Библиографическое описание:

Арсюхин Н. А., Резвецов Г. Д., Степанова И. М. Оценка эффективности напитка «Архыз + Антиоксидант = Живица» в комплексной терапии дисциркуляторной энцефалопатии // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 466-470.



Представлены результаты исследования оценки эффективности безалкогольного слабогазированного напитка «Архыз + Антиоксидант = Живица» в комплексной терапии дисциркуляторной энцефалопатии. Обследовано 46 пациентов с дисциркуляторной энцефалопатией I и II стадиями. Обследуемые были разделены на две группы: основную (пациенты, употреблявшие напиток) и контрольную. Выявлен достоверно больший регресс жалоб на головокружение и неустойчивость при ходьбе при применении в комплексном лечении данного напитка. Выявлено достоверное уменьшение выраженности нарушений статики и координации движений по шкале Тинетти (в том числе, по подшкалам общей устойчивости и походки) в отличие от группы пациентов, не употреблявших напиток.

Ключевые слова: дисциркуляторная энцефалопатия, дигидрокверцетин, напиток «Архыз + Антиоксидант = Живица».

Одним их самых распространенных диагнозов у пожилых пациентов является дисциркуляторная энцефалопатия (ДЭ). Дисциркуляторная энцефалопатия, хроническое нарушение мозгового кровообращения, хроническая цереброваскулярная недостаточность, хроническая ишемия мозга — синонимы названия цереброваскулярного заболевания, проявляющегося медленно прогредиентным нарушением функций головного мозга вследствие микроангиопатий внутримозговых сосудов и развития множественных мелкоочаговых инфарктов головного мозга [5].

В большинстве случаев причиной ДЭ является гипертоническое и/или атеросклеротическое поражение мелких внутримозговых артерий, приводящее к нарушению кровотока в бассейне этих сосудов [3]. Менее частыми, но тоже актуальными, этиологическими факторами являются амилоидная, обменная, аутоиммунная ангиопатии, системный васкулит, микроангиопатии при инфекционных заболеваниях (герпес, сифилис и др.), диабетическая ангиопатия. Основными механизмами ДЭ являются формирование в головном мозге зон инфарктов с явлениями хронической ишемии, маркером которой является разрежение перивентрикулярного или субкортикального белого вещества — лейкоареоз, который патоморфологически представляет собой зону демиелинизации, глиоз и расширение периваскулярных пространств. Диагноз дисциркуляторной энцефалопатии основывается на клинических и инструментальных критериях, которые разрабатывались и дополнялись зарубежными и отечественными авторами.

Клиника ДЭ характеризуется когнитивными, эмоциональными и двигательными нарушениями. Когнитивные нарушения (КН) при ДЭ в настоящее время считаются основными проявлениями, оказывающими влияние на функциональный статус больного, по мере прогрессирования заболевания они могут стать причиной инвалидизации пациента [3]. Уже на ранней стадии ДЭ когнитивные расстройства присутствуют у большинства больных, их можно расценить как легкие КН, в их структуре преобладают нейродинамические нарушения — снижение внимания, скорости мыслительных процессов, повышенная утомляемость при умственных нагрузках. На следующих стадиях патологического процесса прослеживается формирование четкого лобно-подкоркового типа КН, проявлениями которого являются нарушение планирования и организации деятельности, способности к обобщению и вынесению умозаключений. Чаще это умеренные КН. На поздних стадиях ДЭ при нейропсихологическом обследовании могут определяться признаки присоединившегося нейродегенеративного процесса. Это можно определить по нейропсихологическим особенностям нарушения памяти, гнозиса, праксиса, речи. Степень выраженности еще более возрастает и достигает стадии выраженных КН.

Среди двигательных нарушений при ДЭ можно отметить следующие синдромы: вестибуло-атактический (головокружение, пошатывание, неустойчивость при ходьбе); пирамидный (оживление сухожильных рефлексов с расширением рефлексогенных зон, анизорефлексия, иногда клонусы стоп); амиостатический (дрожание головы, пальцев рук, гипомимия, мышечная ригидность, замедленность движений); псевдобульбарный (нечеткость речи, «насильственный» смех и плач, поперхивание при глотании) [2]. Данные нарушения как синдромы можно выделить лишь на второй и третьей стадиях заболевания.

По степени выраженности функциональных нарушений, согласно рекомендациям НИИ неврологии РАМН (2001 г.), выделяют три стадии ДЭ: I, II и III стадии.

При I стадии преобладают субъективные симптомы (головная боль, головокружение, шум в голове, повышенная утомляемость, снижение внимания, неустойчивость при ходьбе, нарушение сна). При осмотре можно отметить рассеянную неврологическую симптоматику — легкие псевдобульбарные проявления, оживление сухожильных рефлексов, анизорефлексию, снижение постуральной устойчивости, уменьшение длины шага, замедление ходьбы. Также при нейропсихологическом исследовании выявляются легкие когнитивные нарушения преимущественно нейродинамического характера.

Отличительной чертой II стадии является формирование четких клинических синдромов, существенно снижающих функциональные возможности больного: объективно выявленных когнитивных нарушений, достигающих степени умеренных когнитивных расстройств. Удается выделить объективную неврологическую симптоматику, достигающую синдромального уровня, — пирамидный, экстрапирамидный, вестибуломозжечковый, псевдобульбарный синдромы. Проявляются аффективные расстройства — апатия, эмоциональная лабильность, депрессия, повышенная раздражительность и расторможенность. На этой стадии страдает профессиональная и социальная адаптация больного, значительно снижается его работоспособность, но он сохраняет способность обслуживать себя.

Для III стадии характерны те же синдромы, что и при II стадии, но их инвалидизирующее влияние существенно возрастает. Когнитивные нарушения достигают степени деменции и сопровождаются грубыми аффективными и поведенческими нарушениями. Развиваются грубые нарушения ходьбы и постурального равновесия с частыми падениями, выраженные мозжечковые расстройства, тяжелый паркинсонизм, недержание мочи. Как правило, отмечается сочетание нескольких основных синдромов. Нарушается социальная адаптация, больные постепенно утрачивают способность обслуживать себя и нуждаются в постороннем уходе, что является критерием именно этой стадии ДЭ.

Лечение ДЭ должно быть комплексным, включать мероприятия по предупреждению прогрессирования основного заболевания и коррекции когнитивных, эмоциональных и двигательных нарушений. Важное значение имеют исключение или минимизация основных факторов риска, к которым помимо артериальной гипертензии относятся психоэмоциональное перенапряжение, курение, злоупотребление алкоголем, избыточная масса тела, малоподвижный образ жизни, заболевания сердца, сахарный диабет. Для лечения основного сосудистого заболевания используются антигипертензивные средства. Для предупреждения повторных ишемических эпизодов и дальнейшего повреждения вещества головного мозга применяются антиагрегантные и гиполипидемические препараты.

При ведении пациентов с ДЭ по общепринятым стандартам назначают вазоактивные препараты (винпоцетин, пентоксифиллин, ницерголин, вазобрал, циннаризин и др.), ноотропные (пирацетам, гопантеновая кислота и др.) и нейропротекторные препараты, включая комплексы аминокислот (церебролизин, актовегин, кортексин и др.), антигипоксанты и транквилизаторы [4].

По современным представлениям, перспективной группой препаратов, применяемых при лечении ДЭ, являются антиоксиданты. Широко используемые в клинической практике α-токоферол ацетат, аскорбиновая кислота, селен, убихинон, каротин, никотиновая кислота, компламин, рибофлавин и другие уже требуют сочетанного и длительного применения для достижения сомнительного антиоксидантного и антигипоксического эффекта. Данная ситуация подталкивает исследователей к поиску и изучению новых эффективных препаратов антиоксидантного ряда [4].

Одним из таких веществ является дигидрокверцетин. Дигидрокверцетин — флавоноид, получаемый из древесины лиственницы сибирской (Larix sibirica Ledeb.) и лиственницы даурской (Larix dahurica Turcz.). Фармакологическое действие — антиоксидантное, капилляропротективное, дезинтоксикационное, противоотечное. Тормозит процессы перекисного окисления липидов клеточных мембран, препятствует повреждающему действию свободных радикалов, тормозит преждевременное старение клеток и развитие различных заболеваний. Препятствует разрушению клеточных мембран, оказывает капилляропротективное действие. Укрепляет стенки сосудов (в т. ч. капилляров), улучшает микроциркуляцию, нормализует уровень холестерина и триглицеридов в крови. Препятствует развитию атеросклероза, уменьшает риск возникновения инсульта и инфаркта [6]. Улучшает коронарный кровоток, сократимость миокарда, уменьшает зону инфицирования сердечной мышцы, способствует нормализации возбудимости и проводимости. Показана эффективность при ревматизме, септическом эндокардите, вегетососудистой дистонии. Существует ряд других показаний для приема дигидрокверцитина.

В России разработан напиток, содержащий в своем составе дигидрокверцетин. Напиток безалкогольный слабогазированный «Архыз + Антиоксидант = Живица» в 100 мл содержит в своем составе минеральную природную питьевую столовую воду «Архыз», биологическую активную добавку «Флавомикс-Р» (дигидрокверцетин 20 мг), витамин С — 2,5 мг. Применение его в комплексной терапии может способствовать уменьшению выраженности неврологической симптоматики при ДЭ.

Цель исследования: оценка эффективности безалкогольного слабогазированного напитка «Архыз + Антиоксидант = Живица» (далее по тексту «Живица») в комплексной терапии дисциркуляторной энцефалопатии.

Материал иметоды исследования. Обследовано 46 пациентов с дисциркуляторной энцефалопатией (ДЭ) I и II стадиями. Обследуемые были разделены на две группы: основную и контрольную. Основную группу (30 человек) составили пациенты, получавшие с целью лечения ДЭ винпоцетин внутрь в дозе 15 мг в сутки и пирацетам внутрь в дозе 2400 мг/сут, а также получавшие напиток «Живица» в дозе 660 мл в сутки в течение 1 месяца. Контрольную группу (16 человек) составили пациенты, получавшие с целью лечения ДЭ винпоцетин внутрь в дозе 15 мг в сутки и пирацетам внутрь в дозе 2400 мг/сут в течение 1 месяца. Обе группы пациентов регулярно принимали препараты ацетилсалициловой кислоты внутрь в дозе 50–150 мг в сутки.

Критериями исключения являлись: наличие ДЭ III стадии, наличие инсульта в анамнезе, наличие эпилептических припадков и/или тяжелой черепно-мозговой травмы в анамнезе, наличие другого неврологического заболевания с выраженным или умеренным нарушением функций, наличие тяжелых нарушений сердечного ритма, наличие злокачественных опухолей на момент исследования, наличие окклюзий или стенозов сосудов шеи более 60 %, а также наличие диссекций сосудов шеи по данным ультразвукового исследования.

Основные сведения о группах представлены в таблице 1.

Таблица 1

Характеристика основной иконтрольной групп

Сравниваемые показатели

Основная группа

(n=30)

Контрольная группа

(n=16)

Возраст

67,4±8,1

67,6±7,6

Пол (мужчины/ женщины)

17/13

9/7

Стадия (I / II)

18/12

9/7

Группы имели смешанный половой состав с некоторым преобладанием I стадии ДЭ. Они были сопоставимы по возрасту, половому составу и стадиям ДЭ.

Диагноз ДЭ подтверждался путем выяснения жалоб, сбора анамнеза, неврологического осмотра, данными биохимического анализа крови, данными ультразвукового дуплексного сканирования (УЗДС) сосудов шеи, в части случаев — данными КТ и МРТ головного мозга.

Для оценки выраженности таких субъективных проявлений ДЭ как жалобы на: головокружение, неустойчивость при ходьбе, ощущение тяжести в голове, шум в ушах или «в голове», снижение памяти, снижение внимания, использовалась визуальная ранговая шкала (ВРШ) [1]. Для объективной оценки когнитивных нарушений использовалась шкала MMSE (краткое исследование когнитивного состояния) [7, 9], а для объективизации нарушений статики и координации движений использовалась шкала оценки двигательной активности Тинетти [7, 9, 10], состоящая из двух частей (оценка общей устойчивости и оценка походки). Эффективность лечения оценивалась путем анализа изменений неврологического статуса, показателей ВРШ, показателей шкал MMSE и Тинетти, а также данных УЗДС сосудов шеи до и после курса лечения.

УЗДС сосудов шеи проводилось на аппарате Logic 400 CL. Проводилась оценка диаметра сонных и позвоночных артерий, наличия атеросклероза и степени выраженности стенозов сосудов, оценка пиковой систолической скорости кровотока (Vps) [8] — линейной скорости кровотока (ЛСК), определялось наличие асимметрии Vps (ЛСК) в каком-либо бассейне, отмечалось наличие венозной дисциркуляции в позвоночных венах.

Для статистической обработки полученных данных применялись программы Microsoft Excel 2003 и SPSS11.0. Во всех статистических исследованиях уровень значимости был равен 0,05.

Результаты исследования. Данные о выраженности субъективных проявлений ДЭ представлены в таблице 2.

Таблица 2

Динамика выраженности жалоб по ВРШ (Me [Qн; Qв])

Показатель (баллы)

Основная группа (n=30)

Контрольная группа (n=16)

До лечения

После лечения

До лечения

После лечения

Головокружение

4,5 [3,0; 5,0]

0,5 [0; 2,0]*,**

4,0 [2,0; 5,0]

2,0 [1,0; 3,0]*

Неустойчивость при ходьбе

2,0 [1,0; 4,0]

0 [0; 1,0]*,**

2,5 [0; 4,8]

1,5 [0; 3,0]*

Ощущение тяжести в голове

4,0 [3,0; 5,0]

1,5 [1,0; 3,0]*

3,0 [2,0; 5,0]

2,0 [1,3; 3,8]*

Шум в ушах или «в голове»

3,5 [2,0; 5,0]

1,0 [0; 2,3]*

3,5 [0,3; 5,6]

1,0 [0; 4,8]*

Снижение памяти

4,0 [3,0; 6,0]

2,5 [1,0; 3,0]*

4,5 [2,5; 6,0]

3,0 [1,3; 5,5]*

Снижение внимания

4,0 [3,0; 6,0]

2,0 [1,0; 3,0]*

4,0 [2,0; 5,5]

2,0 [1,0; 3,0]*

* — p<0,05, в сравнении с показателем до лечения в каждой группе; ** — p<0,05, в сравнении с контрольной группой после лечения

Как видно из таблицы 2, данные не подчинялись закону нормального распределения, поэтому они описываются по принципам непараметрической статистики. До лечения большинство жалоб имели умеренную выраженность. После лечения в обеих группах отмечалось достоверное уменьшение выраженности всех жалоб по ВРШ. В основной группе, в сравнении с контрольной, выявлен достоверно больший регресс жалоб на головокружение и неустойчивость при ходьбе.

Проводилась оценка когнитивных нарушений по шкале MMSE. Данные приведены в таблице 3.

Таблица 3

Оценка выраженности когнитивных нарушений по шкале MMSE (M±σ)

Показатель (баллы)

Основная группа (n=30)

Контрольная группа (n=16)

До лечения

После лечения

До лечения

После лечения

Шкала MMSE

25,7±1,9

26,2±1,6*

26,1±2,0

26,4±2,0*

* — p<0,05, в сравнении с показателем до лечения в каждой группе

Согласно данным таблицы 3, в обеих группах в целом до лечения отмечались преддементные когнитивные нарушения. После лечения отмечалось достоверное улучшение когнитивных функций в обеих группах без статистически доказанной разницы.

Проводилась оценка нарушений статики и координации движений по шкале Тинетти. Данные приведены в таблице 4.

Таблица 4

Оценка выраженности нарушений статики и координации движений по шкале Тинетти (M±σ)

Показатель (баллы)

Основная группа (n=30)

Контрольная группа (n=16)

До лечения

После лечения

До лечения

После лечения

Общая устойчивость

19,6±1,9

20,4±2,0*

19,8±2,0

19,9±2,0

Походка

14,0±1,4

14,3±1,3*

14,1±1,2

14,2±1,1

Общий балл

33,6±3,2

34,7±3,2*

33,9±3,0

34,1±3,0

* — p<0,05, в сравнении с показателем до лечения

Согласно данным таблицы 4, в обеих группах в целом до лечения отмечались умеренные нарушения статики и координации движений. После лечения отмечалось достоверное улучшение статики и координации движений только в основной группе.

При УЗДС сосудов шеи в обеих группах степень стеноза каждого из обследованных сосудов не превышала 50 %, гипоплазий сосудов выявлено не было. У части пациентов выявлены позвоночные артерии малого диаметра. После лечения при повторном УЗДС изменения степени стеноза какого-либо сосуда зарегистрировано не было. Данные по Vps в обеих группах представлены в таблице 5.

Таблица 5

Динамика показателей Vps (M±σ, см/с)

Сосуд

Основная группа (n=30)

Контрольная группа (n=16)

До лечения

После лечения

До лечения

После лечения

Общая сонная артерия (ОСА)

58,4±12,4

57,2±7,2

54,9±7,7

53,6±5,2

Внутренняя сонная артерия (ВСА)

56,1±16,9

56,2±12,8

54,9±9,7

55,4±9,6

Наружная сонная артерия (ВСА)

58,4±9,4

60,5±9,2

61,3±10,0

60,6±11,5

Позвоночная артерия (ПА)

28,8±8,5

29,3±7,6

31,7±8,7

31,8±7,1

Группы были сопоставимы по Vps до лечения, средние значения Vps в группах были в пределах нормы. После лечения в обеих группах достоверных изменений Vps не произошло.

Однако, несмотря на это, после лечения у пациентов отмечались случаи регресса асимметрии линейной скорости кровотока (ЛСК) в каротидном или вертебральном бассейнах или регресса венозной дисциркуляции в позвоночных венах. В основной группе из 8 пациентов с асимметрией ЛСК у 5 пациентов асимметрия регрессировала. Также из 5 пациентов с признаками дисциркуляции в позвоночных венах у 3 признаки дисциркуляции регрессировали, у 1 выраженность дисциркуляции уменьшилась. В контрольной группе выявлено 3 пациента с асимметрией ЛСК, у 1 из них асимметрия регрессировала. Также у 1 пациентки выявлены признаки дисциркуляции в позвоночных венах, которые сохранились после лечения.

Эти данные позволяют предположить более значимую нормализацию кровотока в основной группе после лечения, однако, малое количество наблюдений не позволяет сделать статистически достоверных выводов.

Выводы:

  1. Применение напитка «Живица» в комплексном лечении дисциркуляторной энцефалопатии I и II стадии приводит к достоверно большему регрессу жалоб на головокружение и неустойчивость при ходьбе в сравнении с группой пациентов, не употреблявших «Живицу».
  2. При использовании напитка «Живица» в составе комплексного лечения дисциркуляторной энцефалопатии I и II стадии происходит достоверное улучшение когнитивных функций по шкале MMSE в сравнении с показателем до лечения, которое, однако, статистически недостоверно при сравнении после лечения с группой пациентов, не употреблявших «Живицу».
  3. Применение напитка «Живица» в комплексном лечении дисциркуляторной энцефалопатии I и II стадии приводит к достоверному уменьшению выраженности нарушений статики и координации движений по шкале Тинетти (в том числе, по подшкалам общей устойчивости и походки) в отличие от группы пациентов, не употреблявших «Живицу».
  4. При использовании напитка «Живица» в составе комплексного лечения дисциркуляторной энцефалопатии I и II стадии достоверных изменений пиковой систолической скорости кровотока в сосудах шеи не выявлено.

Литература:

  1. Боль: руководство для врачей и студентов. / Под ред. академика Яхно Н. Н. — М.: «МЕДпресс-информ», 2009. — 304 с.
  2. Дамулин И. В. Дисциркуляторная энцефалопатия: патогенетические, клинические и терапевтические аспекты. // Трудный пациент. — 2005. — № 6. — С. 21–24.
  3. Левин О. С. Дисциркуляторная энцефалопатия: современные представления о механизмах развития и лечении. // Consiliummedicum. — 2007. — № 8. — С. 72–79.
  4. Поляков И. А., Малозёмов И. В., Степанова Н. С. Антиоксидантная терапия в комплексном лечении дисциркуляторной энцефалопатии. // TERRAMEDICANOVA. — 2009. — № 4–5. — С. 22–24.
  5. Прокопенко С. В., Петрова М. М., Корягина Т. Д., Шанина Е. Г. Дисциркуляторная энцефалопатия в практике поликлинического врача. // Поликлиника. — 2015. — № 3. — С. 48–52.
  6. Регистр лекарственных средств России: энциклопедия лекарств 2004. / Под ред. академика МАИ Вышковского Г. Л. — М.: ООО «РЛС-2004», 2004. — 1504 с.
  7. Тесты и шкалы в неврологии: руководство для врачей. / Под ред. проф. Кадыкова А. С., к.м.н. Манвелова Л. С. — М.: «МЕДпресс-информ», 2015. — 224 с.
  8. Тривоженко А. Б., Малютина Е. Д., Зубкова А. В., Стручков П. В. Допплеровское ангиосканирование в диагностике сосудистых заболеваний: учебно-методическое пособие. — М.: Издательство ФМБА, 2012. — 76 с.
  9. Яхно Н. Н. Отчет о проведении клинических исследований эффективности и безопасности применения препарата «МЕКСИКОР» (производства ГУП «Государственный завод медицинских препаратов» и ФГУП «Мосхимфармпрепараты им. Н. А. Семашко» по лицензии ООО «ЭкоФармИнвест») при острых и хронических формах сосудистой мозговой недостаточности (расширение показаний для применения в неврологии), компании ООО «ЭкоФармИнвест», Россия. — М.: 2008.
  10. Tinetti M. E. Performance-oriented assessment of mobility problems in elderly patients. // JAGS. — 1986. — Vol. 34. — P. 119–126.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle