Библиографическое описание:

Вольхин М. С. Социокультурный аспект изучения басни в школе // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 1078-1082.



На каждое произведение мы должны смотреть как на окно, через которое мы можем показать детям ту или другую сторону жизни.

К. Д. Ушинский

Сегодняшний мир, переживающий кризис глобализации и интернационализации как в социальной сфере, так и в культурно-образовательной среде, как никогда нуждается в нравственных и духовных ориентирах, определяющих общечеловеческий путь. В масштабах национальной культуры таким ориентиром уже несколько столетий является художественная литература.

Произведения всевозможных жанров — от рассказа до романа-эпопеи — важнейшие средства развития личности ребёнка, её гармонического и полноценного становления. Художественная литература способствует развёртыванию личности в мир, помогает прочувствовать его, узнать, пережить множество вещей и явлений.

В мире, где различные культуры неизбежно сталкиваются, смешиваются, иными словами, находятся в непрерывном взаимодействии, встаёт острая проблема социокультурной компетенции, предполагающей наличие знаний о культурных особенностях носителей языка, способность следовать их обычаям, социальным нормам и стереотипам. Уже со школьных лет в человеке должно воспитываться понимание значения культуры как одной из форм человеческого существования.

Современная школьная программа по литературе отводит несколько часов на изучение такого жанра как басня (в начальной школе, затем, как правило, в пятом и шестом классах). Традиционно учителями (это показывают как беседы с педагогами, так и научные исследования проблемы) басня подаётся как жанр дидактической литературы, что, несомненно, верно, однако требует некоторых уточнений и корректировок, в силу того, что возможности басни как жанра лежат не только исключительно в рамках дидактики.

Анализ различных литературоведческих источников показывает, что все они сходятся в том, что под басней понимается короткий и законченный в плане сюжета рассказ. Форма существования басни может быть как стихотворной, так и прозаической. Исторически эти формы «боролись» (к прозаическим можно отнести басни Эзопа, Л. Н. Толстого, а к поэтическим — Лафонтена, И. А. Крылова). Наконец, басня обязательно должна иметь кратко сформулированный нравоучительный вывод.

Исследователи отмечают, что басня — один из самых древних жанров дидактической литературы и представляет собой иллюстрацию к известному житейскому или нравственному правилу. Выдающийся литературовед А. П. Квятковский пишет о том, что в басне аллегорически изображаются поступки людей и общественные отношения. Базой для создания басни оказывается развёрнутое сравнение.

Особенно важной в педагогическом аспекте оказывается такая черта басни как её элементарная литературная форма, в которой легко обнаруживаются яркие черты поэзии. Однако, при этом, басня вырастает на мощной многовековой культурной почве, храня в своей генетической памяти опыт поистине всего человечества. Это, казалось бы, неразрешимое противоречие на деле оказывается не противоречием, а характерной чертой басни, отражающей её (басни) простоту, понятность и универсальность. Основоположник русского романтизма В. А. Жуковский говорил, например, о баснях И. А. Крылова так: «Можно забыть, что читаешь стихи: так этот рассказ лёгок, прост и свободен. Между тем какая поэзия! Я разумею здесь под словом поэзия искусство представлять предметы так живо, что они кажутся присутственными» [2].

Природная скромность И. А. Крылова позволяла ему говорить о популярности своих басен только так: «Они написаны для детей, а дети все рвут книжки, и приходится снова печатать» [6]. Тем не менее, его заслуги перед русской литературой крайне велики. По сути, Крылову удалось обобщить многовековой опыт и его античных предшественников, и его соотечественников, и на этой основе построить басню, которой читатели восхищаются до сих пор. Строчки из его произведений стали крылатыми фразами, прецедентные тексты применимы ко множеству типичных ситуациях («А воз и ныне там!», «А ларчик просто открывался!» и мн. др.).

О том, что басенный мир Крылова обязательно должен включаться в круг чтения молодого читателя, говорил ещё В. Г. Белинский: «Нет нужды говорить о великой важности басни для воспитания детей; они бессознательно и непосредственно напитываются из них русским духом, овладевают русским языком и обогащаются прекрасными впечатлениями почти единственно доступной для них поэзии» [1]. Однако при этом следует избегать типичных «ловушек», расставленных на пути педагога.

Процесс изучения басни (как и любого иного художественного произведения) не следует превращать в роботоподобное членение текста на компоненты для анализа. Это ведёт не только к однобокости прочтения, но и неполноценности восприятия поэтического текста. Хотя нельзя не отметить, что чёткие границы жанра басни способствуют чёткой структурированности урока литературы.

Ещё один момент, о котором важно не забывать, — это риторико-логическая сущность басни. Басня является не просто примером подтверждения известной истины, правила, нормы, а своеобразной формой мысли, которая позволяет обнаружить эту истину, причём зачастую обнаружить впервые. Таким образом, басня — это средство познания, это путь познания, это и само нравоучение.

Обращение к методическим разработкам, учебным программам и педагогическому опыту учителей нескольких петербургских школ, показывает, что изучение басни предполагает достижение тех же целей, что и при изучении другого литературного произведения: развитие речи, образного мышления, умения проникать в смысл произведения, нравственное воспитание личности.

На первом этапе средней школы ученик ещё находится в стадии «наивного реализма», когда автор (во всём многообразии понимания этого термина) ещё скрыт от читателя, когда эмоции и воображение преобладают над мыслительными процессами (включающими, как минимум, анализ содержания и формы произведения). Главное для младшего ученика — это сюжетная основа произведения, в данном случае, басни. Именно поэтому восприятие аллегории зачастую представляет трудность для некоторых учащихся. Отсюда идёт привычный для учителя подход анализа сначала конкретного содержания, мотивов поведения героев, а затем выделения «главной мысли».

Пласт архаической лексики, фразеологии и синтаксиса в баснях Крылова представляет для учеников известные трудности. М. С. Соловейчик говорит о том, что ученик часто «пропускает в произведении всё, что его затрудняет» [4].

Кроме того, на более высоком уровне, басня «призывает» ознакомиться с ситуациями, требующими представлений о справедливости, долге и скромности с одной стороны, несправедливости, низости и наглости — с другой. Требуется моральная готовность человека к осознанию поступков героев, к соотнесению сюжетного пространства с пространством реальной жизни. Иносказательный смысл басни обязательно обсуждается с ребёнком особенно тщательно, не только в силу вероятной сложности самостоятельной интерпретации, но и из-за универсальности заложенных в басне нравственных максим, актуальных и по сегодняшний день.

Наконец, «наивность» читателя мешает выделению басни как отдельного жанра среди множества других (сказки, рассказа, притчи, поучения и т. д.). Частичное решение этой проблемы видится в таком виде работы, методическом приёме, как «жанровый паспорт».

Итак, басня для школьника, с одной стороны, методической, оказывается мощным инструментом воспитания, с другой стороны, ученической, басня особой популярностью не пользуется. Так анкетирование школьников («Если выбирать из предложенных вариантов, какие жанры тебе нравится больше всего?») показало, что среди наиболее часто изучаемых в средней школе жанров, басня не набрала ни одного голоса.

C:\Users\Макс\Desktop\Безымянный.png

Рис. 1.

Н. Нестюричева предлагает внести в изучение басенного творчества И. А. Крылова работу с «портретом басни». Такая форма работы помогает зафиксировать теоретические и содержательные положения изученного на уроке [5]. Выведение полей для заполнения в паспорте предлагается самим детям (учителя мягко направляет учеников, обобщает слишком частные предложения, конкретизирует слишком общие). Наконец, получается следующая форма для заполнения:

− название басни;

− текст басни;

− мораль;

− герои и обличаемые в их лице пороки;

− связь с народной мудростью (пословицы и поговорки);

− актуальность нравоучения.

Такая работа, во-первых, поможет структурировать фактические и сюжетные знания учащихся, во-вторых, активизирует их культурную память, знание прецедентных текстов (поле «связь с народной мудростью»), подключит аналитические способности (поле «актуальность нравоучения»). Таким образом, басня Крылова, как замечает А. Т. Иванченко, действительно будет восприниматься как «любопытная познавательная задачка» [3], а ученики тем временем набирают «банк» басен.

Наконец, подобная работа закрепляет и знание текста басни. В действительности знание текстов закрепляется также и их заучиванием наизусть. В целом же, знание наиболее известных басенных сюжетов учениками 5–8 классов, согласно результатам анкетирования, можно оценить как отличное:

C:\Users\Макс\Desktop\1.png

Рис. 2.

C:\Users\Макс\Desktop\2.png

Рис. 3.

C:\Users\Макс\Desktop\3.png

Рис. 4.

Итак, басня представляет собой источник изобилия для интерпретации, обучения литературоведческому анализу, а также даёт прочную почву для формирования нравственно-ценностных ориентиров в воспитательном процессе. Многие исследователи, в основном, фокусируются на дидактической стороне басни, отрываясь от её художественных особенностей, свойств её поэтического мира, значимости басни в мировой литературе. Потенциальные же возможности изучения басни в школе лежат в социокультурном аспекте басенной традиции, в изучении басни в пространстве глобальной культуры.

Литература:

  1. Белинский В. Г. Полное собрание сочинений: В 13 томах. Т. 4. М., 1953–1959. С. 151.
  2. Жуковский В. А. О басне и баснях Крылова // Собрание сочинений: В 4 томах. Т. 4. Л., 1959–1960. С. 416.
  3. Иванченко А. Т. Методическое наследие В. И. Водовозова и его значение в развитии современной методики преподавания литературы [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://festival.1september.ru/articles/639833/ (дата обращения: 30.04.2016).
  4. Мельничук В. В. О педагогической ценности чтения художественных произведений в начальной школе // Вісник психології і педагогіки [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://psyh.kiev.ua/ (дата обращения: 30.04.2016).
  5. Нестюричева Н. Урок-проект: составление паспорта басни // Филолог. 2013. № 25. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://philolog.pspu.ru/module/magazine/do/mpub_25_532 (дата обращения: 30.04.2016).
  6. Чернец Л. В. Басня и её адресат // Теория литературы: Анализ художественного произведения [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://philol.msu.ru/~tezaurus/library.php?view=d&course=3&raz=6&pod=1&par=13 (дата обращения: 30.04.2016).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle