Библиографическое описание:

Пекина О. В., Шинкарёва Н. А. Сущность понятий «идентичность», «полоролевая идентичность» в психолого-педагогической литературе // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 1266-1269.



Проблема формирования полоролевой идентичности человека является одной из важнейших проблем психологии. Это связано с тем, что полоролевая идентичнось рассматривается как базовый конструкт личности, который оказывает влияние на становление социальной, этнической, профессиональной идентичности, на развитие личности в целом.

Несмотря на большое внимание исследователей, понятия «идентичности», «полоролевой идентичности» не имеют однозначного подхода к толкованию, что обуславливает необходимость анализа сущности данных понятий.

Понятие «идентичность» в психологии является неоднозначным, что обусловлено его природой. По мнению Т. В. Бендас, у данного термина есть две противоположных стороны. Одна сторона означает неизменность во времени, близость к понятию «аналогичный», «тот же самый». Другая сторона близка к понятию самости самого себя, то есть отличительную характеристику, отражающую устойчивость, постоянство и непрерывность [3].

Представления об идентичности начали формироваться достаточно давно. Ранние вопросы, связанные с идентичностью уже рассматриваются в психоаналитической теории. З.Фрейд под идентификацией понимал отождествление субъектом себя с некоторым внешним лицом, с определённой силой авторитета, которую представляют фигуры родителей. Идентификация является очень важным механизмом [8].

Позднее в работах Э. Эриксона началась более глубокая разработка категории идентичности. Э. Эриксон рассматривал разные аспекты данного понятия. Согласно его позиции, идентичность индивида основывается на ощущении тождества самому себе и непрерывности своего существования во времени и пространстве, а также на основании того факта, что твои тождества и непрерывность признаются окружающими [9].

А. В. Микляева в категории «идентичность» выделяет следующие ключевые характеристики:

  1. Идентичность представляет собой внутреннюю структуру, которая объединяет разные стороны личности в единое целое без утраты их своеобразия.
  2. Идентичность имеет уровневое строение, элементы её структуры могут быть представлены как на осознанном, так и неосознанном уровне.
  3. Идентичность представляет собой динамическое образование, развитие которого может происходить посредством перехода её элементов на новый уровень и посредством кризисов идентичности [6].

И. Гофман выделяет три вида идентичности:

1) социальная идентичность — типизация личности другими на основе атрибутов социальной группы, к которой он принадлежит;

2) личная идентичность — личностные свойства, индивидуальные признаки человека;

3) Я-идентичность — субъективное ощущение индивидом своей жизненной ситуации, своего своеобразия [4].

Влияние человека на информацию о себе, которая транслируется на социальное окружение, И. Гофман называет политикой идентичности. Для этого используются различные типы техник — техника избегания, техника компенсации.

Термин «полоролевая идентичность» в научной литературе часто рассматривается с такими понятиями как «половая идентичность», «гендерная идентичность», «сексуальная идентичность» и т. д. По мнению В. Н. Павленко, в западной психологии полоролевую идентичность рассматривают часто как фундаментальное экзистенциальное чувство собственной маскулинности и фемининности, как восприятие своего пола в форме социально-психологического конструкта, совпадающего с биологическим полом [7].

Ш. Берн рассматривает полоролевую идентичность как отдельный класс сознательных и бессознательных репрезентаций «Я». Формирование полоролевой идентичности начинается с раннего восприятия анатомических различий и существенно усиливается мысленно возникающими из желаемых фантазий идентификаций и страха Эдипова периода. В результате возникает сложная группа репрезентаций «Я», более-менее несмешанных и непротиворечивых, в которых отражаются различная степень реальности и степень согласованности реального тела, сексуальная роль поведения и функционирования [4].

По мнению Т. В. Бендас, главную роль в формировании полоролевой идентичности играет маскулинная и фемининная идентификация, являющаяся результатом длительного развития и разрешения конфликтов функционирования защитных механизмов [3].

Полоролевая идентификация как процесс и результат определяется как обретение ребенком психологических и поведенческих особенностей человека определенного пола; отождествление им себя с человеком определенного пола и обретение черт психологических и особенностей поведения человека того же или противоположного пола, включая типичное поведение ролевое.

В соответствии с данным определением полоролевая идентификация предполагает когнитивную составляющую как отождествление себя с человеком определенного пола и поведенческую как обретение особенностей поведения человека определенного пола.

В структуре полоролевой идентичности И. С. Клецина выделяет следующие компоненты: когнитивный (познавательный) — осознание принадлежности к определенному полу и описание себя с использованием категорий мужественности-женственности; аффективный (оценочный) — оценка психологических черт и особенностей ролевого поведения на основе их соотнесения с эталонными моделями маскулинности-фемининности; конативный (поведенческий) — самопрезентация себя как представителя гендерной группы, а также способы разрешения кризисов идентичности на основе выборов вариантов поведения в соответствии с личностно значимыми целями и ценностями [7].

В модели, разработанной Egan and Perry выделяется пять компонентов полоролевой идентичности: знание своей половой принадлежности, половая типичность (воспринимаемая степень сходства с представителями собственного пола), удовлетворенность своей половой принадлежностью, ощущаемое давление со стороны сверстников, родителей и собственной личности в сторону соответствия полоролевым нормам и внутригрупповая предвзятость (представление о превосходстве своего пола над другим) [3]

S. L. Bern, считает, что термины, близкие к понятию «полоролевая идентичность», в частности, «половая идентичность», представляют собой категорию, которая относится к восприятию человеком своей мужественности или женственности. Термин «сексуальная идентичность» в большей степени рассматривается в контексте биологических сексуальных характеристик. При нормальном развитии человека формируется монолитная структура, в которой синтезированы разные виды идентичности и они обеспечивают отсутствие у человека сомнений относительно своего пола и особенностей полоролевого поведения [10].

Соотношение между данными близкими понятиями наблюдается в том, что полоролевая идентичность формируется на базе половой идентичности, которая не является тождественной и она означает выбор сознательных или бессознательных паттернов взаимодействия с другими людьми на основе осознания своего пола.

В модели половой идентичности, которая базируется на Я-концепции и соотносит личностные и социальные аспекты, А. Арчер выделяет следующие составляющие: адаптационная (социальная) половая идентичность описывает то, как личность соотносит свое реальное поведение с поведением других мужчин и женщин, целевая концепция «Я» — набор индивидуальных установок мужчины (женщины) на то, какими они должны быть, персональная идентичность -личностное соотнесение себя с другими людьми, Эго-идентичность — глубинное психологическое ядро того, что личность человека как представителя пола означает для самого себя [3].

Эта модель половой идентичности построена на двух основных принципах: 1) уровневом соотнесении отдельных ее аспектов и 2) независимости, ортогональности маскулинности и фемининности как ее измерений.

Первый уровень — «Я — рефлексивное» — совокупность субъективных представлений о том, какими их видят другие, одна из составляющих Я-концепции Р. Бернса, использующейся Н. В. Дворянчиковым для определения половой идентичности.

Второй уровень — полоролевая идентичность или образ Я как представителя определенного пола, полоролевые идеалы, ориентации, стереотипы, установки и т. д., некоторое Я-идеальное тоже одна из составляющих Я-концепции. У В. Е. Кагана это соответствует ролевой идентичности.

Третий уровень представлен персональной половой идентичностью, описывающей сравнение собственных личностных характеристик с образами личностей мужчин и женщин вообще, т. е. «Я- реальное» (составляющая Я-концепции), отражающее то, что означает личность человека, как представителя определенного пола, для самого себя (пропорция маскулинности/фемининности «Я — реального»). У В. Е. Кагана — это интеграция базовой и ролевой идентичностей, которая характеризует соотнесение представлений личности о маскулинности — фемининности в контексте индивидуального опыта межличностного общения и совместной деятельности.

Наиболее глубоким уровнем является четвертый уровень эго-идентичности, который обозначают как базовую половую идентичность, в модели Я-концепции в какой-то степени соответствующей Я-экзистенциальное и понятию самости у К. Юнга. В модели В. Е. Кагана это базовая половая идентичность, соответствующая самому глубинному уровню, определенному психофизиологически, который в основном редко осознается.

Обобщая вышесказанное, можно отметить, что в феномене половой идентичности в первую очередь акцентируются соматические признаки, на основе которых формируется идентичность человека как представителя определённого пола. В феномене психологического пола особую значимость приобретают психологические поведенческие проявления личности как индикатора мужского и женского. Именно они наполняют содержанием самосознание личности, связанного с полом. В полоролевой идентичности на первый план выступают параметры поведения из категорий «мужское» и «женское», в соответствии с которыми человек конструирует свою идентичность как представитель какого-либо пола.

Полоролевая идентичность представляет собой осознание и принятие себя как человека определенного пола, представления о половых ролях, положительное отношение к себе как представителю определенного пола. Формирование полоролевой идентичности происходит в процессе полоролевой идентификации.

Литература:

  1. Арчер, П. Половые роли в детстве: структура и развитие [Текст] / П. Арчер // Детство идеальное и настоящее. — Новосибирск, — 2014. — 120 с.
  2. Бем, С. Линзы гендера. Трансформация взглядов на проблему неравенства полов [Текст] / С. Бем. — М.: РОССПЭН, 2014. — 336 с.
  3. Бендас, Т. В. Гендерная психология [Текст] / Т. В. Бендас. — СПб., 2005. — 267 с.
  4. Берн, Ш. Гендерная психология [Текст] / Ш. Берн. — СПб.: «Прайм-Еврознак», 2001. — 210 с.
  5. Кон, И. С. Ребенок и общество: учеб. пособие / И. С. Кон. — М.: «Академия», 2003. — 334 с.
  6. Микляева, А. В. Социальная идентичность личности: содержание, структура, механизмы формирования: Монография [Текст] / А. В. Микляева, П. В. Румянцева. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2008. — С. 8–47.
  7. Павленко, В. Н. Представления о соотношении социальной и личностной идентичности в современной западной психологии [Текст] / В. Н. Павленко // Вопросы психологии. 2010. -№ 1. — С. 135–141.
  8. Фрейд, З. Три очерка детской сексуальности [Текст] / З. Фрейд. СПб., 2011. — 193 с.
  9. Эриксон, Э. Идентичность: юность и кризис [Текст] / Э. Эриксон: пер. с англ. М.: Прогресс, 2006. — 344 с.
  10. Bern, S. L. Sex-role adaptability: One consequence of psychological androgyny Text. / S. L. Bern // J. of Personal and Social Psycholgy, 1977, v. 31, p. 634–643.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle