Библиографическое описание:

Коняев Р. В. Организация противогазовой защиты русской армии в годы Первой мировой войны: на примере Омского военного округа // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 1084-1087.



В годы Первой мировой войны многие воюющие стороны совершили ряд технических и военных прорывов, которые значительно изменили тактику и стратегию ведения боевых действий. Массовое использование пулеметов, огнеметов, отравляющих веществ, дальнобойной крупнокалиберной артиллерии, самолетов, танков и других новшеств, поставили военное дело на совершенно иной, более высокий уровень. Эти виды вооружений развивались в дальнейшем, а также развиваются и по сей день. Однако необходимо заметить, что не все из вышеперечисленных видов оружия повсеместно использовались в последующих войнах. К таким относятся, в первую очередь, боевые отравляющие вещества. Действительно, в следующей мировой войне, химическое оружие не применялось воюющими сторонами, а также, не смотря на то, что в арсенале всех современных армий имеется подобное вооружение, в боевых конфликтах оно используется не часто. Подобное положение делает актуальным вопрос боевого применения отравляющих газов, а также организацию противогазовой обороны в армиях, участвующих в Первой мировой войне.

Отравляющие вещества и их боевой потенциал были открыты еще до войны. Все будущие противники, кроме России, имели у себя на вооружении те или иные ядовитые газы [2]. В связи с этим, международное сообщество было обеспокоено тем, что в грядущей войне подобное вооружение может стать слишком опасным и неконтролируемым средством. Была сделана попытка юридически запретить использование подобных средств. Так 17 июля 1899 г. в Гааге приняли конвенцию «О законах и обычаях сухопутной войны», где было добавлено приложение, в котором воюющим странам воспрещалось употреблять яд и отравляющее оружие, а также употреблять «оружие, снаряды и вещества, способные причинить излишние страдания…» [2].

Необходимо заметить, что ядовитые газы применялись и до Первой мировой войны. Так европейские страны использовали их в некоторых локальных конфликтах еще в XIX веке, а также японская армия в Русско-японской войне (пикриновая кислота) [2]. Безусловно, боевые отравляющие вещества, в годы Первой мировой, были оружием самого массового поражения. Однако они не идут ни в какое сравнение с теми средствами массового уничтожения, которые получат развитие в следующей мировой войне. Отравляющие газы не давали армии какое-либо стратегическое преимущество. Что бы эффективно использовать подобные средства, необходимо было учитывать большое количество факторов: влажность воздуха, направление ветра, рельеф местности и так далее. Все это не позволяло использовать многие виды химического оружия постоянно. Велика была вероятность того, что газ не нанесет какого-либо серьезного ущерба врагу, или того хуже, ядовитое облако вернется к своим позициями вместе с изменившимся направлением ветра. Воюющие стороны использовали данные виды вооружений лишь для решения некоторых тактических задач. Реально было нанести урон противнику лишь на относительно не большой площади, на которой могли разместиться лишь самые малые воинские соединения, максимум, до батальона. И даже не смотря на все учтенные факторы, и на попадание ядовитого газового облака прямо на вражеские позиции, нельзя было рассчитывать на полное выведение из строя всех солдат до единого. Однако не следует думать, что боевые отравляющие вещества вообще не наносили какого-либо урона. При всех удачных стечениях обстоятельств, даже при принятии всех мер противогазовой защиты, можно было понести большие потери убитыми и выведенными из строя. [3].

Ядовитые газы, по характеру своего воздействия подразделяются на: удушающие, общеядовитые, раздражающие и на вещества кожно-нарывного действия. В годы Первой мировой, воюющими сторонами было использовано около 50 наименований отравляющих газов. Однако большинство из них было признано не эффективными. Лишь несколько видов отравляющих веществ наносили серьезный урон личному составу вражеских соединений. К таким ядам можно отнести: хлор, фосген, дифосген, хлорпикрин и горчичный газ (иприт) [2].

Технология донесения газов до вражеских позиций в течении войны постоянно развивалась. Как правило, эта эволюция сводилась к движению от газобаллонных атак к стрельбе специальными химическими снарядами. С самого начала войны и вплоть до 1916 г. в воюющих армиях преобладали газобаллонные атаки. При этом способе поражения вражеских войск, необходимо было дождаться нужной погоды, а затем скрытно доставить и открыть баллоны с отравляющим газом. С конца 1916 — начала 1917 гг. на смену этой тактике пришли специальные химические снаряды, которые сделали возможным минимизировать влияние погодных условий на эффективность газовой атаки, а также доносить отравляющие вещества точно на позиции противника [4].

Первым применением боевых отравляющих веществ в Первой мировой войне можно считать немецкую бомбардировку экспериментальными шрапнельно-химическими снарядами «Ni» французских войск в бою за Нев-Шапель 27 октября 1914 г. Однако данная атака не оказала, практически, никакого эффекта [2]. Первым эффективным применением газового оружия на западном фронте можно считать газобаллонную атаку хлором, примененную немцами под Ипром 22 апреля 1915 г. [1]. Против русских же войск, впервые подобное вооружение было применено в Польше, под Болимовым 31 января 1915 г. [5]. В дальнейшем интенсивность газовых атак увеличивалась в геометрической прогрессии. Возникала острая необходимость в обучении войск навыкам химической защиты. Учитывая боевой опыт, русская армия начала разрабатывать методику защиты от отравляющих веществ. Однако вплоть до начала 1917 г. подобные шаги не носили системный характер.

Полноценный курс противогазовой защиты в запасных частях начали преподавать уже после Февральской революции. Сложность заключалась в том, что в тот период не существовало универсального метода защиты от всех газов. Даже противогазы на активированном угле не могли сберечь солдат от всех типов отравляющих веществ.

Во второй половине войны при Главном Артиллерийском Управлении был создан Химический комитет, занимающийся вопросами обращения и защиты от газового оружия [10]. Согласно приказа данного комитета под № 206, обучение противогазовой защите должны производится: а) Бригадными окуривательными отрядами; б) Полковыми противогазными командами [6]. Данные подразделения начали свою работу во всех военных округах. Делопроизводственные документы 5 Сибирской стрелковой запасной бригады, расположенной в Омском Военном округе, дают полноценную картину деятельности этих формирований.

Бригадный окуривательный отряд представлял собой специальную организацию, находящуюся в распоряжении Начальника бригады [7; 7 об.]. Главной задачей этого отряда являлось — полевое окуривание личного состава, из которых формировались маршевые пополнения. Газовое окуривание являлось частью практической программы массовой защиты от отравляющих веществ. В составе данного отряда находилось 2 офицера (начальник и помощник) и 20 солдат инструкторов [7 об]. Начальник отряда — обер-офицер, в общем порядке подчинялся Начальнику бригады, а в специальном отношении — наблюдающему за окуриванием в округе, от которого и получал все специальные указания, инструкции и распоряжения центрального органа — Учебной части Химического комитета. Так же через него Начальник бригадного окуривательного отряда получал дополнительное специальное имущество. Примечательно то, что в отношении подведомственных ему чинов он пользовался правами командира отдельной роты [11 об.]. В его непосредственные задачи входило: 1) установление общего порядка занятий по противогазовому делу, 2) постоянное отслеживание работы полковых команд по обучению маршевых пополнений [11 об.]. Помощником Начальника Бригадного окуривательного отряда являлся также обер-офицер, подчинявшийся ему во всех отношениях. В отношении чинов отряда он пользовался правами ротного командира. В его обязанности входило: 1) помощь Начальнику отряда в наблюдении за работой полковых команд, 2) руководство подготовкой ротных инструкторов, 3) заведывание хозяйственной частью отряда и наблюдение за состоянием имущества как в бригадном отряде, так и в полковых командах, 4) помощь Начальнику отряда при окуривании личного состава, а также исполнение его специальных поручений [11 об.].

Как указывалось выше, помимо обер-офицеров, в составе Бригадного окуривательного отряда были также и рядовые инструкторы, в задачи которых входило: 1) проведение теоретических занятий по противогазовой защите в частях, где отсутствуют полковые противогазовые команды, 2) подготовка в воинских подразделениях ротных инструкторов по противогазовой защите [11 об.], 3) проверка теоретической и практической подготовки обученных бойцов перед окуриванием, 4) исполнение всех необходимых работ при полевом окуривании [12].

В подчинении Начальника Бригадного окуривательного отряда находились Полковые противогазовые команды. В отличие от Бригадных подразделений, полковые команды занимались, преимущественно, теоретической индивидуальной подготовкой военнослужащих, и камерным окуриванием газами раздражающего действия. Они также имели в своем составе 2-х офицеров (начальника и заместителя) и 20 рядовых солдат-инструкторов [6]. Начальником Полковых противогазовых команд выступали обер-офицеры, в общем порядке подчинявшиеся командирам полков, а в специальном — начальнику Бригадного окуривательного отряда. В отношении личного состава они пользовались правами ротных командиров [11]. В их непосредственные задачи входило 1) руководство противогазовым обучением в полках, 2) проведение занятий с офицерами полка, 3) проверка специальных знаний чинов команды и ротных инструкторов, 4) проверка подготовки маршевых частей, 5) проведение камерного окуривания, 6) проведение в особых случаях по специальному приказу Начальника Бригадного отряда окуривания в полевых условиях, 7) организация лекций и бесед по вопросам противогазовой обороны для офицеров и популярных сообщений для солдат [11]. Помощником Начальника команды выступал обер-офицер, подчиненный во всех отношениях начальнику команды. Относительно чинов команды имел полномочия младшего офицера. В его обязанности входило: 1) наблюдение за занятиями инструкторов в ротах, 2) проведение занятий с чинами команды и ротными инструкторами, 3) проведение занятий по противогазам в полковой учебной команде, 4) помощь начальнику команды при камерном окуривании, а также исполнение всех его поручений. Солдаты инструкторы, находящиеся при полковых командах, поначалу имели постоянный состав, и были прикреплены к этим подразделением. Однако, к лету-осени 1917 г. их структура постепенно изменилась. Теперь, часть инструкторов, находилась в постоянном составе команды, а другая часть — в переменном, предназначенном для отправления на фронт в составе маршевых пополнений. Таким образом, обучение противогазовой обороне выходило за пределы запасных частей [11]. В задачи полковых солдат-инструкторов входило: 1) проведение в ротах и командах полка занятий по усмотрению Начальника полковой команды, 2) проверка перед камерным обкуриванием знаний каждого обучающегося и его навык обращения с противогазами, 3) помощь офицерам в подготовке ротных инструкторов, 4) наблюдение во время обкуривания за порученными ими людьми. Личный состав Полковых противогазовых команд освобождался от нарядов и других обязанностей по полку. Преимущество при комплектовании солдат и офицеров в Бригадные и Полковые подразделения отдавалась тем лицам, которые окончили курсы химии, или вообще имели соответствующее образование [10 об.].

В целом противогазовое обучение разделялось на массовое и индивидуальное. При индивидуальном обучении, рядовым солдатам давались общие сведения об удушливых газах и их свойствах, описание действий ядов на человека, животных, растений и металлы. Уделялось большое внимание противогазам, их свойствам и обращению с ними. Проводился ряд упражнений по надеванию и сниманию противогазов, тренировки по бегу, маршировке, стрельбе, штыковому бою в противогазе, оказание первой помощи при отравлении газами и прочее [12]. Только после освоения необходимых знаний, нижние чины подвергались камерному обкуриванию, к которому допускались только здоровые солдаты и офицеры, и строго в присутствии полковых и бригадных врачей или фельдшеров [6]. К обучению массовой противогазной обороне можно отнести окуривание газовыми веществами раздражающего действия в полевых условиях. В рамках данной стадии обучения, наглядно показывались: пуск газа из баллонов, стрельба химическими снарядами, образование и движение газового облака на различных рельефах местности, защита от газов при помощи костров, убежищ, гидропультов и упражнения по очистке окопов, признаки запуска газа противником, предохранение оружия от действия газа [8] и так далее. Начало обучения противогазовому делу личный состав начинал не ранее 3-4 недель общевоинского обучения. Сроки данной подготовки варьировались от 9 до 14 часов [12]. Также необходимо отметить, что определенные курсы по противогазовой обороне проходили военные врачи, фельдшеры и санитары. В их задачи входило: следить за окуриванием личного состава в полевых и камерных условиях, выявлять признаки отравления теми или иными газами, оказывать необходимую медицинскую помощь отравленным и прочие действия, направленные на сохранение жизни и боеспособности солдат и офицеров [9].

Важно отметить то, что полноценное и систематизированное обучение солдат и офицеров навыкам химической защиты в русской армии началось относительно поздно, особенно если учесть, что газовая война началась, фактически уже через несколько месяцев после начала Первой мировой войны. Но справедливости ради, следует учесть, что в России до войны не производились специальные исследования в области боевых отравляющих веществ, и, как следствие, не имелось необходимых знаний для эффективной защиты от них. Под давлением обстоятельств, в годы войны в России пришлось создавать целую отрасль промышленности — химическое производство, благодаря которой, постепенно удалось наладить процесс обучения противогазовой обороны в войсках [5].

Литература:

  1. Де-Лазари А.Н. Химическое оружие на фронтах Первой мировой войны в 1914 — 1918 гг. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://supotnitskiy.ru/book/book5_2_2.htm Свободный (11 мая 1916)
  2. Супотницкий М.В. Отравляющие вещества и химическое оружие Первой мировой войны // Офицеры. — 2010. № 3 (47). — С. 56 — 61. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.supotnitskiy.ru/stat/stat72.htm Свободный (11 мая 1916)
  3. Супотницкий М.В. Тактическое применение химического оружия в годы Первой мировой войны // Офицеры. — 2010. № 4 (48). — С. 52 — 57. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.supotnitskiy.ru/stat/stat73.htm Свободный (11 мая 1916)
  4. Супотницкий М.В. Применение химического оружия в операциях Первой мировой войны // Офицеры. — 2010. № 5 (49). — С. 54 — 59. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.supotnitskiy.ru/stat/stat74.htm Свободный (11 мая 1916)
  5. Супотницкий М.В. Химическая война в России // Офицеры. — 2010. № 6 (50). — С. 52 — 57. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.supotnitskiy.ru/stat/stat76.htm Свободный (11 мая 1916)
  6. ГАНО Ф. Д-132. Оп. 1. Д. 22. Л. 235.
  7. ГАНО Ф. Д-132. Оп. 1. Д. 22. Л. 236.
  8. ГАНО Ф. Д-132. Оп. 1. Д. 22. Л. 237.
  9. ГАНО Ф. Д-132. Оп. 1. Д. 22. Л. 242.
  10. ГАНО Ф. Д-132. Оп. 1. Д. 22. Л. 264.
  11. ГАНО Ф. Д-132. Оп. 1. Д. 22. Л. 456.
  12. ГАНО Ф. Д-132. Оп. 1. Д. 22. Л. 457.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle