Библиографическое описание:

Пряшников С. В. Священнослужители острова Сахалин: иеромонах Ираклий как свидетель путешествия А. П. Чехова по Сахалину // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 947-951.



В данной статье автор раскрывает основные вехи жизни знаменитого священнослужителя острова Сахалин иеромонаха Ираклия. Середина XIX столетия является отправной точкой в процессе освоения островной территории. Вслед за становлением общественной жизни, здесь происходит развитие церковного самосознания. Благодаря самоотверженному труду священнослужителей Православной Церкви остров обретает свои храмы и часовни. Иеромонах Ираклий жил в тот период, когда Сахалин был каторгой Российской Империи. Будучи монахом, он, приехав на остров, начинает миссионерскую деятельность. Интересен его жизненный путь, его духовное становление как священнослужителя. Одним из значимых событий в истории острова Сахалин стал приезд А. П. Чехова. Отец Ираклий смог попасть в известный его труд, рассказывающий о не простой действительности сахалинской каторги.

Ключевые слова: остров Сахалин, иеромонах Ираклий, А. П. Чехов, Православие и Сахалин, сахалинские храмы, каторга острова Сахалин.

Человек должен быть или верующими, или ищущим веры. Иначе он — пустой человек.

А. П. Чехов

Имя Антона Павловича Чехова неразрывно связано с островом Сахалин. Его путешествие в этот отдаленный край, которое нашло отражение в одноимённой книге, помогло увидеть действительность непростой жизни каторги Российской Империи. Ему приходилось встречаться с людьми, чья судьба была неразрывно связана с этой территорией.

Среди каторжан и ссыльнопоселенцев, военных, вольных крестьян и народов Севера, совершали своё служение представители Русской Православной Церкви. Духовенство принимало непосредственное участие в налаживании жизни островного общества, несло свет Христовой истины заблудшим душам. Нам бы хотелось открыть некоторые факты из жизни современника А. П. Чехова иеромонаха Ираклия. Часть его священнического подвига неразрывно связана с Сахалином. Это был удивительный человек, который участвовал в становлении Православной Церкви на острове.

Книга под названием «Сахалин», вышедшая в XIX столетии, взволновала тогда всё российское общество. Чехов на её страницах пытался найти вопрос, как сделать жизнь на отдаленной, оторванной от материка территории, лучше. Без сомнения, он пристально рассматривал каторжную действительность. Вот почему писатель не боялся идти на откровенные разговоры с теми, чья судьба навсегда была связана с Сахалином. Так или иначе Антон Павлович общался с разными людьми, среди которых и был священнослужитель иеромонах Ираклий. Вот что пишет о нём сам Чехов: «При мне ещё на Сахалине находился иеромонах Ираклий, родом бурят, без бороды и усов, из Посольского монастыря, что в Забайкалье. Он пробыл на Сахалине 8 лет и в последние годы был священником в Рыковском приходе. По обязанности миссионера он ездил раз или два в год в Ныйскому заливу и по Поронаю крестить, приобщать и венчать инородцев. Им было просвещено до 300 орочей. Конечно, в путешествиях по тайге, да ещё зимой, о каких-либо удобств нельзя было и думать. На ночь отец Ираклий залезал обыкновенно в мешок из бараньей шкуры; в мешке у него были и табак, и часы. Спутники его раза два-три в ночь зажигали костер и согревались чаем, а он спал в мешке всю ночь» [3, с. 190].

Рис. 1. Иеромонах Ираклий

Мы знаем, насколько трудна была жизнь на Сахалине. Его позднее освоение, а также длительный процесс формирования общественной жизни делали так, что постоянные священнослужители появляются здесь только в начале 70-х годах XIX века. Одними из первых, без сомнения, были священник Симеон Казанский, иеромонах Валериан и иеромонах Ираклий. Вот небольшой штрих из религиозной жизни сахалинцев того исторического периода: «Поселенцы говеют, венчаются и детей крестят в церквях, если живут близко. В дальние селения ездят сами священники и так «постят» ссыльных и кстати уж исполняют другие требы. У отца Ираклия были «викарии» в Верхнем Армудане и в Мало-Тымове, каторжные Воронин и Яковенко, которые по воскресеньям читали часы. Когда отец Ираклий приезжал в какое-нибудь селение служить, то мужик ходил по улицам и кричал во всё горло: «Вылазь на молитву!». Где нет церквей и часовен, там служат в казармах и избах» [3, с. 190].

Кто же был такой отец Ираклий? Почему решил связать свою жизнь с островом? Политический заключенный, член подпольной организации «Народная воля» И. П. Миролюбов провел на Сахалине восемь лет в заключении. Он также, как и А. П. Чехов, был свидетелем служения Ираклия на острове. Вот как выглядел священник: «Он из бурят, малограмотный, с голосом страшной интонации, с широким азиатским лицом» [1, c. 51].

В Государственном Историческом архиве Дальнего Востока сохранился уникальный документ, позволяющий нам приоткрыть завесу тайны жизни этого священнослужителя. Документ — послужной список Камчатской епархии, Приморской области настоятеля Рыковской (Тымовской) тюремной церкви на острове Сахалин за 1890 год [2]. В нём говорится, что иеромонах Ираклий являлся настоятелем Рыковской (Тымовской) тюремной церкви. Родился он в 1842 году, и на момент составления ведомости ему было уже 48 лет. Происходил он из бурят Кударинского ведомства. В графе «чему обучался» отмечено, что — «чтению и пению сам собой». Он не получил должного школьного образования, но имел удивительные качества быстрого соображения и редкой предприимчивости [1, c. 51].

C:\Users\123\Desktop\Моя Учеба\Конференция Чеховские чтения 28-29 января 2016\0_15f454_217678a9_orig.jpg

Рис. 2. Церковь селения Рыковского

По увольнению Забайкальским Областным управлением из общества инородцев, отец Ираклий был определен в миссию послушником Посольского Спасо-Преображенского монастыря с назначением к Баргузинскому миссионерскому стану [2, c. 4]. Приходу юноши в христианство из язычества, который уже успел жениться, предшествовало чудо. Сильное наводнение одного из селений, где находился тогда он, грозило уничтожить всех жителей. Ираклий дает обещание принять христианство, если Бог спасет его от беды. Произошло чудо — он остался живым [1, c. 52]! Это обстоятельство и послужило толчком перемены в молодом человеке. Он принимает решение стать христианином и посвятить свою жизнь служению Богу и людям.

Священнический путь начался с облачением в рясофор, затем постриг в монашество. Принял ангельский чин отец Ираклий удивлял братьев своими аскетическими подвигами. Такими, например, как ночная молитва на камне, который находился в его келье [1, c. 52]. Преосвященнейшим Мартинианом, епископом Селенгинским, викарием Иркутской епархии, он рукоположен во иеродиакона. Этим же епископом через некоторое время был посвящен в сан иеромонаха.

13 февраля 1879 года Ираклий уволен из Иркутской епархии в Камчатскую епархию с определением на иеромонашескую вакансию при Крестовоздвиженской Архиерейской домовой церкви. По предложению преосвященного Мартиниана, епископа Камчатского, он определен на вакансию священника к Иннокентьевской церкви.

По решению Камчатской Духовной консистории иеромонах Ираклий назначается священником в Нижне-Амурский район в Приморской области. Таким образом началась его миссионерская деятельность на берегах реки Амур. За усердные миссионерские труды епископом Камчатским Мартинианом он награждается набедренником. Далее, последовал его перевод на вакансию священника Кутарской Иоанно-Предтечьевской церкви.

Практически сразу после этого, распоряжением Камчатской Духовной консистории [2, c. 7], он направлен на остров Сахалин согласно просьбе, временно заведующим начальника ссыльнокаторжными господином Мицулевым, для строящейся Александровской тюремной церкви. Указом консистории отцу Ираклию было преподано тогда благословение Святейшего Синода за усердную службу и преподавание Закона Божия в тюремной школе.

По благословению преосвященного Мартиниана, епископа Камчатского, Курильского и Благовещенского иеромонах увольняется из Александровской церкви и переводится назад в Камчатский Архиерейский дом. Спустя некоторое время, уже по распоряжению преосвященного Гурия, он временно был назначен настоятелем Казанской Божией Матери церкви с. Софийск. До конца нам непонятно, почему отец Ираклий уезжает с Сахалина и спустя некоторое время вновь возвращается сюда.

Согласно распоряжения Преосвященного Гурия в 1886 году иеромонах Ираклий вновь переводится на остров Сахалин, но уже для Тымовской (Рыковской) Свято-Антониевской тюремной церкви. В архиве сохранился рапорт отца Ираклия о его прибытии на остров для прохождения службы: «Имею честь донести до сведения Камчатской духовной консистории, что я прибыл на остров Сахалин в селение Рыковское 20 июня сего года и вступил в отправление своих обязанностей, принял церковное имущество и деньги» [2, c. 23]. Стоит заметить, что священнослужитель, ознакомившись с архивом этой церкви, нашел его «не особенно в порядке» [2, c. 24].

C:\Users\123\Desktop\Моя Учеба\Конференция Чеховские чтения 28-29 января 2016\0_15f457_8982850c_orig.jpg

Рис. 3. Церковь селения Рыковского

За беспорочное служение в этом отдаленном крае иеромонах Ираклий награждается золотым наперстным крестом.

По нашему мнению, отец Ираклий сохранил в своей душе стремление к монашескому деланию. Он скучал по монастырским уставам и послушаниям. Поэтому были неслучайны его обращения с просьбой отпустить его в одну из обителей центральной России. Указом Св. Синода, по ходатайству Камчатского епархиального начальства, в 1890 году он был всё-таки отчислен от службы в епархии и включен в число братии Соловецкого монастыря с выдачей прогонных денег до указанной обители. Таким образом закончилось его служение на Сахалине и исполнилась мечта завершить свой путь в окружении иноков монашеской обители.

Жизненный путь этого удивительного человека, иеромонаха Ираклия, бурята по своему происхождению, является для нас прекрасным примером жертвенности и беззаветного служения Православной Церкви на Сахалине. В воспоминаниях А. П. Чехова отец Ираклий был охарактеризован как человек, понимающий степень своего высокого призвания. Ему посчастливилось быть основоположником нескольких церквей, в том числе и в поселении Рыковском [1, c. 53]. По мнению И. П. Миролюбова он был любим чиновниками за веселый и простой нрав, а ссыльнокаторжные выражали ему своё почтение за его доступность [1, c. 52]. В своей деятельности отец Ираклий соединил несколько направлений. Он духовно окормлял ссыльнокаторжан и вольных крестьян, чиновников и военных, предпринимал трудные поездки в станы коренных народов Севера и преподавал детям Закон Божий. Являясь современником великого классика и врача, Ираклий помог Чехову в полной мере понять сахалинскую действительность, обозначить грани жизни далекого острова.

Литература:

  1. Миролюбов И. П. Восемь лет на Сахалине. СПб. 1901.
  2. РГИА ДВ. Ф. 244. Оп. 1. Д. 49.
  3. Чехов А. П. Остров Сахалин. Ю-Сахалинск. 2012.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle