Библиографическое описание:

Кодиров Х. М. Сравнительный анализ уголовной ответственности за должностной подлог в некоторых развитых зарубежных странах // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 1001-1004.



В данной статье дан сравнительный анализ вопросов уголовной ответственности за фальсификацию и подделку должностными лицами документов в развитых зарубежных странах, в том числе в ФРГ, Испании, Голландии, Швейцарии, КНР, Японии и Республике Корея. В ней уголовно-правовые нормы, предусмотренные в законах каждой из этих стран, изучены в сравнении с нормами, определенными в УК Узбекистана. Разработаны рекомендации касательно имплементации в национальное законодательство позитивных аспектов.

Ключевые слова: должностное лицо, фальсификация, подделка, государственный служащий, результаты экспертизы, экспортные товарные накладные, квитанции об исключении из перечня расходов на экспортные сборы, текстовая или графическая информация, сотрудники органов торгового контроля, государственных отделов торгового контроля.

На сегодняшний день мировыми странами накоплен достаточный опыт и законодательная база по обеспечению и гарантиям прав человека. На наш взгляд, при реформировании определенной сферы в нашей стране, следует обязательно изучить опыт развитых зарубежных стран, анализ их позитивных и негативных аспектов.

Следовательно, изучение опыта развитых зарубежных стран в деле уголовно-правовой охраны преступных действий должностных лиц при работе с документами, полагаем, даст возможность разработать эффективные механизмы по борьбе с должностным подлогом в нашей стране. Ибо необходимость сравнительно-правового исследования уголовно-правовых систем различных стран объясняется не только стремлением ученых расширить своё мировззрение, внедрить в уголовно-правовую науку новые знания, но и возможностью нахождения эффективных правовых механизмов и их использования при совершенствовании национального законодательства [1].

Во многих странах Европы предусмотрена уголовная ответственность за подделку документов должностными лицами. Хотя, в отдельных странах это преступление не определяется как «должностной подлог», по своей сущности оно во многом схоже с нормой, нашедшей свое выражение в статье 209 УК Республики Узбекистан.

Так, в § 267 УК ФРГ, именуемом «Подделка документов», предусмотрена ответственность за изготовление фальшивого документа, подделку действительного документа либо использование в правоприменительной деятельности фальшивого либо подельного документа в целях обмана. Также, в § 269 УК «Фальсификация сведений, имеющих доказательственное значение», предусмотрена ответственность лица, собирающего либо фальсифицирующего в целях обмана сведения, имеющие доказательственное значение в правоприменительной деятеьности [2]. Анализ норм, определенных в УК ФРГ, свидетельствет о том, что они в сравнении с нормами УК Узбекистана являются специальными нормами, при этом можно заметить, исходя из специфики деяния в виде должностного подлога, ответственность определяется в нескольких статьях. Кроме того, цель совершения преступления признается в качестве основного признака при квалификации деяния. Но, конечно, цель совершения преступления может быть различной и определение в уголовном законе ответственности для каждого из них в отдельных статьях, на наш взгляд, нецелесообразно.

Мы считаем в этом смысле опыт Узбекистана более эффективным.

Как известно, принятый в 1995 году УК Испании, считается логическим завершением многовекового развития уголовного законодательства страны [3]. Уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за должностной подлог нашли свое место в главе 2 «О подделке документов» раздела 18 («О фальсификациях») УК [4]. В частности, в статье 390 предусмотрена ответственность за внесение в документы должностным лицом, в том числе сотрудником государственной службы, заведомо ложных сведений, а равно внесения в подобные документы исправлений, искажающих его истинное содержание. Как видно, в Испании субъектом данного преступного деяния может быть должностное лицо или государственный служащий. В статье 209 УК Узбекистана предусмотрена ответственность лишь должностных лиц. В соответствии с УК, в случае совершения подобного деяния государственым служащим, ответственность возникает на основании нормы, предусматривающей на общих основаниях уголовную ответственность для граждан, совершаюших подобные деяния. На наш взгляд, в этом аспекте опыт Испании имеет определенные положительные стороны. Применяя ее положительные моменты, рекомендуется определить в статье 209 УК наряду с должностными лицами и ответственность государственных служащих за совершение подобных деяний либо определение в статье 228 УК в качестве отягчающего признака совершение его государственным служащим.

В соответствии со статьей 225 «Подделка документов» раздела 12 УК Голландии лицо, обманным путем изготовившее либо подделавшее документ, используемый для удостоверения какого-либо факта с целью его использования в качестве действительного и неподдельного документа лично либо иными лицами, признается виновным в подделке документов [5]. Согласно данной статьи предметом подделки документов может быть лишь документы, выражающие в себе факты, относящиеся к делу. Это обстоятельство существенным образом сужает перечень фактических сведений, признаваемых предметом рассматриваемого преступления.

Если проанализировать уголовное законодательство развитых стран Азии, в 9-главе УК КНР под названием «Должностные преступления» не предусмотрен состав преступления в виде должностного подлога [6]. Но в данной главе существуют отдельные статьи, определяющие специальные составы преступления в виде подделки документов, совершаемые с использованием должностного положения. Так, в части 1 статьи 412 кодекса предусмотрена ответственность сотрудников органов торгового контроля, государственных отделов торгового контроля, в корыстных целях подделывающих результаты экспертизы. Юридический анализ данного преступления свидетельствует о том, что его предметом являются «результаты экспертизы». Эти результаты должны найти свое объективное отражение в каком-либо документе — акте проверки, справке и т. п. Объективная сторона преступного деяния состоит в «подделке» указанного выше предмета преступления, то есть фальсификации результатов экспертизы, их искажении. Основной состав представлен в виде формального, иными словами для признания оконченности данного преступления не требуется наступления каких-то последствий. Однако, есть отягчающий ответственность признак, который определяется в виде «совершения данного деяния, повлекшего серьезные последствия». Субъект преступления, предусмотренного в части первой статьи 412 УК КНР — специальный субъект. Точнее говоря, субъекты данных преступлений — сотрудники органов торгового контроля, государственных отделов торгового контроля. Они должны действовать в корыстных целях и с прямым умыслом [1]. В качестве наказания предусмотрено лишение свободы до пяти лет либо краткосрочный арест, при наличии отягающих ответственность обстоятельств виновный может быть лишен свободы на срок от пяти до десяти лет.

В законе существует также схожая по конструкции норма, предусматривающая уголовную ответственность сотрудников органов карантинного надзора за животными и растениями за подделку результатов карантинной проверки (часть 1 статьи 413 УК КНР). Эти преступления различаются лишь по предмету и субъекту.

В качестве специального вида должностного подлога (часть 1 статьи 415 УК КНР) можно выделить деяния сотрудников государственных органов, ответственных за оформление паспортов, виз, иных документов, предоставляющих право въезда в страну и выезда за рубеж, которые оформляют въездные (выездные) документы лиц, пытающихся незаконно пересечь государственную границу (границу приграничной территории). На наш взгляд, в паспортах, визах и иных документах лиц, пытающихся незаконно пересечь государственную границу (границу приграничной территории) должны содержаться поддельные данные, так как у них нет правовых оснований оформить свои документы.

Толкование указанной выше нормы уголовного закона КНР дает возможность сделать следующий вывод: при заполнении квитанций и расчетных листов в них вносятся заведомо ложные данные и по сути, именно в этом заключается подлог.

Субъектом преступления, предусмотренного в части 2 статьи 405 УК КНР являются «сотрудники иных государственых органов», а предметом преступления — «экспортные товарные накладные, квитанции об исключении из перечня расходов на экспортные сборы».

Следует, в этой связи, остановиться на еще одном виде должностного преступления, совершаемого путем подлога. Согласно статьи 407 УК КНР, предоставление лесорубных билетов свыше определенного годового размера либо в нарушение лесного законодательства предоставление руководящими работниками органов лесной промышленности лесорубных билетов свыше установленных объемов, признается преступлением в случае совершения деяния при отягчающих вину обстоятельствах и причинении лесному хозяйству существенного вреда. При квалификации состава преступления необходимо выяснить внесение в лесорубный билет, являющийся предметом преступления ложных данных или его полную фальсификацию.

В УК Республики Корея ответственность должностных лиц за подделку документов регламентирована в 20–21 главах [7]. Общественная опасность преступлений касательно подделки документов (глава XX) и печатей (глава XXI) заключается в том, что в результате изготовления и использования поддельных документов и печатей могут быть существенно нарушены интересы различных учреждений, ведомств и отдельных граждан. Преступники при помощи поддельных документов и печатей пытаются незаконно получить различные права, привилегии либо освободиться от определенных обязательств и в результате нарушают нормальную деятельность публичных или общественных учреждений, установленный порядок производства официальной и частно-правовой документации. Стоит подчеркнуть, что все составы преступлений касательно подделки документов были дополнены Законом от 29 декабря 1999 года.

Во всех статьях рассматриваемой главы УК Южной Кореи подробно даны определения преступлений и указан конкретный предмет преступления. Даже исходя из наименования главы XX, можно понять, что предметом всех преступлений, включенных в нее, являются документы. Можно также заметить, что в преступлениях касательно документации, предусмотренных в УК Республики Корея, предметы преступления весьма различны. К ним относятся: официальный документ (статья 225), поддельный публичный документ (статья 227), специальный посреднический документ (часть 2 статьи 227), электромагнитные записи (статья 229), лицензия (статья 229), разрешение (статья 229), сертификат (статья 229), паспорт (статья 229), проект официального документа (статья 230), личный документ (статья 231), поддельный медицинский сертификат (статья 233), восстановленный документы (часть 2 статьи 237) и иные предметы.

Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 237 УК Республики Корея определеяется, что для преступлений, предусмотренных в данной главе, любые копии документов, восстановленные при помощи электронной копировальной техники, факсимильных аппаратов или иных подобных устройств, признаются в качестве самих документов либо их изображений. Итак, в уголовном законодательстве Республики Корея вопросы ответственности должностных лиц за преступления, связанные с подделкой документов и печатей урегулированы довольно широко и подробно, поэтому можно рассмотреть вопросы имплементации их позитивных положений в национальное законодательство.

В УК Японии нормы об ответственности за должностной подлог включены в главу 17 «Преступления, составляющие подделку документов». Эта глава состоит из 9 статей (статьи 154–161-П) [8]. В двух из них предусмотрены составы преступлений в виде должностного подлога. Так, в статье 156 УК «Подготовка публичным должностным лицом поддельного официального документа» урегулирована ответственность публичного должностного лица, изготовившего с использованием своего должностного положения в целях использования текста или графического материала либо внесшего в него изменения. Назначаемое за подобные преступления наказание зависит от наличия либо отсутствия при совершении преступления печати и подписи. В качестве объективных признаков закон раскрывает предмет преступления и определение самого деяния. В качестве предмета преступлния, предусмотренного в статье 156 УК Японии указана текстовая или графическая информация. Но, в названии самой статьи в качестве предмета фигурирует официальный документ. Полагаем, законодатель не различает эти понятия между собой: при помощи каких текстовых или графических материалов не совершало бы публичное должностное лицо свои преступные деяния, все они признаются официальными документами. В уголовном законе Республики Узбекистан этот признак указан более четко: лишь официальный документ может служить предметом должностного подлога.

Стоит отметить, что анализ уголовного законодательства стран Европы и Азии, предусматривающего ответственность за должностной подлог указало, что наряду со схожими с национальным законодательством чертами существуют отдельные аспекты, отличающие их друг от друга. Эти положения мы можем наблюдать через следующее:

во-первых, преступление совершаются и по неосторожности (статья 391 УК Испании, статья 317 УК Швейцарии);

во-вторых, кру предметов преступления очень различается: документы, содержание в себе факты, относящиеся к делу (статья 225 УК Голландии), «результаты экспертизы» (статья 412 УК КНР), «экспортные товарные накладные, квитанции об исключении из перечня расходов на экспортные сборы и иные документы» (статья 405 УК КНР), текстовая или графическая информация (статья 156 УК Японии);

в-третьих, различаются и субъект преступления: сотрудники органов торгового контроля, государственных отделов торгового контроля (статья 412 УК КНР).

Имплементация вышеуказанного положительного опыта развитых зарубежных стран в национальное законодательство, на наш взгляд, послужит созданию более эффективных по сравнению с действующими механизмов предупреждения негативных случаев в виде должностных подлогов.

Литература:

  1. Басова Т. Б. Уголовное законодательство стран Северо-Восточной Азии об ответственности за должностные преступления. / Отв. ред. проф. А. И. Коробеев. – Владивосток: Дальневост. ун-та, 2004. – С. 3-33.
  2. Уголовный кодекс ФРГ/Пер. с нем. – М., 2001. –С. 154–155.
  3. Кузнецова Н. Ф., Решетников Ф. М. Основные черты нового уголовного кодекса Испании. // Вестник Московского университета. Серия 11: Право. 1998. № 2.
  4. Уголовный кодекс Испании. – М.: ЗЕРЦАЛО, 1998. – С. 123–124.
  5. Уголовный кодекс Голландии. – СПб., 2001. – С. 344.
  6. Уголовный кодекс Китайской Народной Республики. / Под ред. и с предисл. проф. А. И Коробеева. – Владивосток: Дальневосточ. ун-та, 1999.
  7. Уголовный кодекс Республики Кореи / Под ред. проф. А. И. Коробеева. – Владивосток: Дальневост. ун-та, 1999. – С.35.
  8. Уголовный кодекс Японии. / Под ред. и с предисл. проф. А. И. Коробеева / Пер. с японского В. Н. Еремина. – Владивосток; Дальневост. ун-та, 2000.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle