Библиографическое описание:

Владимирова Е. Д. Правовой статус суррогатной матери в Российской Федерации // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 969-972.



Ключевые слова: пробелы законодательства, суррогатное материнство, суррогатная мать, правовой статус.

В настоящее время в Российской Федерации приобрели особую остроту проблемы репродуктивного здоровья и репродуктивных прав граждан. В связи с этим становится все более актуальным вопрос о надлежащем законодательном регулировании права человека на альтернативное материнство и отцовство, в частности на возможность применения метода суррогатного материнства.

На сегодняшний день правовое регулирование института суррогатного материнства в Российской Федерации осуществляется следующими нормативно-правовыми актами: Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ; Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»; Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния»; Приказ Минздрава России от 30 августа 2012 г. № 107н «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению». Существующие правовые нормы фрагментарны и затрагивают лишь отдельные аспекты возникающих на практике проблем.

В отношениях суррогатного материнства участвуют три субъекта: суррогатная мать, генетическая мать, генетический отец. В настоящей статье автор уделяет внимание проблеме неопределенности правового статуса суррогатной матери в Российской Федерации, анализирует существующие законодательные пробелы, предлагает собственные решения.

Российское законодательство не содержит прямого и развернутого определения понятия «суррогатная мать». Согласно положениям федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», это «женщина, вынашивающая плод после переноса донорского эмбриона» [1], однако эта дефиниция, по мнению автора, представлена в слишком обобщенном виде и не учитывает существенных признаков такого специфического субъекта права как суррогатная мать. На доктринальном уровне заменяющую мать, как правило, определяют как здоровую женщину, согласную на основе соглашения (договора) после искусственного оплодотворения выносить и родить ребенка для другой семьи. При этом зачатие происходит в условиях специализированного медицинского учреждения (без полового акта) [2], для чего используются генетические материалы потенциальных родителей или одинокой женщины.

Действующее законодательство Российской Федерации определяет требования, предъявляемые к суррогатным матерям, это: возраст от 20 до 35 лет; наличие, как минимум, одного здорового собственного ребенка; наличие медицинского заключения об удовлетворительном состоянии здоровья; наличие собственного письменного информированного согласия на медицинское вмешательство; наличие письменного согласия супруга (в случае, если женщина состоит в зарегистрированном браке) [3].

Выбор возрастного интервала обусловлен тем, что репродуктивная способность женщины сохраняется в среднем около 30 лет (от 15 до 45). Максимальная детородная способность приходится на возраст 20-30 лет, а затем она постепенно снижается. Безусловно, при определении возрастного интервала законодатель преследовал благую цель рождения здоровых детей, но, как заявляют медики, если женщина физически здорова, то зачать методом ЭКО и выносить здорового ребенка возможно и когда она уже находится в менопаузе, а это в среднем 50-55 лет [4].

Требование о наличии собственного здорового ребенка также вызывает немало вопросов. С одной стороны, наличие этого условия снижает риск того, что суррогатная мать после рождения ребенка для супругов-заказчиков пожелает оставить его себе, т. к. в этом случае, поскольку ей уже будут знакомы материнские чувства, она может более адекватно прогнозировать свою способность отказаться от него в пользу супругов-заказчиков. С другой стороны, если рассматривать это требование с точки зрения вероятности рождения здорового ребенка, Пестрикова А.А. отмечает, что, во-первых, женщина может стать матерью и родить здорового ребенка, даже если на тот момент у нее еще нет своих собственных детей; во-вторых, наличие собственного здорового ребенка еще не гарантирует того, что второй будет непременно здоровым; и в-третьих, у женщины, имеющей ребенка с какими-либо отклонениями может родиться вполне здоровый ребенок [5].

Перед проведением операции по искусственному оплодотворению суррогатная мать должна пройти медицинское обследование, в процессе которого будет выявлено состояние ее психического и соматического здоровья. Перечень противопоказаний определен Приказом Минздрава России № 107н [6]. Получение суррогатной матерью указанной справки необходимо для того, чтобы выявить, насколько женщина подготовлена к такого рода деятельности, отдает ли она себе отчет во всех последствиях своего решения [7].

Норма о том, что женщина, состоящая в браке, зарегистрированном в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, может быть суррогатной матерью только с письменного согласия своего супруга, по мнению автора, вполне обоснована. Ведь если она воспользуется предоставленным ей правом оставить ребенка себе, то, исходя из предусмотренного п. 2 ст. 48 Семейного кодекса Российской Федерации [8] принципа презумпции отцовства, отцом совершенного чужого ему ребенка будет зарегистрирован супруг вынашивающей матери при том, что он мог возражать против того, чтобы его жена выступала в роли суррогатной матери, или вообще мог не знать об этом. Не стоит забывать и тот факт, что регистрация мужа суррогатной матери в указанном статусе повлечет наложение на него обязанностей, предусмотренных Семейным кодексом Российской Федерации для родителей, и прежде всего обязанности по содержанию ребенка. Нарушение прав мужчины в данном случае было бы очевидно [9]. Да, отцовство может быть оспорено в судебном порядке, однако данное право, по мнению автора, не может расцениваться как надлежащая и сбалансированная мера защиты интересов супруга суррогатной матери, поэтому единственным вариантом, гарантирующим соблюдение прав мужчины в рассматриваемой связи, является получение в обязательном порядке его письменного согласия на выполнение его женой услуг по вынашиванию ребенка. Представляется, что это именно та ситуация, которая в полной мере укладывается в рамки ст. 55 Конституции Российской Федерации, предусматривающей возможность ограничения прав и свобод человека «в целях защиты…прав и законных интересов других лиц» (п. 3) [10].

Помимо требований, предъявляемых законодательством, на практике существуют также и дополнительные критерии выбора суррогатной матери, такие как: нормальное телосложение, так как в течение программы суррогатного материнства будут назначены гормональные препараты, которые могут привести к небольшому повышению веса; предыдущие роды у суррогатной матери должны быть естественными, так как кесарево сечение оставляет рубец на матке, что отрицательно влияет на процесс приживаемости эмбриона; применение каких-либо гормональных контрацептивов должно быть прекращено не менее чем за 3-4 месяца до начала программы [11]. Несоблюдение указанных требований может негативно сказаться на состоянии беременности или на здоровье будущего ребенка, а потому представляется необходимым усовершенствовать законодательное регулирование и в этом вопросе.

В области прав и обязанностей суррогатной матери Российское законодательство немногословно. Приоритетное право решать судьбу ребенка оно отдает суррогатной матери: лишь после ее отказа от ребенка потенциальные родители приобретают законные права материнства и отцовства [12]. Если суррогатная мать не дает согласия на запись супругов родителями и сама отказывается быть записанной матерью, то органы ЗАГС тем не менее обязаны записать матерью ее.

Исходя из общего смысла института суррогатного материнства, за «сурмамой» должно быть также признано право на полную компенсацию расходов, связанных с вынашиванием ребенка: по медицинскому обследованию и помощи, усиленному питанию, приобретению специальной одежды для беременных, а также компенсацию упущенной выгоды, связанной с временной нетрудоспособностью. Кроме того, ей должно быть предоставлено право на вознаграждение. Все эти условия в настоящий момент остаются за пределами правовой регламентации и определяются в соответствии с договором суррогатного материнства, правовая природа которого, кстати, в юридической науке однозначно не определена.

Автор убежден, что суррогатная мать имеет законное право на получение квалифицированной помощи врачей специалистов в рамках программы суррогатного материнства, на своевременное получение от уполномоченных родителей денежных средств на оплату всех необходимых расходов, на содействие со стороны заказчиков, на вознаграждение после окончания программы суррогатного материнства, а также право на сохранение тайны отношений по договору суррогатного материнства.

Правам суррогатной матери должны корреспондировать следующие обязанности: документально подтвердить состояние своего здоровья, предоставить свое письменное согласие, а также согласие своего супруга (в случае, если женщина состоит в зарегистрированном браке) на участие в программе суррогатного материнства, выполнять все предписания врачей и являться в назначенные ими сроки в медицинское учреждение, расходовать предоставленные заказчиками денежные средства только согласно их целевому назначению, своевременно и полно информировать уполномоченных родителей о ходе реализации программы суррогатного материнства, сохранять тайну рассматриваемых отношений и, конечно же, дать в письменном виде в установленный срок свое согласие на запись лиц-заказчиков в качестве родителей ребенка и в будущем не предъявлять на него никаких прав.

Представляется, что принятие комплексного закона о суррогатном материнстве поможет решить выше обозначенные проблемы.

Литература:

  1. Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации: федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ // Cобр. законодательства РФ. — 2011. — № 48. — Ст. 6724.
  2. Трунова Л.К. Юридические и практические аспекты суррогатного материнства // Юридический консультант. — 2004. — № 10. — С. 8.
  3. Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации: федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ // Cобр. законодательства РФ. — 2011. — № 48. — Ст. 6724.
  4. Трунова Л.К. Юридические и практические аспекты суррогатного материнства // Юридический консультант. — 2004. — № 10. — С. 8.
  5. Пестрикова А.А. Обязательства суррогатного материнства [Электронный ресурс]: дис. … канд. юрид. наук. — М., — 2007. — С. 59.
  6. Приказ Минздрава России от 30 августа 2012 г. № 107н «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению» // Рос. газ. — 2013. — 11 апреля.
  7. Искусственное оплодотворение и имплантация эмбриона. (Семейно-правовой аспект). Дис. … канд. юрид. наук: 12.00.08 / Григорович Е.В. — М., 1999. — С. 72.
  8. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ // Рос. газ. — 1996. — 27 янв.
  9. Дикова И.А. Оспаривание отцовства и материнства при применении вспомогательных репродуктивных технологий // Российский следователь. — 2010. — № 2. — С. 2-4.
  10. Конституция Российской Федерации: принята всенар. Голосованием 12 дек. 1993 г. // Рос. газ. — 1993. — 25 дек.
  11. Борисова Т. Е. Суррогатное материнство в Российской Федерации: проблемы теории и практики / Т. Е. Борисова. — М.: Проспект, 2014. — С. 71.
  12. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ // Рос. газ. — 1996. — 27 янв.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle