Библиографическое описание:

Авдеев В. С. Анализ и управление рисками при разработке стратегии развития территории // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 565-568.



Анализ и управление рисками при разработке стратегии развития территории

В статье проводится анализ рискообразующих сфер на уровне территории. Обосновываются объективные и субъективные факторы, влияющие на интегральный показатель риска. Предложена основа классификации регионального риска.

Ключевые слова: управление рисками, структура рисков, стратегическое планирование.

Analyses of risk creating spheres on the regional level. Objective and subjective factors influencing the integral risk indicator are grounded. Regional risk classification base is offered.

Keywords: risk management, risk structure, strategic planning.

Становление рыночных отношений в России, неотъемлемой частью которых является конкурентная борьба за все виды ресурсов, от материальных до интеллектуальных, потребовало от местного сообщества осмысленного подхода к определению наиболее перспективных направлений развития территорий.

Результатом поиска такого рода направлений является, как правило, создание некоторого программного документа, обозначающего траектории развития субъекта на средне- и долгосрочную перспективу. Видимой тенденцией последнего времени при разработке подобных программ становится весьма четкое позиционирование места конкретного субъекта во внешней среде, причем именно в аспекте ее конкурентных преимуществ. В связи с этим стратегическое планирование и управление как реальные инструменты обеспечения развития сложных систем, к которым, несомненно, относится регион, с точки зрения увязки текущих задач с глобальными целями приобретают все большую актуальность.

В соответствии с поставленными стратегическими целями, будет логичным при выработке направления развития любой сложной системы попытаться определить угрозы и опасности, мешающие достижению запланированного результата, и конкретные риски, которые могут реализоваться на любой из траекторий развития.

В Концепции национальной безопасности России выделяются стратегические угрозы национальной безопасности России в следующих сферах жизнедеятельности государства: экономической, социальной, международной, оборонной, ресурсной, экологической. Данные угрозы создают опасность для жизненно важных сфер общества, и их реализация может существенно повлиять на устойчивое развитие страны в целом.

Необходимо заметить, что относительно трактовки понятия «опасность» в научной среде нет однозначного мнения. Так, в целом опасность определяется как потенциальный источник возникновения ущерба. В более конкретном смысле под термином «опасность» понимается ситуация в окружающей среде (природной и социальной), в которой при тех или иных условиях (случайного или детерминированного характера) возможна реализация нежелательных событий различного характера [1]. Таким образом, опасность представляет собой ситуацию, в которой могут возникнуть явления или процессы, способные наносить материальный и нематериальный ущерб, поражать людей, разрушительно действовать на окружающую среду. Мерой опасности является риск. Риск —это опасность, но опасность предполагаемая, известная. Отличие понятия «угроза» от понятия «риск» состоит в том, что угроза представляет собой предпосылку опасности, в то время как риск является конкретным, определенным выражением опасности. Исходя из этого для предотвращения негативных последствий, к которым может привести та или иная опасность, нужно изучить меру опасности, т. е. риск.

Нынешнее экономическое и политическое состояние России диктует необходимость использования новых подходов в государственном управлении, учитывающих реализацию рисков в различных сферах жизнедеятельности. Ряд исследователей приводят данные по выделению стратегических рисков и оценке их значимости для обеспечения национальной безопасности России в следующих сферах жизнедеятельности государства: политической, экономической, социальной, природно-техногенной, научно-технической [2].

Вместе с тем помимо стратегических рисков в масштабах страны существуют также стратегические риски, действующие в отношении входящих в состав России территориальных образований. Сходным в подобного рода рисках является то, что они напрямую касаются органов региональной и местной власти и самоуправления в части обеспечения функционирования жизненно важных сфер мерами безопасности и средствами устойчивого развития территорий. Среди стратегических рисков существуют общие для всех субъектов этого уровня. В то же время каждому субъекту Российской Федерации, области, городу, району, поселению присущ свой особый комплекс проблем, обусловливающий специфику обстановки и приоритеты угроз [3].

Такого рода риски можно считать системными, т. е. взаимосвязанными друг с другом, так как реализация одного из них влечет, как правило, реализацию других рисков. Поэтому при анализе конкурентоспособности субъекта необходимо использовать комплексный подход, представляющий собой изучение рисков в различных сферах с учетом их корреляции и возможной кумуляции.

Региональный срез оценки конкурентоспособности позволяет выделить следующие сферы жизнедеятельности региона, в отношении которых целесообразно проводить анализ присущих им рисков: социальная, экономическая, политическая, природно-климатическая, экологическая и организационно-управленческая. Величина и вес в интегральном показателе одного и того же риска для различных регионов будут различны. Следовательно, субъекты Федерации также можно классифицировать, объединяя в группы по значимости однотипных рисков. Кроме того, регионы России различаются по исходным условиям оценки, затрагивающим жизненно важные сферы.

В настоящее время известно несколько подходов к классификации регионов. Согласно теории регионов, макроэкономический подход включает четыре парадигмы: регион-квазигосударство, регион-квазикорпорация, регион-рынок, регион-социум. Данный подход основан на том, что практически все субъекты РФ могут рассматриваться в указанных выше аспектах. Однако, по мнению ученых, использования отмеченных парадигм недостаточно для учета специфики регионов и определения базового уровня того или иного риска. Как следует из задач перестройки инструментов проектно-программного управления экономикой страны и регионов, традиционная ставка только на развитие производственных факторов, производства, занятости и доходов неэффективна, поскольку не ведет к росту региональной конкурентоспособности и устранению региональных диспропорций [4]. Министерство регионального развития и торговли РФ разработало свой подход к классификации регионов, согласно которому все регионы России делятся на регионы —локомотивы роста, опорные регионы и депрессивные регионы. В особую группу выделены специальные регионы —территории со сложной политической обстановкой, низким уровнем развития экономики, высокой безработицей [5]. Целесообразность применения такого подхода обусловлена постановкой различных задач стратегического развития перед разными регионами, так как некорректно ставить одинаковые задачи развития перед всеми субъектами Федерации, так же как и сравнивать между собой регионы, имеющие различные возможности социально-экономического развития.

Тип региона позволяет определить его исходное место в классификации рисков и негативных факторов, оказывающих влияние на развитие конкретной территории России.

Эффективность системы оценки риска и управления им во многом обусловлена классификацией (структурой) уровней и видов риска. Для определения базового уровня риска используются, как правило, те параметры, которые изначально выделены как рискообразующие факторы. Анализ тенденций и траекторий развития региона позволяет выявить приобретенные факторы риска, которые вместе с рискообразующими определяют некоторый интегральный уровень риска, в свою очередь являющийся параметром для сравнения данной территории с другими регионами, имеющими сходные базовые условия. Таким образом, формирование единой классификации рисков позволяет произвести их полный иерархический учет при расчете как интегрального риска территории, так и риска отдельной сферы. Целью классификации является учет и идентификация рисков, оказывающих влияние на развитие территории. Дальнейшая детализация конкретного риска проявляется в определении факторов и негативных событий, воздействующих на реализацию того или иного риска (рис.1).

D:\Ральников\Рабочий стол\учеба\media\image1.jpeg

Рис. 1. Структура регионального риска

Построение структуры рисков для такого региона, как Удмуртия, требует определения базовой составляющей классификации, в основе которой лежит принадлежность региона к группе депрессивных регионов, характеризующихся высоким уровнем экономического потенциала, значительной долей промышленности, высокой квалификацией трудовых ресурсов, однако в силу низкой конкурентоспособности профилирующих отраслей эти регионы теперь отличаются глубоким спадом производства, высокой безработицей, низкими доходами населения. Так, например, из-за того, что рентабельность удмуртских нефтяных компаний является не очень высокой, им приходится контролировать свои расходы, в том числе и денежное довольствие сотрудников. В результате большая часть молодых специалистов нефтедобывающего сектора, получив необходимый опыт работы, переходит на работу в другие нефтяные компании России, где более высокая заработная плата [6].

Отнесение Удмуртской Республики к числу депрессивных регионов возможно ввиду ее соответствия ряду условий, сформулированных Министерством регионального развития и торговли РФ. Согласно предлагаемой Концепции социально-экономического развития регионов Российской Федерации, в качестве основных критериев выделения «проблемных» регионов могут быть: однородность структуры экономики депрессивной территории в каждом МО, входящем в состав данной территории(схожая отраслевая структура, уровень ее развития, состояние основных производственных фондов и т. п.); многократный (в 3 и более раза) спад производства в основной отрасли экономики данной территории, происшедший в течение последних 12 лет; значительное (более чем на 1/4) отставание от средних по РФ в течение последних 3 лет показателей безработицы (в процентах от занятости экономически активного населения) и соотношения денежных доходов и величины прожиточного минимума населения [7].

В связи с этим к базовому уровню риска будут относиться природно-экологические, социально-демографические и техногенно-производственные риски. Природно-экологические риски определяют ограничения освоения территории, социально-демографические дают представление о трудовом потенциале, а техногенно-производственные оценивают уровень производства, его оснащенность наукоемкими технологиями.

К числу приобретенных рисков будут относиться риски из таких сфер, как экономическая, политическая, организационно-управленческая. Заметим, что в ряде случаев определенные нами риски базового уровня могут являться и приобретенными. Однако, как правило, при разработке программ социально-экономического развития территории речь идет о среднесрочной перспективе. За три-пять лет изменить в целом, например, уровень оснащения производства практически нельзя. В связи с этим данный параметр и будет рассматриваться в числе базовых. Такой подход может относиться и к факторам демографии, так как изменить за небольшие сроки демографическую ситуацию невозможно. Однако при определении стратегических целей на долгосрочную перспективу (десять и более лет) при планировании результатов развития можно учитывать вероятность изменения базовых параметров. Понятно, что тогда и базовый уровень риска будет также изменяться.

Подобное структурирование рисков дает возможность распределить их по однородным кластерам, что позволяет применять конкретные методы анализа, оценки рисков и управления ими.

Литература:

1. Иванова С. С., Морозова Я. С. Управление рисками при разработке стратегии развития территории (:Фотинские чтения 2015) (http://elibrary.ru/item.asp?id=23890428)

2. Иванова С. С., Шакмакова Е. С. Методы снижения рисков при проведении конкурсных процедур в строительстве (http://elibrary.ru/item.asp?id=23902265)

3. Човушян Э. О., Сидоров М. А. Управление риском и устойчивое развитие. М., 2002; Петренко И. Н. Принципы построения классификации негативных факторов безопасности // Управление риском. 2005. № 3. С. 6–9.

4. Дубовских Ю. А., Мун Д. В. Управление рисками и комплексное страхование регионов // Управление риском. 2005. № 3. С. 2–6.

5. Светник Т. В. Стратегическое управление экономикой региона. Иркутск, 2007.

6. Мохначев С. А., Мохначева Е. С. Тенденции кластеризации в социально-экономическом развитии региона // Регионология.2009. № 3. С. 93–100.

7. Программа социально-экономического развития Удмуртской Республики на 2010–2014 годы. Ижевск, 2009.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle