил он изучению конкретного материала о Е. М. Мамонтове и его друзьях, исследованию исторических и литературных источников, среди которых особенно полезными оказались произведения С. П. Залыгина и Г. В. Егорова. В процессе поиска материала к теме были встречи с людьми, рассказы очевидцев событий Гражданской войны на Алтае, помогали в осмыслении образа Е. М. Мамонтова и беседы с дальними родственниками героя, которых разыскал художник.

Линогравюры Ю. Б. Кабанова о Е. М. Мамонтове и его товарищах по борьбе носят былинно — песенный характер. Если Мамонтов — народный герой, отсюда не случайно обращение художника к мотивам народного творчества, в частности к лубку. Декоративные элементы — надписи, узоры, как бы обрамляющие листы, своеобразно оттеняют лаконичный и напряжённый графический язык композиций. И по своему ритмическому строю листы «Ефим Мамонтов», «Ефим со товарищами», «Твоё здоровье, Ефим!», «Арара»созвучны мелодии народной песни.

В годы гражданской войны песни рождались одна за другой, в том числе и в Сибири, на Алтае. В простых и сильных словах народ выражал свою волю к борьбе:

«Враг силён — не беда!

Пропадёт без следа,

Коли жаждет господства над нами…

…Мы землеробы, будем вольно

В родной Сибири нашей жить

И не дадим своё приволье

Ни отменить, ни заменить…»

В линогравюре «Ефим Мамонтов» (1969) мелодия звучит уверенная и смелая. Богатырский конь рвётся вперёд, но его порыв сдерживает сильная рука Ефима. Силуэты отрядов конницы на дальнем плане усиливают внутреннюю динамику образа — фигура всадника тяготеет к монументальности. В листе «Ефим со товарищами» мелодия нарастает, она слышится здесь торжественной, ровной и слаженной. Органически едины с народом могучий Ефим и его помощники. Необоримы в своём единстве эти разные люди: задорные и задумчивые, безусые и бородачи, в папахах и фуражках. В композиции нет ничего лишнего. Несколько многословней других гравюра «Твоё здоровье, Ефим!». В потоке света три фигуры, по-крестьянски угловатые, с могучими руками. Всё здесь серьёзно и основательно. Взаимное доверие и уважение, прочность отношений, связывающих этих людей, читаются в этом листе [3].

Сгустком убеждённой страстности и беспощадной решимости победить воспринимается линогравюра «Арара». Монолитным неудержимым потоком мчатся всадники. Строй — стену нельзя разомкнуть. Место павшего тотчас занимает новый боец. И, кажется, нет конца этой необоримой силе. Все листы серии о Ефиме Мамонтове хорошо скомпонованы, лаконичны, ёмки по содержанию.

Песенно-былинный строй гравюр о Е. М. Мамонтове помог художнику в его стремлении показать народный характер борьбы за Советскую власть, помог опоэтизировать образ народного полководца.

Серия линогравюр о Ефиме Мамонтове перерастает в большую работу, в которой оживают страницы историко-революционного прошлого Алтая. Тема Гражданской войны в творчестве Ю. Б. Кабанова получила своё развитие не только в линогравюре, но и в офорте. В течение 1980–1984 гг. он создал триптих «Красные конники», серию «Партизаны Алтая», портреты участников гражданской войны. В графических циклах и сериях художник развернул панораму революционных событий. В офортах сохраняется романтическое восприятие народной борьбы, но в то же время усиливается внимание художника к передаче характерных примет места действия, типичных обстоятельств, портретных черт и достоверности. В них особенно четко и талантливо осуществлен синтез фольклорных традиций и профессионального мастерства.

Героями новых графических листов, по-прежнему, остались партизаны Алтая. Среди них Пётр Клавдиевич Голиков — профессиональный революционер, Игнатий Владимирович Громов — командир партизанских дивизий, Фёдор Ефимович Колядо — командир партизанского отряда «красные орлы», Фёдор Степанович Гуляев — 60-летний крестьянин, спасший от белогвардейского погрома жителей села Бобровка, прозванный сибирским Сусаниным [4].

Ю. Б. Кабанов любит своих героев — командиров, комиссаров, рядовых партизан, хорошо знает их биографии, знаком с архивными документами и музейными материалами. В отряде «Красных орлов» комиссаром был профессиональный революционер, учитель из села Усть-Мосиха А. Данилов. Офорт «Выступление А.Данилова на базарной площади в селе Усть-Мосиха» воспроизводит этюд из жизни революционера, в котором оживают приметы времени становления Советской власти на Алтае. Композиция носит повествовательный, жанровый характер. Художник достоверно изобразил архитектурный облик площади с кирпичной церковью тяжёлых форм и бревенчатыми домами, слушателей, по-разному реагирующих на речь оратора.

Реальностью ситуаций и драматизмомотличаются листы триптиха «Разгром банды», серии «Партизаны Алтая».Ивсё — таки в большинстве работ преобладает романтический строй образов. Эпоха метила характеры общими чертами, и это общее стремился выразить Ю. В. Кабанов.

Триптих «Красные конники» включает листы «Под Красным знаменем», «Красные командиры», «Красные конники».Героев триптиха объединяет максимализм революционных устремлений, готовность к боевому подвигу.

Среди офортных портретов обращает на себя внимание портрет Е. М. Мамонтова. В нём ощущается связь с легендарным духом народной песни. И сейчас можно услышать, как поют в сёлах Алтая о партизане гражданской войны:

«Он коня оседлал своей мощной рукой

И помчался туда, где послышался бой…».

Не прошла эта мелодия мимо художника, зазвучала, ожила в его произведениях, сложившихся в художественную летопись гражданской войны на Алтае [5].

Уникальную страницу в искусстве алтайской графики представляет творчество выпускника Казанского художественного училища А. К. Дерявского. Наиболее полно он выразил себя как книжный иллюстратор (1956–1984), но его талантливые станковые произведения — серия гуашей «Память о войне», «Борис Годунов», серии «Деревенские будни», посвященные героизму и драматизму определенного исторического момента нашей страны, характеризуются высоким мастерством, эстетическим достоинством и выразительностью образов.

Таким образом, история края, история алтайского искусства — составная часть большого многонационального искусства нашей страны. Живописцы, графики, скульпторы на Алтае, как и другие художники в своих регионах, стремятся запечатлеть память событий трагических для края лет, воссоздать образы героев, оставить в памяти современников незабываемые страницы истории нашего народа, поэтому вполне закономерно и объяснимо присутствие мотивов героики и драматизма в изобразительном искусстве Алтая. Графика в своем становлении и развитии в алтайском изобразительном искусстве второй половины ХХ- начала XXI века заняла одно из ведущих мест и является важным звеном культуры Сибири. Уникальность творческих индивидуальностей, неповторимость природы Алтая, своеобразие художественных традиций определили самобытность алтайских художников-графиков [6]. Молодым художникам-графикам, художникам — иллюстраторам, дизайнерам Н. С. Зайкову, Р. И. Субракову, Е. А. Корчугановой и другим предстоит углублять и развивать графику как составную часть художественной культуры края, которую создавали несколько поколений их предшественников.

Литература:

  1. 1.. Киселева Н. Е. Исторические мотивы в произведениях алтайских художников во второй половине ХХ — начале XXIв. (статья) // Известия Алтайского государственного университета. Серия: история, политология. Барнаул: Изд –во: АлтГУ. — № 4/3. 2007. — С.103–107.
  2. Степанская Т. М. Формирование художественных традиций Алтая // Степанская Т. М., Нехвядович Л. И. Русская художественная традиция в искусстве Сибири (конец ХХ-начало XXI в.). Монография./Науч.Ред.проф. Т. М. Степанская.– Барнаул: Изд-во Азбука, 2009. — 202 с.
  3. Труды алтайских искусствоведов членов СХ СССР (50 лет Алтайскому краевому СХ РСФСР. 30-я краевая выставка. Каталог. Барнаул, 1991.
  4. Степанская Т. М. Юрий Борисович Кабанов. / Избранные статьи и очерки. — Барнаул, Изд-во АГУ. 2005. — 217 с.
  5. Степанская Т. М. Красные конники // Алтайская правда. — 1985. 7 сентября. — С.11
  6. Степанская Т. М. Традиции — актуальная проблема современности / Т. М. Степанская // Эдоковские чтения. — Горно-Алтайск, 2006.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle