Библиографическое описание:

Макеева И. А., Макеева Е. А. Язык как способ осознания исторической эпохи // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 1090-1093.



Чем бы ни занимался человек, он непрерывно говорит и, даже тогда, когда работает или отдыхает, слушает или молчит. Человеку свойственно говорить так же, как ходить или дышать. Мы очень редко задумываемся над тем, что такое язык и как возможно общение с другими людьми? Язык пронизывает всю нашу жизнь. Осознание человеком собственного бытия в разнообразии своих отношений к миру к самому себе в значительной мере определяется возможностями его языка. Человек создавал язык как средство своей жизнедеятельности, с помощью которого он мог приспосабливаться к окружающей среде, раскрывать тайны природы и воздействовать на нее, выражать собственные состояния сознания и мысли, переживания, желания, воспоминания, сообщать что-либо другим людям. В результате длительной психосоматической и социокультурной эволюции человека язык превратился в многофункциональный и универсальный орган его жизни, общения и познания. Язык позволяет нам различать, сравнивать и обобщать любые явления, свойства и отношения. Каждый из нас с момента рождения застает язык как уже готовую, существующую совокупность средств, правил, норм общения людей. Он использует их в целях передачи своих мыслей другому в форме речи: письменной или устной, связанных с ними языков культуры, религии, искусства, науки и т. п. Когда речь построена по правилам языка, то она становится понятной другому человеку. Наша речь — это наша индивидуальная способность употребления языка как связанной совокупности социально значимых средств общения. На этом основании, по-видимому, очень трудно преувеличить роль языка в сознании

Сегодня существуют не только философские, но и весомые дисциплинарные и междисциплинарные аргументы экспериментально опытного и теоретического характера, опираясь на которые можно утверждать, что язык органически вплетается в ткань структуры сознания, укоренен глубоко в бессознательной психике и психосоме человека. Сопряженность языка и сознания, его роль в актах сознания заставляет нас говорить о единой речесознательной деятельности человека. Воплощенный в речи, язык функционирует в сознании сообразно потребностям и целям человека в повседневной жизни и общении, в познании и оценке, в принятии решений, хранении, воспроизведении и передаче своего опыта другим поколениям людей. Тело, его органы, психика и сознание «пропитаны» свойствами речи, активно влияют на речеоформление и выражаются в ее свойствах (звуки, звукосочетания, письмо, дискурсивность, символизм, знаковостъ, жесты, звуки и т. п.).

Разговор о природе языка легче всего начинать с утверждения о произвольном характере языкового знака. Буквы и слова, предложения и тексты, звуки и фразы речи — все это знаки, выражающие значение чего-либо (явления, свойства, отношения). Знаком называют взаимосвязь означающего (в форме письма, рисунка или звука) и означаемого (значения слова или понятия). Языковой знак соотносится, как правило, со словом, в форме которого усматривают минимальную единицу языка. Способность любого знака обозначать какое-то явление, свойство, отношение обычно называют его значением или понятием.

Мы замечаем, что связь между знаком и значением; означающим и означаемым произвольна, т. е. она ничем не детерминирована ни со стороны знака, ни со стороны значения. Любой вид знака предполагает отношение между означаемым и означающим. Правда, сам характер этих взаимоотношений варьируется в зависимости от разных свойств, которые в них проявляются. Так, действие естественных знаков-признаков основано на фактической детерминации означающего означаемым. Тогда как сходство означающего и означаемого в иконических знаках-рисунках поддерживается уже определенными соглашениями. А произвольный характер национальных языков или знаков-символов определяется главным образом конвенциональными условиями. Например, под словом «стол» подразумевается соглашение о том, что оно будет выполнять функцию знака тех предметов, за которыми можно сидеть. Знак «+» выражает конвенциональное правило-символ арифметической суммы чисел или (если он красного цвета) символ медицинской помощи. Если мы сталкиваемся, например, со знаками-аллегориями, то они могут быть выражены в форме художественного образа-символа (например, «Обрыв» — название романа И. А. Гончарова — является аллегорическим символом душевной драмы, жизненного «обрыва» героини). Знаки-жесты рук, пальцев, мимика лица, позы тела, пантомимы и т. п. обладают вторичными знаковыми свойствами и могут играть роль способов общения людей (например, «стрелять глазами» жесты человека, который, стремится привлечь к себе чье-то внимание; «морщить лоб» — жест человека, думающего над чем-то или недовольного кем-то).

Таким образом, знак может обладать элементами сходства с обозначаемым предметом, но может и не иметь никакого сходства с пим. Отсутствие сходства с обозначаемым предметом превращает знак в незаменимое орудие обобщения предметных свойств и отношений. Значения любых видов знака «прочитываются», когда сформулированы правила или условия договора относительно тех функций, которые он должен выполнять, когда носители языка определяют характер подобия в отношениях обозначения. Конвенциональная произвольность языкового знака может корректироваться желаниями людей уподобить его свойства каким-либо предметам, и наоборот, степень сходства означающего и означаемого уменьшается или усиливается в зависимости от того, какие правила конвенции приняты в данном сообществе людей. Знания, закрепленные в значении слова-знака, воспринимаются и расшифровываются благодаря языковым способностям человеческой памяти. Память людей содержит в себе элементы логических, энциклопедических, лексико-семантических и прагматических способностей. Логические способности состоят из набора символов, операций (импликация, конъюнкция и т. п.) и соответствующих им правил вывода (дедуктивного или индуктивного). Энциклопедические способности выражают наши знания языка. Лексико-семантические навыки основываются на использовании всевозможных приемов синонимии, полисемии, омонимии, а также на применении метафорических, метонимических и других семантических приемов (смысловые фигуры, тропы). Прагматические навыки обусловлены нашим языковым опытом, который позволяет использовать язык данной культуры с учетом ее исторических, социальных и других дисциплинарных ограничений и в соответствии с нашими целями, потребностями, желаниями, интересами. С помощью языка мы фиксируем, запоминаем, храним, воспроизводим и передаем из поколения в поколение знания, приобретенные в нашей жизни, обмениваемся знаниями, которые накоплены в разных культурах.

Произвольные качества языка не только наделяют его неограниченным числом степеней свободы в общении людей, но и превращают в незаменимое средство выражения актов или состояний сознания — мыслей, чувств, эмоций, волеизъявлений, памяти, убежденности, веры, сомнения, страха, вины и т. п. Использование языка в целях общения и выражения сознания сопряжено с речью в ее устной и письменной формах. При этом внутренняя форма речи существенно отличается от внешней. Слушающий или адресат получает речевой стимул, какой-то фрагмент знания в форме устного, звучащего или письменного слова. Он затрачивает усилия, необходимые для расшифровки сообщения на фоне конкретных ситуаций общения и бытия. Каждое слово, словосочетание, высказывание, дискурс обозначают предметы, действия, свойства, отношения. Обозначая их, язык как система знаков замещает предметный мир, его свойства и отношения.

Речь является индивидуальным актом обращения человека к языку как социокультурному феномену. Она предполагает комбинаторную способность говорящего человека, его умение пользоваться языком для выражения перцептивных образов, мыслей, эмоций, воли, памяти. Речь обеспечивается ресурсами психосоматических механизмов артикуляции и произношения звуков. С философско-лингвистической точки зрения свободное комбинирование знаков и выстраивание их в определенные последовательности — высказывания, сделанные в устной или письменной форме — есть основное качество речи.

Владея языком, человек удваивает свои возможности сознательного отношения к миру, раскрывая его средствами чувственного и языкового опыта. Язык оказывается в роли универсального посредника в отношениях сознания и бытия. Сознание человека может иметь дело с самим языком точно так же, как и предполагать существование внешнего мира. Из этого вовсе не следует, что язык тождественен бытию и сознанию. Затрагивая вопрос о характере влияния языка и речи на наше сознание о мире, целесообразно вторгнуться на территорию современной философии языка. Новые модели языка объединил общий тезис, согласно которому отношение сознания к бытию является языковым. Язык пронизывает все структуры бытия и сознания. Конечно, необходимо отличать существование внешнего мира от языка, так же как и отделять от языка сознание. Однако осознание внешнего мира человеком тесно связано с языком. Законы, причины, явления, свойства, отношения предопределяются значениями языка. Их нельзя понять иначе, чем через язык. Тот факт, что в мире существуют явления, свойства и отношения, ни у кого не вызывает сомнений. Но они конструируются с помощью языка и являются его конструктами. Язык становится способом осознанного конструирования мира.

Реальный мир в значительной мере неосознанно строится на основе языковых привычек той или иной социальной группы. Два разных языка никогда не бывают столь схожими, чтобы их можно было считать средством выражения одной и той же социальной действительности.

Различные языки по-разному задают понимание людьми внешнего мира и выражают их сознание. Попадая в чужую страну, мы стремимся выучить язык и поначалу не замечаем языковой проблемы, вооружаемся словарями, прибегаем к помощи местных жителей и постепенно научаемся соотносить знакомые нам вещи с незнакомыми словами. Но вскоре, постигая чужую культуру, мы сталкиваемся с неэффективностью словарей, Чужой язык принципиально по-иному расчленяет, различает, классифицирует, измеряет мир. В некоторых национальных языках даже отсутствуют хорошо привычные для нас слова, например, такие как «закон», «работа», «движение» и т. п. Многие явления и отношении повседневной жизни чужие языки определяют иначе. Каждый язык описывает мир явлений на основе собственных смысловых возможностей.

Мысль и язык связаны не просто формальным образом, например, во внешней речи. Язык проникает через речевую способность человека в самые глубинные уровни его телесной, психической, бессознательной организации и превращается в естественный механизм сознания. Если я что-то не могу проговорить в речи, то, по-видимому, это и не осознается и наоборот — то, что не осознается мной, о том трудно что-либо сказать членораздельное и, тем более, сказать так, чтобы это было понято другим.

Сознание использует язык в качестве инструмента выражения бытия. Язык имеет строение, отличное от строения сознания. Но каждому слову языка, каждому предложению, каждому дискурсу соответствует определенная предметная реальность бытия, реальность внешнего мира, реальность других людей. Слово не просто сообщает нам что-то о чем-то или о ком-то. С его помощью мы удостоверяем сознание другого. Оно открывается для нас в слове. Слово заключено в культурную традицию, оно имеет свою собственную судьбу. Слово находит свое место в тексте, в дискурсах сознания. Через слово, через текст сам человек и его сознание включены в традицию и культуру. Если один человек понимает предмет, то он это делает иначе, чем другой. В принципе познание мира и познание другого напоминает общение с чем-то чужим. Чужим может быть все — другие миры, истории, культуры, общества, сознания. Чтобы распознать чужое, нужно перевести вести с «чужого» языка на «свой». Механизм перевода с одного языка на другой — универсальный механизм действия, познания и общения людей. Благодаря переводу, достигается понимание людьми друг друга, понимание людьми современной эпохи людей других исторических эпох, понимание людьми одной культуры и одного общества людей другой культуры и другого общества. Через язык сознание связывается с культурой, а культура влияет на сознание через язык. С культурологической точки зрения язык не только механизм культуры, наследования, накопления знаний, обмена знаниями и опытом, но и способ осознания культуры.

Способность репрезентировать бытие в человеческом сознании по праву считается базисным онтологическим достоинством языка.

Она реализуется в знаковых свойствах обозначать, замещать и обобщать предметный мир, его свойства и отношения. Язык репрезентирует мир в сознании, опираясь на его репрезентирующие способности. Репрезентативная способность языка реализуется благодаря его когнитивным и коммуникативным качествам. Так замещение означаемого означающим может исключать элементы подобия, которые являются основными достоинствами перцептивной или двигательной репрезентации. Предмет, обозначенный словом приобретает в языке знаковый статус с присущими ему коммуникативными свойствами произвольной конвенции. Каждое слово-знак не только обозначает, но и обобщает. Отсутствие сходства знака с обозначаемым им предметом способствует в языковой репрезентации установлению его существенных признаков и последующему обобщению предмета этим признакам. Общие признаки в каких-либо предметах могут быть идентифицированы только через репрезентацию их в знаке. Поэтому знак-слово всегда представляет предмет в его обобщенном виде. Обобщающая роль знака состоит в том, что он обозначает либо предметы некоторого класса, похожие друг с другом в каких-то существенных признаках и отношениях, либо какой-то отдельный предмет, который сохраняет свои общие свойства при различных состояниях, в различных культурах, в разные моменты времени, вступая в различные отношения. Знание общего значения знака способствует ориентировке человека в постоянно изменяющемся мире, среди многообразия явлений, культур и т. п. Произвольность отношений означающего и означаемого приобретает принципиальное значение в языковой репрезентации. Дело в том, что одна и та же предметная область может быть представлена различными языковыми знаками, различными языками, различными системами знаков. Кроме того, сообщая другому о том, как вы представляете какой-то предмет или предметы, вы по необходимости выделяете те слова или дискурсы, которым придаете первостепенное значение и выдвигаете их на передний план, и те рассуждения, которые играют второстепенную роль и «задвигаются» вами на задний план. Безусловно, на произвольности вашей знаковой репрезентации событий сказываются те ожидания, которые вы с ними связывали (позитивные или негативные), которые приняты и ожидаются в данной социокультурной среде, в данной исторической эпохе.

Литература:

  1. Асташкин А. А., Макеева Е. А. — Познание как способ создания новой действительности // Молодой ученый. — 2016. — № 5(109). — С. 537–540.
  2. Макеева Е. А. — Исторический и личностный смысл познания // Вестник Казанского технологического университета. — 2014. — Т. 7. — № 1. — С. 351–353.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle