Библиографическое описание:

Ходжалиев С. А. Субъективные признаки злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей по уголовному законодательству Российской Федерации // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 907-908.



Если объективная сторона преступления — это внешняя характеристика преступления, то субъективная сторона — внутренняя (по отношению к объективной стороне). Это есть психическое отношение лица к совершенному им деянию и наступившим последствиям. К признакам, образующим субъективную сторону деяния, относят вину, мотив и цель преступления, характеризующие процессы, проявляющиеся в психике лица, его совершающего.

Психика — «это совокупность душевных переживаний как отражение в сознании объективной действительности, душевный склад, свойственный кому-нибудь». Следовательно, психика представляет собой внутреннее содержание жизни человека, его мысли, чувства, намерение, волю. Психическое отношение лица к совершаемому преступлению заключается в сознании им, что он нарушает уголовно-правовой запрет путем совершения определенных действий либо воздержания от совершения действий, которые мог и должен был совершить в силу возложенной на него законом обязанности. Из этого следует, что лицо, на которое законом и судебным решением возложена обязанность предоставлять средства на содержание другому лицу, осознает, что, не исполняя эту обязанность, нарушает закон. При этом лицо не просто не подчиняется государственному принуждению, а чаще всего предпринимает определенные действия, чтобы избежать такого подчинения, что можно сделать только сознательно и целенаправленно, значит, умышленно.

Цель преступления — это мысленная модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления. Именно цель превращает таящиеся внутри психики влечения и чувства в движущие мотивы. От цели зависит вид деятельности, ее способ и средства. Мотив преступления — это побуждение лица, совершающего преступление. Для того чтобы мотив реально вызвал деятельность, нужна постановка определенной, соответствующей мотиву цели. Мотив — в широком смысле побудительная причина, повод к какому-либо действию, довод в пользу чего-либо.

Мотив и цель могут выступать в качестве конструктивных признаков состава преступления. Их отсутствие в этих случаях означает отсутствие состава преступления. Так, для того чтобы неработающее лицо привлечь к уголовной ответственности за злостное уклонение от уплаты средств на содержание, необходимо доказать, что мотивом не трудоустройства является именно избежание удержаний по исполнительному листу. Значит, уклонение от работы должно быть не самоцелью, а способом уклонения от принудительного взыскания присужденных выплат. Явление, когда лицо систематически не работает и поэтому не предоставляет средств на содержание другого лица, безусловно, асоциальное. Но при невозможности установить специальную цель такого поведения — избежать удержаний — оно не является преступным, а значит ненаказуемо. Следовательно, необходимо выяснить, на что направлены действия лица, уклоняющегося от уплаты (принудительного взыскания) средств на содержание другого лица. Допустимо предположить, что на избежание произведения вычетов из дохода обязанного лица или обращения взыскания на имущество. Значит, цель — сохранение своего заработка или дохода, а также имущества в полном объеме. То же вытекает и из содержания понятия «цели», толкуемого в русском языке как то, к чему стремятся, что надо осуществить 2. Таким образом, лицо, уклоняясь от уплаты или принудительного взыскания средств на содержание другого лица, стремится сохранить в своем распоряжении весь свой заработок, а при его отсутствии, имущество или иные денежные средства в полном объеме.

Согласно ст. 25 УК преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом. При прямом — лицо осознает и желает наступления вредных последствий, при косвенном — не желает, но сознательно их допускает или относится к ним безразлично.

Преступление с формальным составом признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своего деяния и желало его выполнить. Предвидение последствий в таком случае не является обязательным признаком умысла, поскольку они лежат за рамками состава преступления. Косвенный умысел определяется отношением к последствиям, и потому он невозможен в формальных составах, где само деяние образует оконченный состав, независимо от наступления или не наступления общественно опасных последствий. Волевое же отношение виновного к самому деянию в таких преступлениях может быть только в виде прямого умысла. Невозможно, совершая определенные действия, одновременно не желать их совершения.

Такое теоретическое понимание умысла позволяет определить, что рассматриваемое преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Социально-юридический смысл рассматриваемых уголовно-правовых норм заключается в предотвращении наступления вредных последствий, другими словами, в их блокировании. В сущности, стремился ли виновный к наступлению конкретно определенных последствий или преследовал какие-либо неопределенные цели, не играет никакой роли. Основной смысл в том, что это преступление могло привести к этим последствиям. Однако из содержания понятия «уклонение», используемого в диспозициях уголовно-правовых норм ст. 157 УК, вытекает, что действия или бездействие, составляющие их объективную сторону, имеют волевой целеустремленный характер и направлены на достижение определенного желаемого результата. Следует задать вопрос: наступление какого результата ожидает лицо, уклоняясь от уплаты или взыскания средств на содержание другого лица, какова цель совершения этого преступления?

Субъект преступления по ч. 1 ст. 157 УК РФ — специальный, т. е. помимо признаков, необходимых для общего субъекта преступления (вменяемое физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности — 16 лет), обладает признаками, присущими непосредственно рассматриваемому преступлению.

Решая вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 157 УК РФ, прежде всего, важно правильно определить субъекта данного преступления. Необходимо, в частности, выяснить, является ли лицо, уклоняющееся от уплаты алиментов, родителем, имеется ли вступившее в законную силу судебное решение о взыскании с него средств на содержание детей. В материалах уголовных дел должны находится копии официальных документов, согласно которым лицо является отцом или матерью ребенка (к примеру, свидетельство о рождении), включая и тех, отцовство которых установлено в порядке, предусмотренном главой 10 Семейного кодекса РФ, или усыновивших несовершеннолетнего, а также в определенных случаях документов, подтверждающих нетрудоспособность совершеннолетних детей.

Кроме того, субъектом данного преступления может являться лицо, лишенное родительских прав, если с него взысканы алименты, поскольку лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанности содержать детей. В то же время усыновители, решение об усыновлении в отношении которых было отменено, не могут быть привлечены к уголовной ответственности по ч. 1 с. 157 УК РФ

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла. Виновное лицо знает о своей обязанности по уплате алиментов и наличии вступившего в законную силу решения суда и сознает злостность своего уклонения от уплаты алиментов.

Литература:

  1. Боровиков В. Б. Преступления против семьи и несовершеннолетних: Лекция. М., 2011. С. 21.
  2. Уголовное право России. Общая часть. Учебник / Под ред. А. Н. Игнатова, Ю. А. Красикова, — М., 2011. С. 231.
  3. Уголовное право России. Общая часть. Учебник / Под ред. Н. Г. Кадникова, Н. Н. Ретрова, — М., 2013. С. 345.
  4. Общий курс уголовного права. Общая часть. Учебник / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, — М., 2011. С. 421.
  5. Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова — М., 2013. С. 233.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle