Библиографическое описание:

Рузметов Х. К., Самандарова Н. К. К вопросу о сравнительном изучении народных сказок // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 1486-1488.



Сказки, представляя собой один из древнейших фольклорных жанров, воплотили в себе историю, социальные пласты, жизненный уклад и быт своего созидателя — народа, его место в обществе, влиятельность, род занятий и другие качества. И по этой причине формирование этнического состава определенного народа и его миграция, международные культурно-просветительские связи являются важным подспорьем для определения основ первобытности. Этим и объясняется то обстоятельство, что на протяжении многих веков сказки изучались в различных аспектах: лингвистическом, литературно-этнографическом, историческом.

Следует отметить тот факт, что к вопросу сравнительного изучения сказок каждый из ученых подходит со своей точки зрения. По мнению В. Я. Проппа, «Если мы ограничимся сопоставлением сказок друг с другом, то останемся в рамках компаративизма» [5, с. 16].

По определению В. М. Жирмунского, «Вопрос о наличии между сходными фольклорными сюжетами типологических аналогий или контактных взаимодействий есть, прежде всего, вопрос исторический. Он должен рассматриваться не абстрактно, а с учётом конкретных условий исторического развития народов и культурного взаимодействия между ними» [3, с. 336].

Вопрос сравнительного изучения эпических сюжетов, получивших распространение на Западе и Востоке, нашел свое достаточное освещение в исследованиях А. Н. Веселовского, Е. М. Мелетинского, Г. Л. Пермякова, Н. Рошияну, из узбекских ученых — Г. А. Джалалова, Х. Эгамова и других.

Наше исследование касается аспекта, упоминаемого в трудах указанных ученых, однако не получившего своего достаточного изучения. В целом, сравнительное изучение морфотипопоэтики сказок народов, проживавших на отдаленных друг от друга территориях, и различных по своему языку, жизненного укладу, религиозным верованиям, социальной структуре, обычаям, культуре, экономическому и политическому развитию, имеет важное теоретическое и практическое значение. В своем исследовании мы сочли уместным обратиться к сказкам английского, французского, узбекского и русского народов.

В узбекском фольклоре издавна известна сказка «Ур, тукмоқ» («Бей, дубинка!») [4, с. 56–60]. В свою очередь, данный сюжет имеет место и в фольклоре английского [7, с. 414–417], французского [8, с. 57–63], русского [6, с. 97–99], немецкого [1, с. 147–159] и других народов.

Название сказки у каждого народа, пройдя творческую переработку, звучит по-разному. В узбекском варианте — «Бей, дубинка!», в русском фольклоре — «Конь, скатерть и рожок», в английском фольклоре — «Осёл, столик и дубинка», у немцев — «Столик накройся, золотой осёл и дубинка из мешка», а у французов данная сказка распространена в двух вариантах: первый называется «Портной и вихрь», а второй — «Замок дьявола».

В узбекской сказке наблюдается следующая последовательность событий:

  1. Однажды поставил старик силок и сел караулить. Смотрит — в силок попал аист.
  2. Аист просит старика отпустить его, что и было исполнено. Аист улетает. Старик отправляется к нему домой и просит«Кипи, моя коржачка». Однако по пути домой теряет полученное.
  3. Во второй раз он просит«Скатерть, раскройся». И этот дар по дороге был утерян.
  4. В третий раз он просит «Бей, дубинку». После данного события все похищенное обнаруживается, а все персонажи, обманувшие старика, наказываются.

В немецкой сказке события также строятся на основе данного сюжета. Однако количество персонажей в ней побольше, что привело, в конечном итоге, к увеличению объема данной сказки.

Экспозиция сказки повествует о событии, касающемся портного, его трех сыновей и козы. Портной велит своим сыновьям пасти козу. Однако он не удовлетворяется их работой, выпроваживает всех троих из дома и начинает жить в одиночку.

Старший сын поступает в ученичество к кузнецу. Когда заканчивается срок его ученичества, мастер дарит ему «Скатерть-самобранку». При возвращении парня домой она была похищена у него на постоялом дворе. Он обнаруживает пропажу только по прибытии домой к отцу. Средний сын поступает на службу к мельнику, а с окончанием срока его ученичества мастер дарит ему осла, способного рождать золото. И у этого сына подменили осла на постоялом дворе, где он переночевал, подмену он обнаруживает лишь по приезде к себе домой.

Младший сын поступает в ученичество к токарю. Мастер дарит ему «Бей, дубинку». Он также останавливается на том же постоялом дворе, где были обмануты его старшие братья, с целью переночевать здесь. Хозяин заведения, увидев мешок своего юного постояльца, задумывает ночью подменить его, чтобы завладеть содержимым. Молодой человек, ожидавший данных действий, отдает в это время приказание «Бей, дубинка». При этих словах выскакивает дубинка и до смерти избивает хозяина постоялого двора. Данный субъект молит о пощаде, обещая вернуть все похищенное ранее. Младший сын прибывает домой с грузом, содержимое которого составляли «Скатерть-самобранка», «Золотой осел» и «Бей, дубинка». Привезенное он передает своим братьям, на этом сказка и завершается.

Русский вариант сказки построен в немного ином ключе.

Как повествуется здесь, у одной старухи был глупый сын. В один из дней он находит гороховое семя, которое высаживает и сторожит свой посев. Ему удается подкараулить аиста, которого собирается убить. Тогда аист просит не убивать его и дарит ему за это коня. Если приказать коню «Стой», то он рождает золото, при словах «но» он останавливает данное действие. Молодой человек приводит коня домой и дарит своей матери, которая была очень обрадована данным подарком. Глупец вновь отправляется к аисту, пугает его и на это раз возвращается со «Скатертью-самобранкой». Она также была подарена его матери.

Молодой человек в третий раз отправляется к аисту, угрожая убить его. Тот дарит ему на этот раз рожок. Когда глупец спрашивает на что ему рожок, аист приказывает: «из рожка». При этом появляются два дюжих молодца, которые здорово поколотили парня. А аист взмывает в небо со словами: «в рожок». Молодцы прекращают трепку и возвращаются в свое дупло.

Затем глупец приглашает к себе домой местных сановников и демонстрирует им коня, рождающего золото, и «Скатерть-самобранку», способную воспроизводить различные яства. В конце концов, сановники, издеваясь над ним, просят:

− Эй, глупец, что еще у тебя есть чудесного? Тогда тот отдает приказание рожку. Появившиеся при этом дюжие молодцы по полусмерти избили данных сановников. Они до этого успели припрятать золото, рожденное конем. После трепки сановники вынуждены бежать, бросив все похищенное. На этом сказка и заканчивается.

Средства, связывающие сюжет всех трех народных сказок, — источник богатства (конь или осел, рождающий золото, и кувшин), источник яств (скатерть-самобранка), покровитель, наказывающий греховных, виновных (бей, дубинка), — представляют собой фантастические элементы, определяющие движение событий. Разумеется, каждый из данных сюжетов заново переработан в аспекте особенностей мировоззрения отдельных народов, национального своеобразия. Немецкая сказка существенно отличается от предшествующих двух сказок. В ней ярко проявляются национальные черты, события охватывают более широкий спектр. А русская сказка имеет лаконичная форму и небольшой объем.

В английском варианте сказки «Бей, дубинка!» фантастическое изображение не является преобладающим. Здесь доминируют жизненность, реалистичность. Здесь на первый план выдвигается идея о том, что лишь при выполнении условий, связанных с трудовой деятельностью, можно стать обладателем волшебного предмета. Ибо герой сказки Джек, чтобы стать обладателем осла, рождающего серебро, беспрестанно трудится в течение 12 месяцев и одного дня. Подвергшись обману, он теряет осла, и опять непрерывно работает 12 месяцев и один день, чтобы стать обладателем «Столик, накройся». Когда данный волшебный предмет также был утерян, он опять начинает трудиться, и становится обладателем «Бей, дубинки», чем и завершается данная сказка.

Среди французского народа сюжет «Бей, дубинки» распространен посредством двух самостоятельных сказок.

Первая из них носит название «Портной и вихрь». Экспозиция сказки выглядит совсем иначе, приобретая бытовой характер. Портной женится на сварливой женщине и постоянно живет в скандальной обстановке. Зная об этом, вихрь в качестве содействия ему дарит осла. С этого момента события складываются в линию сюжета сказки «Бей, дубинка!». При похищении осла, герою дарится салфетка. После того, как и она была утеряна, ему была преподнесена «Бей, дубинка!», и события начинают разворачиваться в пользу портного. Вторая сказка называется «Замок дьявола». Экспозиция данной сказки также весьма оригинальна. Здесь трое сыновей некоего крестьянина в процессе разного рода приключений, которые им пришлось пережить, сталкиваются с дьяволом. Его условие выполняет младший сын, который получает в подарок «Бей, дубинку!». Данное оружие во французской сказке способно воспроизводить золото. Однако оно было похищено у братьев. Затем дьявол дарит им скатерть, которая также была утеряна.

В конце концов, дьявол преподносит им плащ. Данная одежда обладала волшебными свойствами, надевший плащ человек был невидим для других, а сам мог видеть и наблюдать все окружающее.

Сказка завершается тем, что три брата посредством указанных предметов женятся на трех дочерях короля.

Сказка «Портной и вихрь» в определенной мере проявляет сходство с узбекской сказкой. Здесь присутствуют осел, скатерть и дубинка. Только в узбекском варианте вместо осла фигурирует кувшин, а все остальное практически повторяется. Что касается вопроса о покровителе, то функцию аиста из узбекской сказки во французском фольклоре выполняет вихрь.

Во второй сказке из французского фольклора больше места уделено другим деталям и изменены традиционные функции проявляющих свою деятельность предметов. В частности, если в большинстве сказок дубинка дана в качестве орудия наказания, то в данной сказке она приведена как средство воспроизведения золота. Помимо этого, в данной сказке упоминается плащ как средство, абсолютно не встречающееся в сказках других народов.

Самое главное, процесс наказания осуществляется в совсем другой форме. Наказание насильника, присвоившего себе волшебные предметы, возложено на чудесные груши. Это, в свою очередь, проявляется в качестве четвертого чудотворного средства, которое не встречается в узбекской, русской, немецкой и английской сказках.

Следовательно, хотя данная сказка строится на основе сюжета «Бей, дубинка», подверглась значительной переработке. Однако в любом случае данные сказки связывает единый сюжет посредством трех чудесных предметов. Данный случай проявляет принципы переработки в мышлении литературных связей и воздействий посредством различного мировоззрения.

Среди проанализированных нами выше сказок наиболее реалистический характер имеет английская сказка. Главный акцент в ней делается на трудовую деятельность. В сказках других народов преобладает фантастический дух. Так как, «Любая фантастика в искусстве — прием, способ воплощения идеи» [2, с. 148]. Данная особенность приобретает общность для всех архаических мотивов. Идея борьбы для счастливой жизни каждого человека издревле воплощалась посредством фантастического изображения.

Каждая нация основную идею, заключающуюся в данных сказках, перерабатывала исходя из традиций своей устной литературы, жизненного уклада, мировоззрения, общественного идеала, проявляя в ней свою национальную самобытность.

Таким образом, «Сравнение, как прием исследования, даёт возможность, более глубокого, исторически обоснованного объяснения этого национального своеобразия» [3, с. 186].

Литература:

  1. Братья Гримм. Сказки. — М.: Правда, 1985.
  2. Гулыга А. В. Принципы эстетики. — М.: Политиздат, 1987.
  3. Жирмунский В. М. Сравнительное литературоведение. — Л.: Наука, 1979.
  4. Караван чудес. — Ташкент: Литература и исскуство, 1981. — С. 56–60.
  5. Пропп В. Я. Исторические корни волшебной сказки. Изд. ЛГУ. — Л., 1986.
  6. Русские народные сказки. — Алма-Ата: Мектеп, 1988.
  7. Сквозь волшебное кольцо. — М.: Правда, 1987.
  8. Французские сказки. — М.: Бимпа, 1992.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle