Библиографическое описание:

Галактионов И. В., Климина А. М. Стратегии преодоления психологических барьеров в творчестве у людей, состоявшихся в творческой деятельности // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 1349-1354.



This article discusses the specificity of overcoming mental barriers in the representatives of creative professions. In the study conducted by a focused interview, was summarized the experience of successful professionals and their experience of overcoming creative block can be a good example of the realization of person' s creative potential.

Keywords: psychological barriers, creative activity.

Данная статья является продуктом совместного творчества преподавателя и студента. Основным методом эмпирических исследований ввиду специфики темы и эмпирической выборки было выбрано фокусированное индивидуальное интервью, которое проводилось студенткой в течение нескольких лет с различными представителями творческих профессий, в интерпретации полученных результатов консультативную помощь ей оказывал преподаватель. За период написания работы студенткой было проведено 7 таких фокусированных индивидуальных интервью у людей, состоявшихся в творческих профессиях, с которыми она была лично знакома и которые добровольно согласились стать участниками данного исследования.

Среди интервьюируемых:

− 2 фотографа: Светлана Т. (член Союза фотохудожников России, г. Хабаровск, 50 лет), Дина Б. (предметный и фуд-фотограф, фотохудожник, г. Хабаровск, 27 лет);

− 1 музыкант — Константин Л. (профессиональный музыкант, композитор, преподаватель музыки, участник и основатель групп, известных во Владивостоке и Хабаровске, 28 лет);

− 3 художника: Андрей Т. (художник-график, член Союза художников России, участник и лауреат многих международных, всероссийских, краевых, зональных художественных выставок и фестивалей, г. Хабаровск, 53 года), Илья Л. (дальневосточный художник, участник многих выставок, в т. ч. персональных, Хабаровский край, 55 лет), Иван Ф. (художник, участник региональных, всероссийских и международных выставок, г. Хабаровск, 29 лет);

− 1 поэт — Дана С. (автор двух стихотворных сборников, лауреат премии «Нова», участник фестивалей и поэтических концертов, г. Москва, 32 года).

Цель интервью — выявить у всех интервьюируемых общие конструктивные личные стратегии по преодолению психологических барьеров в творчестве.

Рабочей гипотезой исследования стало предположение, что успешные профессионалы, реализовавшие себя в различных областях творческой деятельности, используют сходные конструктивные стратегии преодоления психологических барьеров в творчестве.

Во время интервью внимание опрашиваемых фокусировалось на следующих основных психологических барьерах в творческой деятельности, которые представлены в концепции В. М. Воскобойникова [2]:

1. Эмоциональные, внутренние, барьеры (контрсуггестивные барьеры):

2. Социальные — барьеры, связанные с окружением

3. Интеракционные и конструктивные — барьеры, связанные с организацией рабочего процесса и планированием карьеры и конструированием стратегий развития

В результате эмпирического анализа всех интервью у всех опрошенных, были выявлены сходные моменты и конструктивные стратегии в преодолении психологических барьеров в творческой деятельности. Наиболее сильно отличается (в деструктивную сторону) интервью Ильи Л., что связано с негативными особенностями быта и здоровья художника.

  1. Эмоциональные барьеры:

Страх начала проекта

У всех опрошенных, в связи, вероятно, с их большим опытом создания чего-то нового, постоянным поиском новых путей выражения своих идей и подходящей для них формы, отношение к этому страху очень спокойное. Наблюдается спокойное осознанное принятие этого страха как части рабочего процесса. Это связано с тем, что все опрошенные много раз преодолевали его и убедились, что он — не показатель того, что в этом новом художник обязательно потерпит неудачу. О важности преодоления страха упоминают в своих работах практически все исследователи эмоционального компонента творческой деятельности [1, 5, 7]. И, как мы убедились, наши респонденты также не стали исключением из этого правила. Но что интересно, в своих ответах наши интервьюируемые не считают страх существенным препятствием в своей деятельности, что, по нашему мнению, говорит о развитии у них такого волевого качества как творческая смелость, способность пойти на осознанный риск для достижения творческого результата. Им так часто приходилось это делать в процессе своей профессиональной деятельности, что эти волевые качества стали неотъемлемыми психологическими особенностями их личности.

Самокритика

Некоторые интервьюируемые (Андрей Т., Светлана Т., Дана С.) охарактеризовали себя как вечно сомневающихся, рефлексирующих людей. Для того, чтобы справиться с самокритикой и продолжить творческую деятельность они используют такие стратегии, как: временное переключение на другой проект и прекращение работы над текущим («пусть отлежится», «посмотреть на следующий день свежим взглядом»), терапевтическую технику «свободное письмо» — выплескивают на бумагу все негативные чувства; разрешают себе делать плохо (то есть снижают планку требований до «нуля»): «ругаю себя, но продолжаю двигаться вперед, пусть и несовершенно». Дина Б. настроена более прагматично: «А что толку страдать? От этого ничего не изменится к лучшему. Поэтому можно пострадать минут пять, а потом идти работать дальше». Способность к критическому мышлению и рефлексия собственной творческой деятельности также часто описываются в работах психологического содержания [3, 8. 9, 10]. Но очень важно, на каком этапе творческого процесса активизируется самокритика. Если она предшествует творческому процессу, то становится серьезным препятствием для генерации творческих идей. Как мы видим из приведенных фрагментов интервью, участники исследования научились вполне рационально решать эту проблему, использую различные техники релаксации, сублимации и катарсиса.

Отсутствие вдохновения и новых идей

Прежде всего, стоит заметить, что почти никто из опрошенных не придает большой роли в своем творчестве вдохновению. Дана С.: «Для начала ничто никак не приходит. У меня не бывает отдельного состояния, в котором что-то лучше происходит, а что-то хуже. Если предположить, что что-то такое есть, у меня оно есть всегда. Сложность в другом. В том, чтобы перестать работать свою основную иллюстраторскую работу и найти время на то, чтобы что-то записать». Константин Л.: «Не вижу смысла во вдохновении и уж тем более в том, чтобы его ждать. Если ты всю жизнь работаешь бухгалтером, и к тебе в голову вдруг придет готовая партитура симфонии, это будет бессмысленно, поскольку ты все равно не сможешь ее записать, поскольку не владеешь нотной грамотой. Вдохновение может прийти, а может не прийти. Главное — как можно больше и чаще работать над своим мастерством и техникой, учиться новому». Все говорят о том, что новые идеи не приходят к тому, кто мало работает, либо к тем, «кто боится выйти за рамки освоенного, в страхе потерпеть неудачу» (Светлана Т.). Вдохновение — важнейшее психическое состояние в психологии творчества, оно же является основным этапом творческого процесса, во время которого появляется творческий продукт. Проблема состоит в том, что на этом этапе творческой деятельности основную работу делает бессознательная часть психики, которую сознание практически не контролирует и не инициирует. Но судя по всему, нашим испытуемым проблемы с этим состоянием не знакомы, из чего мы можем сделать выводы о том, что они находятся в состоянии подъема творческих способностей. Обычно проблемы с вдохновением испытывают творческие личности на закате творческой карьеры и в состоянии затяжных творческих кризисов. Кстати у наших респондентов в ответах присутствует и «лекарство» от этих кризисов — это упорный труд, в котором вдохновение является «побочным продуктом» [7].

Творческие неудачи, уныние и отчаяние, неуверенность в себе

5 из 6 опрошенных говорят о том, что не ставят свою трудоспособность в зависимость от чувства неуверенности в себе. «Если на какие-то сомнения, метания и все прочее обращать внимание, можно долго вообще ничего не делать. Самооценка — сама по себе, работа — сама по себе» (Дана С.). «Творческие неудачи — это часть процесса. Обычно ты понимаешь, что эта картинка или проект вышли неудачными, как правило, еще где-то в середине процесса и просто никому их не показываешь. Откладываешь и переключаешься на другой вариант, образ, идею, которая кажется более удачной» (Дина Б.). Судя по этим ответам большинству наших респондентов свойственна еще и способность к саморегуляции своих эмоциональных состояний [6, 7, 9].

  1. Социальные барьеры:

Зависть и соперничество, сравнение себя с другими

Дана С.: «… Это сложная схема, ее надо изложить, она работает в принципе, почти в любой области искусства. Зритель или читатель — он же как-то развивается, прибывает-убывает. Есть какой-то уровень восприимчивости людей к тому или иному роду искусства. Поэтому, в принципе, каждый хороший текст, написанный мной или кем-то другим, повышает шанс и другого текста быть прочитанным. Потому что чем больше люди вокруг читают текстов, тем больше они их понимают. В этом смысле если есть хороший автор, работающий в похожем ключе, то это все капает в принципе на какую-то одну чувствительность этого самого потенциального читателя, раскачивает ее, развивает ее. И в этом смысле мне выгодно, чтобы было как можно больше людей, которые бегут со мной по одной беговой дорожке. Мы друг друга поддерживаем в смысле развития этого пространства, в котором мы и обитаем, то есть вопрос соперничества вообще не стоит.

Я бы не сказала, что зависть — это какое-то неприятное чувство. Легкая досада, но она при этом замешана и на радости того, что этот текст всё-таки есть, что его написали, что этот текст мне ужасно нравится. Поэтому приятно, что он все-таки есть, в том числе и в моем доступе». Константин Л.: «Я ко всем своим коллегам — конкурентам отношусь как ученик к учителю: я смотрю на них с точки зрения, чему бы я мог у них научиться».

Иван Ф.: «Есть художники, которые работают в манере, схожей с моей, одна художница, например, живет во Владивостоке. Но я понимаю, что для того, чтобы ей стать мне по-настоящему серьезной конкуренткой, ей надо очень много поработать над собой, своим мастерством, работать не от случая к случая, а каждый день, помногу, а для этого нужна очень хорошая бытовая и финансовая поддержка, которую тоже надо заработать». Все опрошенные отмечают следующие моменты: фокусировка на своем рабочем процессе, а не на том, что делают другие; умение учиться у окружающих; умение признавать свои слабые стороны и сильные стороны других; постоянно отдавать что-то миру, делиться своими знаниями и ноу-хау — это нормально, только тогда происходит развитие и профессиональный рост, нет смысла скрывать идеи и технологии, потому что секрет мастерства в ежедневном труде; зависть не управляет человеком, а просто указывает на слабые места в творчестве и на потребности, которые не удовлетворены. В общем, наши респонденты если и испытывают зависть от сравнения своих успехов с достижениями коллег, то только «белую», которая стимулирует работу над собой.

Негативное и позитивное окружение

Почти все опрошенные отмечали поддержку родителей всех их начинаний в детстве (кроме Ильи Л., воспитанника детского дома). Если даже родители не понимали творческих устремлений и специфики творческой карьеры (Андрей Т.), они не препятствовали и предоставляли возможность ребенку поступать так, как он считает нужным. Все опрошенные — из обычных, «нетворческих» семей, в которых родители занимались физическим или интеллектуальным трудом.

Часть интервьюируемых отмечают большую роль своего нынешнего окружения, важность поддержки единомышленников.

Константин Л.: «Я только в последнее время стал прислушиваться к тому, что мне говорит моя девушка, жалею, что не делал это раньше. Она обладает хорошим вкусом, она организовала нам скандальную фотосессию, которая «выстрелила», она постоянно подсовывает мне новую музыку и напрочь отбила у меня музыкальный снобизм: и благодаря этому теперь я продвигаюсь вперед гораздо быстрее».

Также многие отмечают чуждость окружающей среды, к которой они относятся отстраненно и прагматично. Дина Б.: «Хабаровск — это просто место, в котором живет, ест и спит мое тело. Я практически не контактирую с людьми в нем, только по бытовым надобностям. Почти все люди, с которыми мне есть о чем поговорить, живут очень далеко и зачастую — вообще в другой стране».

Таким образом, отношение к окружению разделило нашу выборку на два типа креативов — одни из них представляются замкнутыми отшельниками и склонными к индивидуализму, к работе вне коллективов. Другим же важно мнение людей, которые разделяют их взгляды и увлечения, с такими людьми они вполне могут составить команду [4]. Причем даже для креативов, которые не слишком общительны свойственно желание найти «родственную душу», с которой они бы могли поделиться результатами своей творческой деятельности.

Известность и слава

У всех к славе очень спокойное отношение, как к побочному эффекту творческой деятельности, которая, в той или иной степени публична. У некоторых отношение скорее отрицательное (Андрей Т.), многие никакой славы вообще не ощущают. Константин Л.: «Мы живем в таком городе, в которым всем все равно. Здесь очень равнодушные люди. Чтобы ты не делал, им все равно. Поэтому я даже насчет этого не переживаю, а просто делаю то, что считаю нужным». Дана С.: «Слухи о моей известности сильно преувеличены. Я ее никак не ощущаю, потому что ее у меня нет». Дина Б.: «Моими работами почему-то очень интересуются в Европе, Японии и на Востоке, в Турции, например, они популярны. А у нас почему-то их особо никто и не выделяет». И, между тем, собственное стремление к популярности не отрицается: «Разве кто-то не хочет быть знаменитым?» (Дина Б.) и «От большой аудитории никто еще не отказывался. Любому человеку сказать «Давай тебя будет читать 1000 человек, а не 100», он вряд ли скажет: «Нет, верните мне мою сотню и больше никого не надо» (Дана С.). Итак, наши творцы к славе относятся спокойно и звездной болезнью пока не страдают, в то же время в некоторых ответах чувствуется некоторая обида за недооцененность на родине, за то, что их труд больше ценят и понимают не люди, которые живут с ними рядом, в одном городе, а зрители и слушатели за рубежом.

  1. Интерактивные и конструктивные барьеры

Стратегии роста мастерства, навыки и привычки, необходимые для движения вперед.

Все опрошенные отмечают, что «надо просто двигаться вперед каждый день, независимо от настроения, самочувствия и уровня веры в себя — и все». Однако в целом можно разделить всех интервьюируемых на две группы. Первые выбрали прагматическую и рациональную стратегию постепенного роста, «от простого к сложному». «Как сделать что-то сложное? Вначале попробовать сделать что-то в этом духе, но простое. Потом — чуть сложнее, потом еще чуть-чуть. Я не люблю риск и стресс, мне проще постепенно осваивать новое и быть уверенной в следующем шаге» (Дина Б.). Второй вариант стратегии развития — более иррациональный. «Лучше сразу замахнуться на сложный, но интересный проект. Будет страшно, но волнительно. И делать его по кусочкам. Потом в какой-то момент оглянешься назад и обнаружишь, что он уже сделан, ты уже всему научился и тебе уже не страшно, и ты уже стоишь на следующей, более высокой ступени развития, а то и сразу перепрыгнул через одну-две». (Константин Л.). «Если тебе страшно, но очень хочется это сделать — значит, ты смотришь в верном направлении» (Светлана Т.). Такой подход к решению проблем очень напоминает креативов стратегов и тактиков, также неоднократно упоминавшихся в исследованиях типологий творческих личностей.

Абсолютно все респонденты отмечают, что имеют смелость заниматься тем, что они по-настоящему любят, что им по-настоящему интересно, без чего их жизнь утратила бы смысл. «А иначе, зачем тогда жить — впустую?»

О роли смелости и решительности в творческой деятельности мы уже упоминали. Быстрый переход от слов к делу вообще является эффективным средством борьбы с непредсказуемостью, которой так богата творческая деятельность и наши креативы его в полной мере используют [1].

Стратегии построения творческой карьеры, выход за рамки отдельного города или страны, масштабность мышления

Почти все опрошенные молодого возраста отмечают, что с самого начала своего творческого пути ориентировались на мировой уровень, на лучших в своей отрасли. Интервьюируемые, принадлежащие к молодому поколению (25–35 лет) вообще не мыслят географическими категориями. Константин Л.: «Сегодня в эпоху интернета все доступно. Ты можешь жить где-нибудь в Анадыре, учиться всему по видео, скачанному на ютьюбе и писать мировую музыку и быть широко известным где-нибудь в Европе. Не вижу никакой проблемы в том, что ты живешь в провинции. Надо только открыть глаза по шире и захотеть развиваться и учиться новому. Также с появлением интернета возникла возможность бесплатного продвижения себя через социальные сети и видео-каналы вроде ютьюба. Поэтому главное, во что нужно вложить как можно больше усилий — это создание качественного, действительного хорошего продукта, содержания, за которое будет не стыдно. А тиражировать хороший продукт еще проще, чем средний или плохой». Старшее поколение креативов более «заземлено» и скорее настроено на развитие в рамках своего города, хотя, за исключением Ильи Л., тоже многому учится с помощью интернет-ресурсов. Итак, широкий кругозор, открытый для принятия новой информации интеллект, желание учиться новому, постоянная потребность к творческому саморазвитию и самоактуализации — вот характерная черта наших творцов, особенно молодого возраста [1].

Умение видеть возможности и перспективы

Важная особенность всех опрошенных — это умение извлекать максимум возможностей из тех условий и особенностей жизни, в которых они существуют в данный момент. Отсутствие психологии жертвы, высокая мотивация к выражению самого себя в творчестве. Илья Л.: «Я пишу, потому что не могу не писать, это самое важное в моей жизни». Андрей Т.: «Я понимаю, что есть люди, у которых условия лучше, времени больше, кто имеет возможность больше заниматься одним направлением в графике. И я скорее всего, многого не успеваю, потому что разбрасываюсь, у меня вечная нехватка времени, я занимаюсь параллельно сразу несколькими совершенно разными проектами». Дина Б.: «В Америке есть фотограф, который живет практически отшельником в домике в лесной глуши. Все, что у него есть — это лес и фотоаппарат. И при этом он снимает совершенно гениальные портреты людей на фоне леса. Хотя, казалось бы. Поэтому можно долго сетовать на неидеальные условия, в которых ты живешь, а можно в них работать и получать хороший результат».

Приведенные примеры говорят о том, что все наши респонденты готовы к работе в условиях ограниченных ресурсов. Конечно, от дополнительных резервов они бы не отказались, но жизнь их приучила к тому, что трудности в профессиональной деятельности им придется преодолевать самостоятельно и скорее в условиях недостатка, чем избытка ресурсов. Умение спланировать творческую деятельность в условиях дефицита средств очень характерная черта настоящих творцов — стратегов. А у креативов тактиков это движение вперед еще и сопровождается умением не упускать любые благоприятные возможности. Их стратегия борьбы с непредсказуемостью — это многовекторность и многовариантность действий с ориентацией на благоприятные возможности, которые они ни в коем случае не станут упускать.

Саморазвитие и самосовершенствование

Все опрошенные делают упор именно на постоянное развитие, эксперименты со стилем и материалами, обучение чему-то новому. Все они абсолютно убеждены в том, что в творчестве невозможно останавливаться и тиражировать до бесконечности то, что один раз получилось успешным. Многие видят в этой способности постоянно меняться и развиваться отличие успешных творцов от неуспешных [3, 5].

Планирование дня, организация рабочего процесса, творческие ритуалы, стратегии решения бытовых проблем.

Все опрошенные по-разному подходят к планированию и организации рабочего процесса. Иван Ф. днем решает семейные и бытовые проблемы, а с вечера и ночью он работает в мастерской. Дина Б. — приверженец метода 45/15 (45 минут работает по таймеру, 15 минут отдыхает или переключается на другую деятельность). Андрей Т. долго готовится к работе, заваривает кофе, раскладывает инструменты, потом работает, время от времени переключаясь с одного проекта на другой, порой — ночует в мастерской, если работа «пошла». Дана С., поскольку каждый день, порой по 10 часов и больше, работает иллюстратором, выкраивает свободные минуты для написания текстов. Светлана Т. работает днем фотографом по свободному графику, вечером занимается преподавательской деятельностью, а ночью, до 2–3 часов занимается творчеством «для себя». Илья Л., в связи с ужасными условиями работы (зимой температура в мастерской опускается ниже нуля, летом в мастерской настолько влажно, что пол становится мокрым) — работает до тех пор, «пока рука с кистью не замерзнет» или до полного физического изнеможения.

Единственное, что объединяет всех интервьюируемых — каждый из них стремится работать каждый день, ставит творческую деятельность и повышение мастерства в приоритет (даже если по факту она не приносит в данный момент дохода), приспосабливается к жесткому графику (если он имеет место), либо гибко меняет распорядок дня, в зависимости от своих нужд и личностных особенностей.

Таким образом, можно выделить несколько общих моментов в стратегиях преодоления психологических барьеров у всех опрошенных профессиональных творцов:

  1. Активное отношение к своей жизни и деятельности, акцент делается на личной ответственности за свою жизнь, карьеру, реализацию возможностей, которые появляются на творческом пути, абсолютное преобладание внутренней мотивации к деятельности над внешней; стремление извлечь максимум из тех ресурсов и возможностей, которыми обладает человек в данных обстоятельствах жизни. Установка на постоянное саморазвитие, независимо от настоящего уровня внешних достижений.
  2. Спокойное и конструктивное отношение к конкуренции, отсутствие зависти и переживаний, связанных с соперничеством, концентрация на своей деятельности и творческих проектах. Стремление и способность учиться у окружающих и непредвзятое отношение к новым идеям.
  3. Гибкость и умение приспосабливать свои планы и желания к меняющимся обстоятельствам, способность найти плюсы и возможности, когда привычный порядок вещей рушится, ориентация на конструктивное решение проблем.
  4. Спокойное отношение к эмоциональным барьерам: унынию, периодам отчаяния, страхам перед началом нового проекта и самокритике. Умение разделять эмоциональную сторону в творчестве и творческий процесс как таковой.
  5. Абсолютная преданность выбранному пути, приоритет профессионального развития и собственного видения перед материальной выгодой и теми направлениями, которые считаются модными у окружения.

Литература:

1. Богоявленская Д. Б. Психология творческих способностей. — М.: Академия, 2002.

2. Воскобойников В. М. Как определить и развить способности ребенка. –СПб., 1996.

3. Дроздова Н. В. Формирование конструктивной стратегии преодоления студентом психологических барьеров в учебной деятельности: дисс. … канд. психол. наук. — Самара, 2009.

4. Каган М. С., Эткинд А. М. Общение как ценность и как творчество // Вопросы психологии. — 1988. — № 4. — С. 25–34.

5. Кудрявцев В. Т. Творческая природа психики человека // Вопросы психологии. — 1990. — № 3. — С. 113–120.

6. Назметдинова С. С. Психологические барьеры и барьероустойчивость в профессиональной деятельности учителя: дисс. канд. психол. наук. — М., 2004.

7. Пономарев Я. А. Фазы творческого процесса: Исследование проблем психологии творчества. — М., 1983.

8. Ткач Е. Н. Подготовка психолога: «пауза молчания» // Высшее образование в России. — 2007. — № 3. — № 172–173.

9. Ткач Е. Н. Развитие рефлексии будущих психологов в практике вузовского образования // Научные исследования в образовании. — 2007. — № 5. — С.187–191.

10. Ткач Е. Н. Социальная рефлексия учителя как условие и средство его профессионального саморазвития / Диссертация на соискание ученой степени канд. психол. наук. — Хабаровск, 2000.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle